Война на газетных страницах

Война на газетных страницах - фрагменты материалов,рисунки и фото из июньских номеров "Биробиджанской звезды"

Анатолия Клименкова

фрагменты материалов,рисунки и фото из июньских номеров "Биробиджанской звезды"

Как скромная областная газета становилась «боевым листком» 

Утром 22 июня 1941 года «Биробиджанская звезда» ничего не сообщала своим читателям о начавшейся войне СССР с Германией.  Дальневосточники спокойно прожили почти  всё воскресенье — последнее мирное воскресенье на ближайшие четыре года.

Листаю архивные номера нашей областной газеты. Неужели о возможной войне  никто вовсе не предполагал? Почему она пришла такая страшная, молниеносная и неожиданная? Беру номер за 22 июня 1941 года. Вполне дежурные призывы крепить трудовую дисциплину, уделить «большевистское внимание потребностям C009интеллигенции», отчёты о хороших надоях в колхозе «Най лебн»… О войне, в которую не по своей воле вступила огромная страна, ничего. Отпечатанный накануне вечером номер «Биробиджанской звезды» вышел к читателям утром, в  западной части страны была ещё ночь, все мирно спали до четырёх часов утра. На Дальнем Востоке никто не подозревал,  что рассвет за семь тысяч километров для тысяч людей одновременно стал страшным и кровавым.

И всё-таки тревога была, чувствовалась внимательным читателем. На первой полосе — крупный портрет военного с четырьмя звёздами в петлицах. Это командующий войсками Дальневосточного фронта генерал армии Иосиф Апанасенко. Он выдвигался тогда кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Военные приходили в высший орган власти страны. Интересное совпадение, не правда ли? И мелким шрифтом тесно прижатый к полям газеты анонс главных материалов номера. Среди них — война в Европе, Африке и Азии, война в Китае. А это уже серьёзно — мы живём в приграничье, готовыми надо быть ко всему!

И хотя последний мирный день 1941-го звал окончивших школы юношей и девушек поступать в   педучилище на русское и еврейское отделения, фабрика им. Димитрова бралась обучить подростков специальностям мебельщика, столяра, фрезеровщика, станочника, биробиджанский кинотеатр приглашал зрителей на просмотр фильма «Боевая подруга», где перед началом сеанса  их ждала «встреча с участником войны с белофиннами, орденоносцем т. Семёновым». 

24 июня на страницах «Биробиджанской звезды» появляются знаменитые слова: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Тут же указы руководства страны о военном положении, мобилизации в Красную Армию, пока только военнообязанных. Другие заголовки полны оптимизма: «Просчитаются фашистские разбойники», «С нами Сталин…». 

На четвёртой — последней — полосе, очевидно пока воспринимаемое лишь как дипломатический жест, опубликовано однозначное по содержанию и решительное по тону заявление британского премьер-министра Черчилля: «Мы никогда не будем вести переговоры с Гитлером. Мы будем бить его на суше, на море, в воздухе. Мы окажем России, русскому народу любую помощь, какую только сможем. Мы обратимся с призывом к нашим друзьям и союзникам во всех частях земного шара последовать по этому пути». 

Послание президента Соединенных Штатов Америки конгрессу  куда спокойней, с почти извиняющей интонацией, обилием вводных слов. И трагедии, коснувшейся Советского Союза, не затрагивает совершенно: «…правительство германской империи может не сомневаться в том, что США не согласятся с планами мирового господства, которые, возможно, имеют нынешние руководители Германии. Общей целью Германии, по-видимому, является устранение американской торговли из океана в тех случаях, когда она будет невыгодной для германских планов». И это всё, что посчитали важным во Второй мировой войне коммерсанты за океаном? Дальнейшие упоминания о всё-таки идущих в Европе, Азии и даже Африке боевых действиях, развязанных нацистами и их союзниками, при такой «сфере 13интересов» миру помочь не могли.

И, увы, ни слова, что ещё 22 июня 1941 года на X Великом Хурале крохотного государства в Азии — Тувинской Народной Республики, признаваемой лишь СССР и Монголией, — была единогласно принята Декларация, в которой провозглашалось:

«Тувинский народ во главе со всей революционной партией и правительством, не щадя жизни, готов всеми силами и средствами участвовать в борьбе Советского Союза против фашистского агрессора до окончательной победы над ним». А 25 июня 1941 года Тувинская Народная Республика объявила войну Германии. Москве был передан весь (!) золотой запас республики (около 30 млн руб.). Слова декларации «всеми силами и средствами» были поняты этим верным союзником буквально и исполнены до конца! Но большая политика была занята большими странами. 

Знаменитые сообщения с фронтов Советского информационного агентства  появились в областной печати 25 июня. Поначалу довольно скупо — едва полколонки, рядом — сообщение о первом дне мобилизации в Москве, о взятых в плен четырёх сбитых германских лётчиках. На внутренних страницах — материалы о земляках, вызвавшихся идти на фронт добровольцами. 

«Желаю сражаться с фашистами. Прошу в моей просьбе не отказать. Егор Молодцов 1915 года рождения». 

Сотрудник облсуда И. Гехтман напомнил в военкомате, что он имеет воинскую специальность    санинструктора, и просил «срочно призвать его в ряды Красной Армии».

Тихий бухгалтер галантерейной фабрики Иван Новиков просил также направить его на фронт в Карело-Финскую ССР, где служил его сын Пётр. «Хочу быть вместе с сыном», — был его ответ сотруднику военкомата, напомнившему добровольцу о его возрасте (солдат был 1891 г.р.). — В гражданскую я командовал эскадроном, был на германском фронте в империалистическую, а посему желаю дорубить германца окончательно». Возможен ли лучший пример патриотизма и верности семейным ценностям?

С этого одного из последних июньских выпусков областная газета  становится настоящим «боевым листком» — тема войны и людей, бьющихся за мир, проходит по всем её полосам. Таков и следующий номер, и первый июльский…

Лишь в самом конце номера, скромно прижавшись в угол, отголосок любимых довоенных развлечений — кино. Но и там с экранов сняты комедии и лирические ленты — только военно-патриотическая тематика: кинофильмы «Щорс» — о красном полководце Гражданской войны, «Профессор Мамлок» —  лента о дискриминации немецких евреев «арийским большинством», а также  «Александр Невский» — пророческий фильм С. Эйзенштейна, снятый великим режиссёром за три года до войны и лежавший на полках кинохранилищ, пока  ещё действовал до сих пор неоднозначно воспринимаемый историками германо-советский Договор о дружбе и границе между СССР и Германией от 28.09.1939 года. 

В нашей маленькой областной газете ещё будут и сводки о битве за урожай,  о выполнении предприятиями планов по оборонным заказам,  будут писать о заготовке дров и нехватке детских садов, даже об эстрадных концертах местных и приезжих артистов. Журналисты поймут, что жить одной войной человек не может, ему обязательно нужна надежда на мирную, благополучную жизнь, нужна уверенность в безопасности и сытости своих детей, которые не должны бросать учёбу. Поймут, что именно этих вестей ждут из дома солдаты на фронте, что именно за это они готовы умирать и биться до победы. Всё это будет. А пока страна училась жить на войне, мужала и взрослела. Ведь стране Октября было тогда чуть за двадцать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *