Вселенинский потоп

Вселенинский потоп

автора

Быт эвакуационного пункта глазами волонтера

Это был первый подобный опыт в моей жизни, довольно серьезное испытание на моральную и физическую прочность. Я очень боялась не выдержать, сломаться, но меня постоянно отрезвляла и приводила в чувство одна мысль – а что было бы со мной, если бы завтра я потеряла все, как эти люди? Предложение стать волонтером и поехать на пункт временного размещения людей в селе Бабстово я получила в разгар рабочего дня. После согласия мне дали два часа на сборы самых необходимых вещей и документов, и мы отправились в путь. Парни из нашей группы волонтеров сразу по приезде отправились на тяжелые работы – разгружать и собирать кровати, раскладывать матрасы, переносить на руках из машин людей, которые не могут сами ходить – в общем помогать военным и сотрудникам МЧС. А мы стали заниматься размещением постоянно прибывающих людей и решением их бытовых вопросов. 

Паспорта

27Кто сказал, что разместить несколько сотен человек в плохо приспособленном для этого помещении – легкая задача? Приезжают семьи, иногда  по 10-11 человек, у них грудные дети, немощные бабушки, нет вещей или есть, нет документов или какие-нибудь старые свидетельства о рождении 70-х годов, все пытаются быстрее прорваться, чтобы наконец отдохнуть в комнате, а у тебя перед глазами мелькают фамилии, годы рождения, чьи-то слезы и жалобы, крики детей, просьбы: «Мамочка, поехали домой»… И на сотом человеке хочется удариться со всего размаху головой об стол, только чтобы не присутствовать при всем этом. На минутку мне показалось, что я попала в сильно концентрированный раствор людского горя, безысходности и потерь, даже дыхание перехватило. Особенно, когда появились они…

«Новинцы»

Я двое суток пыталась выяснить у представителей МЧС разного уровня, как так получилось, что люди из села Новое приехали совсем без вещей? Вплоть до того, что они не взяли детям сменную одежду, игрушки и памперсы, а некоторые приехали даже босиком. Все перекладывали ответственность друг на друга, а в итоге оказалось, что людей просто дезинформировали, сказав, что в пункте временного размещения им выдадут вообще все. Люди поняли спасателей слишком буквально, взяв с собой только документы. У матери семерых детей (мал мала меньше) только документы в кармане и ничего больше. И таких семей было с десяток. А мы вечером ломали голову, как накормить этих ребят, так как в сухпаек входили только взрослые мясные консервы, хлеб, чай и сахар. Повезло разве только грудничкам. Благо на второй день приехала детская гуманитарная помощь и стало несколько проще.

Лучший друг

Специальная бригада психологов и соцработников приехала только на второй день нашего пребывания в лагере. До этого все нервные срывы людям помогали преодолевать мы. Одна женщина в возрасте уж очень убивалась по своему близкому, оставшемуся в затопленном доме, все порывалась пешком уйти в село. Оказалось, что своей жизнью она была готова рискнуть ради немецкой овчарки, дороже которой у нее никого не было. 

Помидоры

Нина Ивановна, женщина уже в возрасте, попросила меня помочь ей донести сумку из магазина. По пути мы разговорились, и она пожаловалась, что очень ей хочется помидоров покушать, а в магазинах, как назло, овощей совсем нет. Я довела ее до комнаты, а потом попросила коменданта общежития – местную женщину — посодействовать в этом вопросе. Я была готова заплатить за них, если потребуется. Она позвонила своему сыну домой и сказала ему сорвать овощи и принести. Я встретила Нину Ивановну через несколько часов. Вы знаете, улыбка, с которой она меня благодарила за помидоры, — это мое самое светлое воспоминание.

Витя

Волонтеров видно издалека – по пропотевшим желтым футболкам и торопливому шагу – многое нужно успеть. Я бегу помогать на очередной регистрации приехавших людей. Какая-то женщина сует мне на руки мирно спящего ангелочка – белокурого мальчонку месяцев восьми. Мол, посмотрите за дитятей, пока мать на регистрации. А к малышу в придачу бонус – два его старших брата и сестренка. Я забираю всех и увожу их в уголок поиграть. Старший деловито со мной знакомится: «Очень приятно, Олег», представляет младших. Рассказывает, что воды на улицах их родного поселка уже взрослым по колено, что они всю бытовую технику составили на чердак, и папа там остался охранять дом. Смеется, вспоминая, как они с сестренкой носили туда куриц и цыплят. А потом нахмурился и  сказал, что молодые люди ходят по поселку и обещают ограбить дома тех, кто уедет, бьют окна, поэтому в поселке много полицейских. Витя вдруг проснулся, посмотрел на меня, заулыбался чему-то своему. Я его посадила на руках, а он положил мне голову на плечо и заснул снова. Я очень рада, что малыш никогда не вспомнит это страшное время. И  даже просто тот факт, что он и другие детки смогли спастись от этой стихии, стоит всех трудов взрослых. 

Предприимчивые

Этот диалог с приехавшей из Ленинского бабушкой до сих пор вызывает у меня улыбку. Такая типичная еврейская женщина, с настоящим местным говором. Разговор случился в очереди на автобус до столовой.

— И вы представляете, где меня застали спасатели? В огороде! Когда я из воды выдергивала свеклу и морковку и закидывала их на крышу. 

— Да, а зачем вы это делали?

— Таки я хотела их продать, когда все это закончится. Жалко ведь, урожай в этом году удался, несмотря на дожди. Так я сюда и приехала – в калошах, по колено в глине. Благо вещи были собраны заранее…

По итогам двух дней, проведенных в пункте временного размещения людей, я могу сказать точно – область не ожидала такого серьезного поворота событий. Организация сильно хромала, все было немного путано, все-таки для МЧС это первый опыт подобных мероприятий. Но все учатся на своих ошибках, и учиться им пришлось максимально быстро, так как люди все прибывали и прибывали…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *