Вот такое совпадение…

Вот такое совпадение…

«И кто его знает?..»

                               (Из известной песни на слова М. Исаковского)

В начале 1990-х купил я в нашем, тогда единственном в Биробиджане, книжном магазине, что на улице Димитрова, тоненькую книжку под заглавием  «На рассвете» – сборник стихов Шмуэля Гельмонда. К месту сказать, это была последняя книга на идише, проданная упомянутым магазином. Позднее, если мне и удавалось приобретать книги на мамэ-лошн, то только на крохотных уличных развальчиках у тех, кто отправлялся на ПМЖ за рубеж.

Стихи еврейского поэта Гельмонда отличают особая лиричность и одновременно их неподдельная искренность и простота. И еще задор молодости и оптимизм, который был вообще присущ творчеству советских литераторов 20 – 30-х годов минувшего века. Младший лейтенант Ш. Гельмонд, едва перешагнув  свое тридцатилетие, погиб в самом начале Великой Отечественной. К сожалению, мало известный русскоязычному читателю поэт создал целый ряд  превосходных по форме и по глубине содержания стихотворений, едва ли не каждое из которых  представляет читателю на удивление живые и многокрасочные картины жизни. А некоторые произведения Гельмонда (осмелимся утверждать это без преувеличения) могли бы стать словами песен. А в доказательство этих слов стоит привести в пример стихотворение «Улетают на юг журавли…», написанное поэтом перед самой войной. Стихотворение это автор не озаглавил, а вот содержание этого короткого поэтического произведения прямо-таки разительно напомнило мне одну хорошо известную в послевоенные годы песню – напомнило не только содержанием, но и метрикой, то есть стихотворным размером. Судите сами:

Ди бушелэс флийэн кэйн дорэм,

Зэй hобн, майн кант, дих фарлозт;

Зэй шрэкн дэр шнэй ун дэр штурэм,

Дэр вайсэр гэвитэр, дэр фрост.

 

Но послушайте, как звучит дословный перевод всего этого стихотворения: «Улетают на юг журавли. Они, мой край, покидают  тебя. Они боятся снегов и метелей, белого ненастья и мороза. А вот меня вьюга не страшит, и я не оставлю родной свой дом, ибо корни мои (глубоко) проросли в эту землю, в этот песок, в эту глину».  И если бы кто-то взялся за стихотворный перевод «Журавлей» Гельмонда на русский язык, то не начал бы переводчик примерно так:

Летят перелетные птицы

В осенней дали голубой,

Летят они в жаркие страны,

А я остаюся с тобой…

Но эти-то стихи, переложенные на музыку уже после войны композитором Блантером, принадлежат перу дважды лауреата Сталинских премий Михаилу Исаковскому. Добавим уж кстати, что песня русскоязычного Исаковского появилась в аккурат в период «всенародной борьбы с космополитизмом». Уж не по специальному ли заказу сверху были созданы те «Птицы»? Помните же, наверное: «Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна…»?  Ну а если то ли поэт, то ли композитор, то ли художник творит что-то по заказу властей, то это всегда только срочно, только скорей-скорей. Так что особо-то выбирать да щепетильничать в таких случаях творцам не приходится.

Ну а не припомните ли вы, какое государство возникло в пору той пресловутой «борьбы» как раз между турецким и африканским берегами? Ну,  разумеется же, Израиль. И осмелимся предположить, что ко времени написания Михаилом Исаковским слов его патриотической песни стихотворение об улетающих журавлях уже ушедшего из жизни бойца Шмуэля Гельмонда на русский язык переведено не было. К счастью для Михаила Исаковского.


Валерий Петровский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *