Владеем, а чем – не знаем?

Владеем, а чем – не знаем? - Сельские жители ЕАО порой не знают, сколько же земли находится у них в обработке

Фото из открытых источников

Сельские жители ЕАО порой не знают, сколько же земли находится у них в обработке

Сельские жители ЕАО порой четко не знают, сколько же земли находится у них в обработке

Закончилась Всероссийская сельскохозяйственная перепись. С какими сложностями в работе столкнулись переписчики на местах? Своими наблюдениями с нашим изданием поделилась инструктор переписного участка №2 (Облученский район) Наталья Морозова.

— Наталья Николаевна, какую информацию собирали переписчики?

— Например, сколько проживает людей в конкретных домохозяйствах, сколько человек занимается сельскохозяйственной деятельностью. Площадь земельного участка — это немаловажный пункт опроса, но с ним часто возникали проблемы. Люди порой не могли точно назвать площадь земли, находящейся у них в обработке. Мы пытались найти выход, считая засаженные участки. Например, сколько грядок картофеля, какова у них ширина и длина и так далее. Тем самым высчитывали примерно общую площадь используемого участка.  Учитывали и площадь построек на усадьбе.

Затем у  нас идет раздел «Сельскохозяйственные животные». Мы учитывали численность коров, овец, коз, свиней и даже пчел. Происходит ли реализация полученной сельхозпродукции – тоже один из вопросов.  А ещё нас интересовала инфраструктура объекта переписи и подключение участка к электросетям, системам отопления и связи. Это, конечно, не все вопросы. Но на длительность опроса влияет, на мой взгляд, именно подсчет площади хозяйства, используемых земельных участков.

— Сколько всего объектов должны были переписать ваши коллеги на втором участке?

— На территории от  станции Известковой до Трека – 1823 объекта. На них работали всего четыре переписчика. Норма каждого – обойти за день десять объектов, но бывало и больше обходили. Даже до 30 объектов бывало! Здесь как повезет.

— Какой был рабочий график у переписчиков?

— У них рабочий день ненормированный. Там, где население помоложе, а люди в основном работают в светлое время дня, там их можно было застать дома обычно после пяти и после восьми часов вечера. А в небольшие поселки, состоящие в основном из частных подворий, где в основном живут пенсионеры, выезжали с девяти утра и работали до самого вечера. Порой приходилось по отдельным адресам и в выходные возвращаться, если в рабочие дни не могли застать хозяев дома. Наша цель была — опросить людей и собрать полную информацию, а не отработать свои «часы» и пойти домой.

— Это не слишком тяжело для четырех человек? Пользовались ли вы новыми технологиями переписи? Говорили, что впервые наши переписчики пойдут не с обычными пачками переписных листов, а будут заполнять электронные анкеты на планшетных компьютерах.

— Три наших переписчика из четырех работали с бумажными носителями информации.  К сожалению, планшет выделили всего один на весь район. Поэтому  был один переписчик с планшетом, он работал в посёлках Бира,  Трек, селе Будукан.  Работать, конечно, проще и лучше с планшетами: на них необходимые подсчеты делаются быстрее, они компактней, на заполнение электронной анкеты тоже уходит меньше времени.  С переписными листами, конечно, дольше и менее удобно.

— Всегда ли удавалось за­стать дома хозяев во время переписи? Охотно ли люди отвечают на вопросы?

— К сожалению, нет. На некоторые объекты приходится возвращаться по нескольку раз. И не все люди рады нас видеть. Есть и такие, кто сразу отвечал отказом: ведь в нашей стране для населения участие в переписи – дело добровольное. Приходится возвращаться на объект, убеждать. Я думаю, это обычно с настроением людей связано. Возможно, они просто уставшими были после работы. Как правило, через некоторое время они шли на контакт и давали информацию. Были и люди, которые относились к нам с недоверием, боясь, что после переписи их хозяйства обложат дополнительными налогами.  Мы успокаивали людей, говорили, что это просто статистика.

— Насколько мне известно, не все люди даже  буквально накануне переписи знали о ее проведении. С чем это связано? Неужели их никто не информировал?

— Эта перепись не являлась сплошной. Не все домохозяйства подлежали такой процедуре. Перед акцией в области проводили предварительные, выборочные обследования: то есть этот дом попал, а следующий – нет. Но некоторые люди сами желали, чтобы их опросили. Конечно, мы им не отказывали.

— Вы участвовали в предыдущих всероссийских и локальных переписях, хорошо знаете свой участок работы. Можете сказать по текущим наблюдениям, возросло ли на нем число объектов сельскохозяйственной переписи, количество скота, птицы? Для чего чаще сельские жители ведут своё хозяйство: выращивают животных и сельхозкультуры на продажу  или для себя?

— В основном для себя. Кто-то садит картофеля и овощей мало, а кто-то – много, а у нас в Облученском районе и земля часто не особо плодородная.  Сейчас рынок богат сельхозпродукцией. Жителю поселка городского типа, тем более проживающему в благоустроенной пятиэтажке, в течение зимы проще пойти в магазин и там приобрести все необходимое, а не трудиться на огороде, делать запасы солений-варений на зиму.

Объектов сельскохозяйственной переписи, к сожалению, стало намного меньше, люди бросают земельные участки, дачи. В мелких селах мало молодежи. Люди приходят к выводу, что у нас не выгодно что-то выращивать, заниматься своим хозяйством. Многие уезжают из села и с Дальнего Востока вообще. Надеюсь, собранные нами материалы помогут ответственным людям сделать верные выводы для дальнейших планов развития аграрного сектора.


Евгения ПОПОВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *