Встреча земли и моря

Встреча земли и моря

автора

Черногорский город Котор — один из европейских городов, лучше всего сохранивших средневековой облик

«В момент рождения нашей планеты самая прекрасная из встреч земли и моря произошла в Черногории. Когда сеялись жемчужины природы, на эту землю пришлась целая пригоршня…», — писал двести лет назад английский лорд, поэт-романтик Джордж Гордон Байрон.

Черногория наравне с Хорватией считается жемчужиной Адриатического моря и сегодня. Эти страны разделяет всего час пути на обычном автобусе, если, конечно, можно считать обычной дорогу, двигаясь по которой путник ошалело вертит головой в попытке ухватить все эти невероятные, открыточные виды балканского полуострова. Бесконечные холмы, поблескивающее в их окружении море, игрушечные домики и кипарисы, тянущиеся к небу безупречного цвета.

Один из городов, лучше всего сохранивших средневековый облик (не только в Черногории, но и вообще в Европе), — Котор.  Странное место: население всего двадцать тысяч человек, нет даже своей газеты, зато почему-то две радиостанции, а у пристани — шикарные яхты с белоснежными боками.

Котор занесен в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО за уникальное смешение культур: тут византийские стены над городом, православные и католические храмы, венецианские балконы с коваными решетками и простенькими цветочными горшками. Здесь есть Морские и Речные ворота: первые — массивны и ведут к готическим барельефам, вторые — более изящные и построены в память о победе Котора над знаменитым турецким адмиралом в XVI веке. Надпись на арке гласит, что грозный Барбаросса осадил город с сотней кораблей, на  борту которых было тридцать тысяч солдат, но не смог захватить его.

Говорят, что в поход на Котор не раз отправлялись воины Римской империи, а в летописях он начал упоминаться еще до нашей эры. В средние века в здешнем княжеском дворце — изящном, несмотря на изрядную обшарпанность — жили венецианские наместники, а у часовой башни зачитывали приговоры и ставили осужденных к позорному столбу.

Котор — живое свидетельство времени и при этом существующее в сегодняшнем дне пространство: на главной городской площади лениво лежат собаки, из маленькой пекарни пахнет булочками, а на ступеньках  величественного здания кто-то оставил маленькую чашку кофе. В извилистых узких улицах этого города-лабиринта все время рискуешь заблудиться: везде мостовые из обтесанного веками камня, везде изображения ангелов на арках, везде малахитового цвета ставни.

Цвета и фактуры сливаются в калейдоскоп: зеленеющие в дымке холмы, оливковые деревья, резные двери в церкви. В этом городе не бывает зимы, и даже в декабре можно сидеть на пирсе и подставлять лицо солнцу, и пить шампанское ночью прямо на берегу, ощущая себя растворившимся в удивительно гармоничном мире.

Впрочем, об этом тоже сказано до нас — родившимся недалеко от здешних мест писателем Милорадом Павичем: «Лодки покачивались над своими перевернутыми отражениями, и казалось, будто моря нет вовсе. По белым склонам гор скользили черные тени облаков, похожие на быстро перемещающиеся озера. Вечером здесь достаточно вытянуть руку, и ночь упадет тебе прямо в ладонь…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *