Врач, вновь открывший Сахалин

Врач, вновь открывший Сахалин

«До Чехова эта часть русской земли представлялась общественности не более отчётливо, чем острова Тристан-д-Акунья»

Так о заслугах А.П.Чехова образно выразился Л. Востриков, дальневосточный писатель, в книге о выдающихся врачах Сибири и Дальнего Востока.

«Каторжный остров» привлёк Антона Павловича как крупного писателя массой сложных человеческих судеб. О социальной обстановке на нём, о положении ряда других дальневосточных территорий, виденных во время долгого путешествия по восточной России,  Чехов в книге «Остров Сахалин» рассказывал читающей России уже как общественный деятель. Но впечатлился Сахалином, собирал материал о нём и его жителях Антон Павлович прежде всего как врач, хотя никто перед ним не ставил подобной задачи и отнюдь не приветствовал его научно точных выводов.

О первоочередном медицинском интересе к вопросу А. П. Чехов сам прямо сообщил крупному издателю А. С. Суворину. «Я хочу написать хоть 100-200 страниц и этим немного заплатить долг своей медицине…» Как маститый издатель, Суворин понимал значение и славу Чехова-писателя и готовился издать его книгу. Но поездка писателя за материалом была им предпринята на свой страх и риск. Помощь издателя ограничилась тысячей рублей, данной… взаймы.

23-26 июня 1890 года Чехов уже находился под Благовещенском. Оценка им виденного весьма своеобразна. «Амур чрезвычайно интересный край. До чёртиков оригинален. Жизнь тут кипит такая, о какой в Европе и понятия не имеют… Берега до такой степени дики, оригинальны и роскошны, что хочется навеки остаться тут жить… На пароходе воздух накаляется докрасна от разговоров. Здесь не боятся говорить громко. Арестовывать здесь некому и ссылать некуда…Народ всё больше независимый, самостоятельный и с логикой».

Хабаровск же, напротив, оставил у писателя негативное впечатление. Он охарактеризовал его как провинциальный городишко, в котором уже проглядывалась чванливость центра губернии…

На Дальний Восток пришёл путешественник пристрастный и наблюдательный. Начальник Сахалина генерал Кононович выказал писателю радушие и      гостеприимство и… направил начальникам округов секретное предписание, «чтобы г. Чехов не имел никаких сношений с ссыльнокаторжными, сосланными за государственные преступления, и административно-ссыльными».

И в таких условиях Чехов сумел фактически единолично провести перепись населения острова! Кроме возраста, рода занятий и степени грамотности, обычных для переписи, Чехов собирал данные о семейном состоянии опрошенных, например, где находится супруга – на Сахалине или на материке, и, наконец, задавал вопрос сугубо медицинский – «чем болен».

Бывший в той поездке кучером у писателя М.П. Ненюков вспоминал: «При Чехове постоянно была аптечка с лекарствами. Лечил и лекарства людям оставлял».

Чехов вскрыл для общественности чудовищную отсталость медицины на востоке России, недоступность многих видов помощи, убогость оснащения лечебных заведений и страшную «липу» всех официальных отчётов об астрономических вложениях средств в здравоохранение края, безбожно расхищаемых.

Состояние здоровья островитян, их медицинское обслуживание, оснащённость лазаретов, уровень подготовки врачебного персонала особенно интересовали доктора Чехова. Оставил он описание и тюремных лазаретов, и ужасного в условиях острова-тюрьмы с огромным демографическим перекосом в сторону преобладания временного мужского населения явления – детской проституции. Такого не смел высказать вслух ни один юрист…

По итогам поездки Чехов писал, что привёз материала, по словам, «на три диссертации». Он первым на Дальнем Востоке выполнил глубокое медико-социологическое исследование. Материал был собран также по истории, географии, экономике, общественному устройству, положению и быту здешних жителей.

По просьбе писателя известный педагог Д. И. Тихомиров просил Комитет грамотности собрать и отправить на Сахалин библиотеку. В итоге книг была отправлена «чёртова пропасть». «Как там на Сахалине?» — было главным вопросом к русской делегации на V Международном тюремном конгрессе, состоявшемся в год выхода книги.

Общество изучения Уссурийского края специальным письмом выразило благодарность писателю-гражданину, а географический отдел  Московского общества любителей естествознания «почёл за честь избрать Антона Павловича Чехова своим членом».

Общество попечения о семьях ссыльнокаторжных под прямым влиянием Чехова открыло на острове Дом трудолюбия, в котором работало 150 человек и учреждена «вечерняя школа грамотности». Кстати, его попечительницей стала сестра милосердия Майер – тоже медработник! Крупным событием стало открытие в 1903 г. нового детского приюта и яслей.

Учёный-криминалист Д. А. Дриль, официально командированный «по следам Чехова», «вполне признал справедливость сахалинских заметок беллетриста и медика». Специалист-тюрьмовед, высокопоставленный чиновник А. Саломон провёл ревизию острова, доложив о результатах министру юстиции. В официальном отчёте он вынужден был признать, что «об исправительном значении каторги не может быть и речи… пребывание в этих тюрьмах, безусловно, гибельно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *