Время нашей радости

Время нашей радости

Олега Черномаза

Сегодня начинается еврейский праздник Суккот (праздник шалашей), предписанный Торой в память об Исходе из Египта и странствиях по пустыне.

Особенность Суккота – заповедь в холодные осенние дни сооружать возле домов шалаши и переселяться в них на время праздника. Это должно нам напомнить, что вечны лишь духовные ценности, а материальные блага преходящи и могут легко превратиться в дырявый шалаш. Вчера наш фотокор Олег Черномаз побывал на строительстве шалашей во дворе общинного дома Биробиджана.

Встречаем праздник шалашей

Пару недель назад израильтяне, как и весь еврейский народ диаспоры, встречали Новый год. Наступил 5771-й год, на календаре — тишрей, самый богатый на праздники месяц еврейского календаря, в течение которого отмечаются Рош а-Шана (Новый год), Йом Кипур (День искупления), Шмини-Ацерет и Симхат Тора (радость Торы). А сегодня вечером начинается Суккот — праздник шалашей, который продлится целую неделю. И всю эту вереницу осенних праздников еврейская община Биробиджана встречает в этом году вместе с двумя молодыми раввинами — Эли Риссом и Давидом Юшковым. Эли — в недавнем прошлом Олег — наш земляк. Для Давида это первый визит в Биробиджан. Они с удовольствием ответили на вопросы корреспондента «БШ».ravini

— Праздники месяца тишрея считаются в еврейской Традиции очень важным и ответственным временем. Позади Рош а-Шана и Йом Кипур. Сегодня начинается Суккот. Эли, что означает этот праздник?

— Слово «суккот» переводится как шалаши. Суккот — праздник кущей, праздник шалашей отмечается в память о том, как евреи вышли из Египта, оставив там свои дома, и во время скитаний по пустыне жили в шалашах. С этим связан один из главных обычаев Суккота — накануне праздника нужно построить шалаш и в течение семи дней проводить в нем какое-то время, устраивать там трапезы и даже, если это позволяет климат, погода, спать в этом временном жилище.

— Расскажите о заповеди четырех растений.

— Это одна из заповедей Суккота. Все дни праздника читают особые благословения, во время которых держат в руках четыре вида растений — лулав (ветка финиковой пальмы), адас и арава — ветки мирта и ивы, и этрог (плод цитрона). Эти четыре вида растений символизируют разных евреев. Этрог, например, который имеет приятный вкус и запах, символизирует еврея-мудреца. Арава, наоборот, не обладает ни запахом, ни вкусом и является символом еврея, который не знаком с Торой и не соблюдает ее законы. В Суккот все эти четыре вида растений мы берем вместе, составляя своего рода букет, и это означает единение и сплочение израильского народа.

— Как вы планируете отметить Суккот?

— Прежде всего, исполнив заповедь о шалаше. Есть у нас и четыре вида растений, необходимых для праздника. Вместе с прихожанами синагоги устроим трапезу — конечно же, в сукке, как того требует соблюдение заповеди.

— Вслед за Суккотом наступит Симхат Тора. Давид, что это за праздник?

— Симхат Тора переводится с иврита как радость Торы. В этот день заканчивается годичный цикл чтения Торы и тут же начинается следующий. Симхат Тора — один из самых веселых праздников в еврейском календаре. В синагоге по этому поводу устраивается большое веселье. Прихожане берут в руки свитки Торы и танцуют с ними, целуют их, поют и радуются.

— Эли, еще недавно вы жили в Биробиджане и вас звали Олег. А сегодня вы — раввин. Когда в вашей жизни произошли такие перемены?

— Несколько лет назад я решил уехать на учебу в ешиву — еврейское религиозное учебное заведение. Три года я учился в ешиве, которая находится в одном из живописных уголков Подмосковья. Потом еще год был студентом крупной ешивы в Нью-Йорке. Конечно, изучение Торы, святых книг не заканчивается никогда, но официально я закончил свое обучение. Мне двадцать лет, и у меня уже есть диплом раввина.

— То есть вы уже сейчас можете занять место раввина в синагоге в любом городе?

— Не совсем так. Пока я не женат, я не могу этого сделать. Раввину нельзя быть холостому.

— А в свой родной Биробиджан не хочется приехать? Здесь прекрасная синагога, замечательный Музей иудаики — заслуга раввина Мордехая Шейнера…

— Конечно, хотелось бы оказаться здесь. Но это зависит не от моего желания. Куда меня направят, туда я и буду рад уехать.

— А вообще вам здесь нравится?

— Да, конечно… Жаль только, что среди прихожан нет молодежи… Я приглашаю всех желающих: приходите в синагогу — на экскурсию, на молитву, на праздник. Будем очень рады всех видеть.

— В этой ешиве учат только на раввинов?

— Нет, отучившись там, можно стать, например, сойфером — это человек, который пишет Тору. Можно получить профессию шойхета (специалиста по кошерному забою скота) — одну из самых высокооплачиваемых.   

— Интересно. Эли, вы находитесь здесь во время всех осенних праздников, это очень ответственная миссия. Все ли получается?

— Очень волновался перед Рош а-Шаной. Предстояло трубление в шофар, а это непростая задача. Необходимо правильно извлечь все звуки, а я все время ошибался в одном месте. Но накануне праздника я с этой задачей справился, и теперь могу исполнить эту торжественную мелодию без запинки.  

— Замечательно. Эли, понятно, что вы знаете иврит, а на идише вы говорите?

— К сожалению, нет, но Давид начал учить этот язык.

— Да (включается в разговор Д. Юшков), я уже два месяца самостоятельно учу идиш.

— Что вас к этому подтолкнуло?

— Дело в том, что у Любавичского ребе есть много бесед, записанных на идише. Мне бы очень хотелось их прочитать самостоятельно.

— Желаю вам удачи.

— Спасибо.

— Эли, скоро ваш визит заканчивается. На Хануку не хотите приехать в Биробиджан?

— На Хануку к вам обязательно приедет раввин. Может быть, это буду я. Хотелось бы встретить этот светлый праздник вместе с земляками.

— Что бы вы пожелали нашим читателям?

— Желаю всем хорошего года — и в духовном, и в материальном аспекте.

— Спасибо за беседу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *