Влюбленный в живопись и авиацию

Влюбленный  в живопись и авиацию

Фото картин из архива Валерия Пенькова

Валерий Владимирович Пеньков в детстве мечтал стать конструктором.

По распределению он попал на авиастроительный завод в Комсомольске-на-Амуре и до увольнения из армии работал там военпредом. Но в нашем интервью – его история как военного и авиамоделиста, а также немного необычного художника.

Инженер авиазавода, а теперь калининградский дизайнер дал эксклюзивное интервью «Биробиджанской звезде»

Самолетики – за мир

 

— Валерий Владимирович, Вас сегодня знают как яркого художника. Странный поворот судьбы для человека, закончившего Авиационно-техническое училище и Военно-воздушную инженерную академию. Когда Вы впервые поняли, что творчество – это то, чему стоит себя посвятить?

— Однажды жизнь преподнесла мне один маленький урок. Из кружка по авиамоделизму я возвращался домой поздно вечером и нёс одну из своих первых моделей. Решил срезать через дворы, и тут меня окружила стайка пацанов. (Раньше время такое было, в чужие дворы заходить было опасно). Начали угрожать, толкать,  шарить по карманам. Нашли у меня маленький самолёт. Развернули и замерли, уставившись  на него. Посыпались вопросы: «Что это? Откуда?». Я увидел в их глазах искорку доброты. Когда узнали, что сам сделал, — отпустили без разговоров. Это было каким-то чудом, потому что из таких ситуаций, как правило, без синяков и разбитого носа уйти невозможно. Тогда я понял, что человека могут  спасти не только кулаки и ноги. Вот уж поистине красота спасает мир. Со временем я пришел к другой мысли, что завоевать мир с помощью физической силы невозможно, покорить его можно только умом, талантом.

— Когда Вы увлеклись авиамоделизмом?

— Авиамоделизмом увлёкся в седьмом классе. У нас был дружный коллектив авиамоделистов-энтузиастов, в кружке мы проводили практически всё свободное время. Проголодаемся, сбегаем в булочную за пирожками, съедим быстро, запивая обычной водой, и опять за работу. До этого пару лет ходил в художественную школу (способности унаследовал от отца), но тяга к авиации  оказалась сильней. Получил за это от бабушки — не любила она «перебежчиков».

«Советский спорт» послал в Сиэтл

 

Я знаю, что Вы участвовали и в международных соревнованиях по авиамоделизму. Расскажите об этом подробнее.

— В 1992 году в газете «Советский спорт» я случайно увидел объявление, что Авиационный музей полётов в Сиэтле (США) устраивает соревнования «Моделизм в бумажных технологиях». Модель необходимо было сделать только из бумаги,  не применяя клея!  Я изготовил несколько и отправил. Почти через год пришел ответ меня пригласили в США. Честно говоря, думал, съездить будет  нереально, ведь я имел на авиастроительном заводе вторую группу секретности. Тем не менее визу оформили за четыре дня, и я уехал без осложнений.

В соревнованиях в Соединенных Штатах принимали участие 1100 авиамоделистов. Я стал победителем в двух номинациях из пяти: по дальности полёта и эстетике. Мне вручили золотую медаль и грамоту. В Америке я пробыл две недели, за это время я понял, что России до такого уровня очень далеко. Судите сами, в США в одном городе семь крупных авиамодельных клубов и двадцать два аэродрома, а для авиамоделизма есть специальные оборудованные аэродромы. Там очень много людей увлекается судо-, авто-, мотомоделизмом.

Что строю, то рисую

 

— Как же и когда Вы попробовали себя в качестве художника?

— Начинал с маленьких работ вроде открыток.  В 1992 году из той же Америки привёз дефицитный в то время инструмент, аэрограф (прибор для распыления жидкой краски сжатым воздухом при нанесении её на бумагу, ткань, металл и т. п. – прим. автора). Стал пробовать дело пошло, понравилось. А первым серьезным заказом стало… задание от авиационного завода, где я работал. Тогда я написал несколько небольших картин, на которых были изображены самолеты, выпускавшиеся нашим предприятием в разное время.

— Сложно пришлось в первый раз с большим и ответственным заказом?

— Работать пришлось аврально — семь картин были готовы за неделю! Я использовал акриловые краски, основой для картин служил ватман на картоне. Когда на предприятие стали часто приезжать иностранные делегации, завод заказывал мне картины в подарок гостям. Потом попробовал писать маслом на холсте.

— Сегодня у Вас около полутора сотен работ. Все они имеют авиационную тематику?

— Основная часть моих работ, конечно, авиационная тема. Вообще, профессиональное изображение красками самолётов, кораблей и другой техники встречается не часто. Ведь для того чтобы реалистично, в деталях, написать самолёт, нужно знать его устройство. Моя специальность в этом очень помогает. Потом я попробовал себя в жанре пейзажа, сделал пару портретов. Так как работы мои по большей части были связаны с деятельностью авиастроительного завода, то и  уходили они туда, куда улетали наши самолеты. Сейчас же живопись для меня не только увлечение, но и один из видов заработка.

— Как сложилась бы Ваша судьба, если бы Вы пошли в другой вуз?

— Думаю, не менее успешно. Также, наверное, разрывался бы между разными интересами. Стать художником я не мечтал. Хотелось быть конструктором или летчиком. Насколько я сейчас понимаю, у художника очень тяжелый хлеб, очень! Нужно быть гениальным, а посредственность очень круто наказывается самой жизнью.

«Второй половинке» — первое место в жизни!

 

— Говорят, моряка и летчика на земле обязательно должна ждать женщина… У Вас есть такая? Какую роль в Вашей судьбе вообще сыграли женщины?

— Если бы не супруга, я бы не достиг даже скромных успехов… Еще у меня две дочери. Старшая дочь – врач-невролог, младшая – тоже инженер, живёт в Москве, закончила Российский госуниверситет дружбы народов (РУДН). Конечно, всё ради них, любимых!

— Что, по-Вашему, самое ценное в жизни человека?

— Самое ценное в жизни человека (конечно, после здоровья супруги и успехов детей) – это не материальные ценности, а наличие свободного времени. Именно в это время  человек тот, кто он есть на самом деле, он реализует себя на все 100 процентов или… не реализует. Всё остальное вторично.

— Много существует рецептов женского счастья, а каков, по Вашему мнению, рецепт счастья мужского?

— Счастье для мужчины – это востребованность. Тогда у него вырастают крылья и появляется смысл жизни. Ещё хочется сказать «лишь бы не было войны» да от себя добавить «и революций», где нет места ни для творчества, ни для самореализации.

 Справка

Валерий Владимирович Пеньков родился в 1951 году в  Челябинске. Закончил Авиационно-техническое училище, потом Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е. Жуковского в Москве. По распределению попал на авиационный завод в Комсомольске-на-Амуре и в 1980-1997 годы работал там военным представителем МО СССР. После увольнения из рядов Вооруженных сил, стал дизайнером в отделе рекламы завода, освоив графические редакторы «Corel», «Fotoshop», «VUE». Валерий Владимирович также известен как художник, большинство его картин на авиационную тему. В настоящее время живет в Калининграде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *