Вода, вода, опять вода

Вода, вода, опять вода - Биробиджан, грунтовые воды на улице Юбилейной; дорога в селе Раздольном.

Анатолия Клименкова

Биробиджан, грунтовые воды на улице Юбилейной; дорога в селе Раздольном.

Режим чрезвычайной ситуации 22 июля был введен в Биробиджане из-за резкого подъема уровня воды в  Большой Бире. Извлекла ли уроки область из прошлогоднего наводнения?

Вспомнить сложности лета-осени 2013 года невольно заставляют сильные  затяжные дожди июля. Областной центр живет в ожидании сводок, поступающих с верховьев Биры. На дамбах вдоль реки закрыты все шлюзы, в состояние полной готовности приведены перекачивающие станции в районе ул. Невской и ручья Безымянного. Жители ул. Читинской, Севастопольской, обитатели «частного сектора» Биробиджана-2 в Биробиджане вновь эмоционально вспоминают, что грунтовые воды уничтожают урожай на их огородах каждый год.

Но ещё до этого «звоночка» главы поселений ЕАО, архитекторы и строители, а также и областные депутаты обсудили на Консультативном совете меры по защите от подтопления населённых пунктов, расположенных по берегам рек. А к таковым у нас относятся почти все — береговая линия поселений — 280 километров. Это практически равно протяжённости участка Государственной 20границы на территории ЕАО с Китаем.

Отметка 100-летней давности

— Прошлогоднее наводнение выявило: всех возможных ситуаций в Градостроительном кодексе не предусмотришь, — заявил главный градостроитель управления архитектуры и строительства правительства ЕАО Евгений Пеший. — До этого в кодексе не было даже понятия «зона возможного затопления». А у нас из 100 населённых пунктов 60 подвержены воздействию «большой воды». В такой местности проживают около 30 процентов населения области!

В настоящее время Федеральное агентство водных ресурсов требует срочно обозначить границы зоны подтопления. Если речь не о сиюминутной ситуации, о планах, определяющих градостроительство на длительный (десятки лет) период, то для этого необходимо провести серьёзные геодезические, гидрологические, картографические исследования. И принять нормативы на строительное проектирование уже до… января 2015 года. 

Специализированная проектная организация занималась аналогичной работой для Биробиджана почти год, составляя генплан развития города. План принят, но тогда нынешних требований к нему не предъявлялось. 

— Мне не совсем понятен такой сжатый срок, т. к. финансы в бюджете области на текущий год давно расписаны, — говорит Евгений Пеший. Понятно, что среди года, особенно тяжёлого для регионов, пострадавших от предыдущего наводнения, дополнительных средств на эти работы не отыскать. Их необходимо закладывать в бюджет 2015 года. Но будет ли ждать Федеральное агентство или в регионах кто-то успеет получить нагоняй из столицы?

Интересно: а что такое «зона подтопления», которую надлежит определить на местах? 

— Согласно принятым положениям, это максимальный уровень воды в реке, отмеченный за сто лет, — поясняет главный градостроитель ЕАО.

Но дело в том, что реально уровень воды в Амуре в 2013 году оказался выше, чем за предыдущее столетие! Особенно в низовьях Амура. Выходит, если бы все эти предупредительные планы градостроительства на Дальнем Востоке начали разрабатывать за пару лет до наводнения  и они были приняты, то от наводнения приамурские города и сёла… ничто бы не спасло? Тогда, выходит, и от ныне известных границ подъёма уровня воды в естественных водоёмах надо бы иметь некий запас, помня: не только в Еврейской автономии абсолютное большинство населённых пунктов расположено по берегами рек.

Несправедливая стихия

Не менее тревожно и жителям тех сёл, что уже побывали под водой в прошлом году и чьи дома с тех пор прошли капитальный ремонт. Если их жильё вновь окажется подтопленным (хотя и в меньшей степени), то риск, что эти постройки придут в окончательную негодность, более чем велик. 

Такие опасения высказала председатель Еврейской областной организации профсоюза работников здравоохранения Надежда Кожухарь. 

— Да и Ленинское никуда не уберёшь, — вынуждены были согласиться представители управления архитектуры и строительства правительства области, вспоминая о судьбе полностью эвакуированного райцентра…

Но и новые дома в береговой черте Амура или Тунгуски нельзя строить без возведения защитных сооружений — дамб. Либо надо строить на возвышенностях, а в этих случаях существующая конфигурация поселений может существенно измениться и, возможно, не всегда впишется в нынешние границы. Либо необходимо вести подсыпку зон застройки. Например, биробиджанский микрорайон им. Бумагина (ул. Набережная) весь стоит на насыпном грунте. Подсыпка — на три метра, и, несмотря на близость к Бире, наводнение 22осталось там незамеченным. Но подсыпка резко удорожает строительство. И то, что готовы оплатить жители столицы области, для жителей села может оказаться непосильным бременем. 

А в Николаевке (Смидовичский район) подтопление территории посёлка произошло при новой дамбе вдоль Тунгуски! Дамбу вода не перехлестнула нисколько — дома там утонули в грунтовых водах, которые поднялись вслед за повышением уровня реки. В Николаевке есть пример, где одна сторона улицы осталась сухой. А другая после наводнения пошла под снос. Чтобы посёлок с населением пять тысяч человек и дальше чувствовал себя безопасно, по-хорошему необходимо подсыпать всю территорию, побывавшую под грунтовыми водами. А потом строить и восстанавливать там дома и приусадебные участки. 

Выслушав эти и ряд других мнений, во многом дополняющих и подтверждающих друг друга, председательствовавший на Консультационном совете спикер парламента ЕАО Анатолий Тихомиров подвёл черту:

— Ясно, что там, где была вода, строить уже нельзя. А мы ведём там капитальный ремонт уцелевших домов. Вместе с тем всем ли надо отказывать в разрешении на строительство в потенциально затапливаемой зоне? Поясню. Например, на таких территориях есть некоторые пограничные объекты, которые не могут находиться без обслуживания, там должно оставаться и проживать некоторое число людей. В этих местах возможно модульное строительство при соблюдении особых условий. Такие здания относительно дешевле, быстрее и легче возводимы. 

Анатолий Тихомиров согласился с выступавшими на заседании Консультационного совета в том, что часть домов в сёлах области была повреждена выступившими на поверхность почвенными водами, которые тоже привели жильё в негодность. А такие места нередко располагаются среди села. Их необходимо обозначить и пока ограничить там строительство. 

Все эти меры понятны и выполнимы. Но, вероятно, со временем всё равно придётся проводить подсыпку застраиваемых территорий в населённых пунктах, которые подвержены близкому воздействию почвенных вод. Работа огромная, затратная и вряд ли подъёмная для бюджета региона. Ряд территорий Хабаровского края, Амурской области и Приморья, очевидно, будут иметь те же проблемы. 

Тем не менее в ряде населённых пунктов «земляные работы» проводить придётся. Ведь нельзя же заморозить развитие таких крупных поселений, как вышеупомянутое Николаевское, которое по числу жителей не уступает райцентру и находится в выгоднейшей для местной экономики  близости к Хабаровску. 

А вот целесообразность восстановления один раз «утонувших» частных жилых домов сразу после разгула стихии можно было ставить под сомнение. У них не будет уже прежней долговечности (а большинство домов и так не новы); после воздействия воды они однозначно сильно потеряли в цене — их не продашь; дома всё равно остаются в зоне риска затопления. Наконец, по указанным выше причинам людям очень проблемно будет застраховать такое своё жильё от стихии на сумму, которая позволит им обрести новую крышу над головой. А это уже как-то несправедливо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *