Возродится ли Опытное Поле?

Возродится ли Опытное Поле? - Груши из опытного сада

Груши из опытного сада

Только старожилы области еще  помнят, что в середине тридцатых годов в Биробиджане действовал научно-исследовательский институт, перед которым правительство страны ставило серьезнейшие задачи.

Активное содействие работе этого института оказывал первый руководитель области Иосиф Либерберг, который вообще мечтал сделать Биробиджан центром еврейской культуры и науки в Советском Союзе. Из Киева, Минска, других городов страны Либерберг приглашал сюда еврейских ученых, которые занимались разработкой программ развития ЕАО в области сельского хозяйства и промышленного производства.s-Liberberg

— Либерберг был избран на должность первого секретаря облисполкома ЕАО в декабре 1934 года, — говорит Иосиф Бренер. — Он хорошо знал аппаратную работу, был знаком с руководителями центральных органов власти и еврейских организаций, поэтому без особой раскачки после его избрания началась напряженная работа по строительству Еврейской автономной области.

s-BrenerПо словам Бренера, в областном архиве имеются многочисленные письма и обращения И.И. Либерберга к центральным органам власти России, Украины, Белоруссии по экономическим, культурным вопросам, переселенческой работе, развитию образования и еврейскому языку. «В этот период, — уверен биробиджанский исследователь, — закладывались основы научного подхода в управлении строительством области».

Одной из первоочередных задач Иосиф Либерберг считал создание в Биробиджане Института еврейской пролетарской культуры, в связи с чем планировалось построить здание института и его лабораторий, помещение для академической библиотеки в 300 000 томов, жилой дом для научных работников на 30 квартир и пригласить сюда для работы не менее 20 научных сотрудников.

Этому институту в силу исторических причин здесь не суждено было появиться. Но именно в тот период, когда Иосиф Либерберг руководил молодой областью, в Биробиджане действовал первый в истории ЕАО научно-исследовательский институт сельского хозяйства.

— Либерберг был не только очень образованным человеком, ученым, преподавателем, культурологом — он был здесь и первым хозяйственником, с именем которого связаны крупные экономические преобразования, — рассказывает кандидат географических наук, профессор Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии Борис Голубь.

s-Golub— Я тридцать лет езжу по территории области  и десятки, а  может, сотни раз проезжал мимо маленького населенного пункта, расположенного в 13 километрах от Бирофельда. Поначалу мне резало слух название этого села — Опытное Поле. Какие опыты могли ставиться в этом маленьком, неказистом, типичном сельском населенном пункте, где в хаотичном порядке расположены обветшалые здания, где тут и там виднеются заросшие поля?

Когда ученый-географ решил выяснить историю села, перед ним открылась очень интересная страница нашей общей истории.

— В редком фонде областной научной библиотеки хранится книга А.А. Канторовича «Производительные силы Еврейской автономной области, ДВК», которая вышла в Москве в издательстве «Эмес» в 1937 году, — рассказывает профессор. — Прочитав ее, я узнал, что перед молодым Бирско-Биджанским районом в 1934 году была поставлена задача вовлечь в сельскохозяйственный оборот страны в подвластных территории районах один миллион триста девяносто тысяч гектаров земли. Причем только в виде пашни — семьсот сорок тысяч га. (Для сравнения: сегодня пашни ЕАО имеют площадь чуть-чуть больше ста тысяч гектаров.)

Почему перед молодой Еврейской автономной областью ставилась такая серьезная задача? «К моменту, когда указанные выше 740 тысяч га будут превращены в посевную площадь, средний урожай с га определится лишь в 20 центнерах зерна — около полутора миллионов тонн зерна в год, — пишет автор работы Канторович. — Иначе говоря, производительные силы сельского хозяйства в области в грубых цифрах способны прокормить население в 8-9 миллионов человек».

— Можно ли было осуществить эту задачу только грубым физическим трудом, без привлечения интеллекта, науки? — рассуждает Борис Михайлович. — Конечно, нет. Вот почему в 1933 году на территории этого маленького поселения было решено создать филиал ВАСХВИЛ  —  Всесоюзной сельскохозяйственной академии имени Владимира Ильича Ленина. В разных литературных и научных источниках  этот филиал именуется по-разному — лаборатория, институт, но полное наименование этой организации звучит так: Бирско-Биджанский комплексный научно-исследовательский сельскохозяйственный институт.

Его директором был назначен профессор Леон Иозефович, крупный специалист в области сельского хозяйства не только в СССР, но и за рубежом. В США он преподавал, занимался научной деятельностью. Профессор Иозефович был специально приглашен  в молодой Бирско-Биджанский район с целью подготовить кадровый состав. И первым, кого он взял на работу, был профессор Борис Львович Брук, который стал заместителем директора по научной части.s-Bruk

Кстати, еще будучи заведующим кафедрой еврейской культуры ВУАН (Академии наук Украины), Иосиф Либерберг вел оживленную переписку с профессором Бруком, возглавившим в 1927 году научную экспедицию по исследованию Бирско-Биджанского района Дальневосточного края.

— Постепенно, по одному-два человека, стал комплектоваться состав института, — рассказывает Борис Голубь. — Знаменательно, что в 1935 году в этом НИИ работало тридцать пять «остепененных» научных сотрудников! Это было открытием для меня. Мы привыкли, что ДВГСГА, бывший пединститут — первый вуз на территории области. Но первые ученые появились здесь еще в 1935 году.

Этот институт имел 20 культурных подразделений, две лаборатории — почвоведения и селекции и патологии растений. Его территория обрабатываемых площадей составляла 350 гектаров. Институт занимался высевом до 500 сортов картофеля, выращивал пшеницу, рис, сою, овощи, кормовые и плодово-ягодные культуры.

Уже в 1936 году бюджет этого НИИ составил 600 тысяч рублей. А дальше — самое интересное. Когда я стал просматривать скудную информацию об Опытном Поле, я вдруг для себя сделал открытие, которое меня ошеломило. Оказывается, этот институт еще в 1936 году был самым настоящим научно-производственным комплексом.

Во-первых, он занимался научной деятельностью, одним из направлений которой было составление подробнейшей почвенной карты ЕАО. На ней был обозначен особенный район в нашей области, где можно было сосредоточить главные усилия по мелиорации земель, по производству сельскохозяйственных площадей — это территория нынешнего Октябрьского и Ленинского районов, которая и сегодня является житницей ЕАО.

Во-вторых, институт являлся огромной производственной базой, где разрабатывалась технология земледелия в условиях рискованных земель. Ученые отрабатывали методику возделывания земли, получения гарантированного урожая.

Третье — институт оказывал большие образовательные услуги. Здесь готовились специалисты земледелия из числа переселенцев. Сотрудники института читали лекции, выступали с докладами, готовили методические материалы.

К сожалению, время деятельности первого в истории области института было очень ограничено. В 1933 году он начал свою работу, а в 1937-м над ним сгустились тучи. Начались гонения на ученых. Покинул область профессор Иозефович, был вынужден уехать Брук и многие другие научные сотрудники. Произошло почти мгновенное закрытие института. Был репрессирован и расстрелян Либерберг.

— Обращение в прошлое — это не ностальгия, не плач о прошедших временах, — говорит Борис Голубь. — Это попытка посмотреть, чего мы достигли, что надо сохранить, а, может, восстановить. Размышляя об этом, думаю, что создание такого научно-производственного комплекса на территории области сегодня нам крайне необходимо.

От редакции: Спустя несколько лет после закрытия института опытное хозяйство решили создать в селе Башмак. Работало оно на базе Дальневосточного научно-исследовательского института сельского хозяйства, но ученые там бывали наездами. В ранге опытного хозяйства Башмак остается и сейчас, подчиняясь непосредственно Россельхозакадемии. Но правительство области добивается повышения его статуса до научно-исследовательского центра по внедрению новых технологий в сельском хозяйстве Дальнего Востока. Этот вопрос находится в стадии решения. Шанс, что Опытное Поле возродится, есть.

 

Комментарий “Возродится ли Опытное Поле?”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *