Все реки текут… в Китай?

Почему планы поворота сибирских рек возрождаются в Поднебесной

Переброска части стока сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию — неосуществлённый советский проект с целью обеспечения водой засушливых регионов страны и пополнения высыхающего Аральского моря. Это один из самых грандиозных инженерных и строительных проектов минувшего века. И ему же суждено было войти в историю как наиболее одиозной затее, на грани безумия. В общественном сознании попытка поворота сибирских рек чётко ассоциируется с агонией политического режима, не сумевшего ни создать  современной экономики, ни достаточно заработать на разумном использовании природных ресурсов своей страны.

Почему же вдруг поворот сибирских рек вновь стал для кого-то актуален?

Кому он выгоден и почему?

Как сообщило ТАСС, сам глава Минсельхоза России Александр Ткачёв на встрече с китайским коллегой Хань Чанфу заявил: «Мы готовы предложить проект по переброске пресной воды из Алтайского края России через Республику Казахстан в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР». Далее в министерстве информагентству сообщили, что Россия может перебрасывать в Китай до 70 миллионов кубометров воды в год, которые образуются вследствие весеннего паводка на сибирских реках. А «лишняя» вода из них могла бы пойти на северо-запад Китая через Казахстан.

Но вот экологи (в частности Алексей Яблоков — член-корреспондент РАН, общественный деятель) всегда считали и, надеюсь, считают сейчас, что «лишних» паводковых вод у рек в принципе не бывает. Ведь паводок — это естественный процесс для реки, её тока, в ходе чего очищаются русла, удобряются илом берега, заливные луга — важнейшая кормовая база… Следовательно, прекрати всё это неким «техническим усилием» — и наживёшь проблем на сотни лет. Но сегодня вновь кому-то кажется привлекательным проект, похороненный руководством страны, учёными и обществом ровно 30 лет назад — в 1986 году. Почему?

Кратко об истории вопроса

Впервые проект переброски части стока Оби и Иртыша в Аральское море был разработан выпускником Киевского университета Я. Демченко в… 1868 году. Интересно, что «креативную» идею он изложил письменно ещё ранее — в гимназическом сочинении «О климате России», когда учился в седьмом классе! После университета им была издана книга «О наводнении Арало-Каспийской низменности для улучшения климата прилежащих стран».

Вот так: ни больше — ни меньше. Со всей широтой славянской души. Идея посильней мировой революции. Но в России занялись именно революцией как более реалистичным проектом. Потом было много других народонохозяйственных дел, и улучшение «политического климата» долгое время оказывалось более актуальным, чем климат «прилежащих стран».

В 1950-х годах академик Шафик Чокин из Казахстана вновь поднял этот вопрос, поскольку потребность вод на орошение в Казахстане и Узбекистане резко возросла. К концу 1960-х вызрели планы «Межбассейновой переброски разных вод для водоснабжения и регулирования режимов Азовского и Каспийского морей». Экономисты и политики озаботились судьбой мелеющего на глазах Аральского моря — вода из питающих его рек Амударьи и Сырдарьи ещё по пути разбиралась оросительными каналами, построенными из экономии самым примитивным способом. В гигантских количествах вода просто испарялась под жарким солнцем и впитывалась в сухую землю.

Проблему надеялись решить мелиорацией земель, а также регулированием и перераспределением стока рек. Заявлялось «первоочередная необходимость переброски 25 кубокилометров воды в год к 1985 году».

К счастью, трезвых людей тогда нашлось больше, чем карьеристов и желающих ухватить выгодный госзаказ. Сам председатель Совета министров СССР

А. Косыгин (1964-1980) был против такого проекта. А потом пришёл нынче  ругаемый М. Горбачёв с его «гласностью», «плюрализмом мнений» и «демократизацией общества». В СМИ были оглашены многочисленные факты грубых ошибок, допущенных при разработке проектной документации, а академик Д. Лихачёв прямо говорил с экранов центрального телевидения о планах поворота реки Печоры как о «решении судьбы народа коми».

Против напора общественности тогда «наверху» решили не идти и прекратить  работы в этом направлении. Время показало правильность решения. Построенный всё-таки в 1970-х канал “Иртыш — Караганда” уже в значительной мере пересох. А где сейчас Казахстан и Узбекистан? Это другие государства, и нередко с Россией у них не совпадают интересы. А уж вокруг принадлежности водной инфраструктуры при «разводе» постсоветских республик сколько возникло бы споров…

А тут — Китай

Страна, с которой у нас куда меньше общего по менталитету, геополитическим интересам и очень разные возможности взаимного влияния. Да ещё и воду перебрасывать предлагается через третью страну — Казахстан. А он сколько потребует за транзит? Свою «долю» воды?Достаточно вспомнить позицию Украины в газовом транзите и её последствия.

Не верю, что об этом ни в Минсельхозе, ни во всём правительстве РФ никто не подумал. Между прочим, Министерство сельского хозяйства сейчас возглавляет  бывший губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв. Неужели стёрлась из его памяти засуха 2002 года, во время которой на обширных полях выгорели хлеба и страна хором гадала о ценах на хлеб и возможностях его закупки за рубежом? Забылось, что всего лишь в 2007 году близ города-курорта Туапсе пересохло русло одноимённой реки, вдоль которого расположена сеть водозаборных скважин?

А ведь и в Приамурье бывают не только наводнения, но и засухи. Которые могут сменяться затяжными дождями, не менее опасными для урожаев на наших полях. А великая река Амур порой мелеет так, что судоходство по ней становится едва возможным.

Да и упомянутый Алтайский край — настоящая житница Сибири. Алтайская мука из пшеницы твёрдых сортов — «бренд края, основной профильный продукт региона. Все регионы Сибирского и даже Дальневосточного федерального округов потребляют алтайскую продукцию», — признаёт Вячеслав Наговицын — президент Республики Бурятия. Его слова приводит официальный сайт Алтайского края. Такой регион, по логике, необходимо беречь и холить, боясь нарушить его природный баланс.

Но мысли о мероприятиях против засухи и расширении мелиорации в России «эффективному хозяйственнику» Ткачёву почему-то не пришли в голову. Тут со стороны Минсельхоза скорее прослеживается идея очередного экспортного  «трубопровода», чем развития отечественного сельского хозяйства и сбережения его от рисков.

Потому есть другой вопрос: почему от других стран инвест-предложения к нам поступают в основном такие — энергетическо-сырьевые? Не потому ли, что у нас самих к зарубежным партнёрам в основном такие же? То лес, то руда, то нефть, то газ, теперь уже вода.

Венец индустриализации — протянуть трубу и качать по ней созданное природой без нашего участия? Но это может делать и Нигерия. А строительство космодромов и ракет — не оправдание. Они к товарам народного потребления не относятся.

Некоторые экономические «пророки» уже вещают о близких временах, когда цена на воду «отскочит» и превысит цену на нефть. И повторяют как мантру, что воды в Байкале хватит всему миру аж на 300 лет. Как будто Россия в самом деле собралась удовлетворять сырьевые нужды всего мира.

При обсуждении любого проекта должны быть проработаны и обоснованы три положения: цель проекта; альтернативные пути её достижения; возможные последствия действий. Судя по приведённой центральными СМИ России фразе главы Минсельхоза «мы готовы предложить проект по переброске пресной воды из Алтайского края России … в засушливый Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР», бюрократические барьеры на пути проекта как будто уже сняты.

И тут вспоминается предложение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в 2010 году к российскому президенту Дмитрию Медведеву… вернуться к проекту переброски потоков сибирских рек в Казахстан: «В перспективе, Дмитрий Анатольевич, эта проблема может оказаться очень большой, необходимой для обеспечения питьевой водой всего Центрально-Азиатского региона».

Медведев тогда заметил, что Россия открыта к обсуждению различных вариантов решения проблемы засухи, включая «некоторые прежние идеи, которые в какой-то момент были спрятаны под сукном». Нынешнее «водное» предложение Минсельхоза России для северо-западных территорий КНР — неожиданный бонус для Казахстана.

По счастью, международные и трансграничные проекты невозможны без длительных согласований великого множества вопросов, что в известной мере гарантирует от скороспелых решений. А там, как в восточной притче, время само решит вопрос и с обещанием, и с падишахом…

Между тем Китай и сам умеет неплохо решать свои проблемы. Ещё в 2002 году международные информагентства, включая российские, сообщили: Китай приступил к осуществлению не менее впечатляющего проекта переброски на север вод реки Янцзы, регулярно вызывающей на юге страны катастрофические наводнения. Из канала, который пройдет в туннеле под другой рекой, — Хуанхэ (с древности носившей название «горе Китая») — будет также осуществляться водоснабжение Пекина.

Срок реализации проекта определён в 50 лет. За это время выявленные промахи можно исправить, могут появиться новые, более эффективные технологии водоснабжения и орошения. Одним словом, возможные риски можно свести к минимуму.

Как видим, задача и пути её решения в КНР поставлены куда более комплексно, нежели простая продажа воды на экспорт. И это совершенно верный подход: история засушливых азиатских стран не знает ни одного разбогатевшего на своём промысле водоноса. И не стоит России занимать его место.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *