Вы пишете для детей? Вот и пишите!

Так говорили издатели известному детскому поэту Елене Благининой, когда она приносила для печати «взрослые» стихи

На очередном заседании литературного клуба «Живая книга» при Областной научной библиотеке о Благининой вспомнили не случайно – не так давно исполнилось 115 лет со дня рождения поэтессы, стихи которой мы помним с младых ногтей, как и стихи Маршака, Барто, Квитко. Кстати, многие детские стихи Льва Квитко, писавшего на идише, стали популярны благодаря талантливым переводам Елены Благининой.

А руководитель клуба Алла Акименко напомнила строки самого известного стихотворения поэтессы:

Мама спит, она устала,

Ну и я играть не стала.

Я волчка не завожу,

А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,

Тихо в комнате пустой.

А по маминой подушке

Луч крадется золотой….

Ее стихи печатались в самых популярных детских журналах страны – «Мурзилка» и «Затейник», в школьных учебниках, а ее книги для самых маленьких выходили с завидной регулярностью. Всего же за свою жизнь Елена Благинина издала более сорока книг собственных стихов для детей и тридцать книг переводов!

При этом она была не публичным человеком, видно, поэтому биографические сведения о поэтессе очень скупы. Родилась в селе Яковлево на Орловщине в 1903 году, затем семья переезжает в Курск, где Елена поступает в гимназию, а после ее окончания – на филфак Курского пединститута. В 18 лет публикует свое первое стихотворение. В 21 год домашняя девушка решится покинуть родной дом и уедет в Москву, где станет учиться в ВЛХИ – Высшем литературно-художественном институте. В Курск она больше не вернется.

Как говорили члены клуба, стихи Благининой подкупают тем, что в каждой травинке, каждом цветке, каждом деревце, о которых она пишет, поэтесса открывает чудо жизни, волшебный мир красоты. Ее радуга улыбается, дождик танцует, березки сдерживают весной слезы, чтобы не показывать свою грусть.

Сама она тоже старалась не показывать свою грусть, порой доходящую до отчаяния. Не раз пыталась выйти из резервации детских поэтов, но ей твердили, что за ограду нельзя. И когда она, вопреки всему, издала все же книгу лирических стихов, о ней стали забывать, ее имя упоминалось все реже и реже. И тогда появляются эти строки:

Деревья, те, что мы любили,

Теперь срубили.

Цветы, которые мы рвали,

Давно завяли.

То пламя, что для нас горело,

Других согрело.

Сердца,

что рядом с нами бились,

Остановились. 

И только песня остается,

И все поется,

И все поется.

Последние годы жизни, рано потеряв мужа, она жила одинокой затворницей.

Опять продаются фиалки……

Я все еще, милый, жива.

А твой пиджачок –

на распялке –

Пустые висят рукава.

Вельветовый

в узенький рубчик –

На что он теперь, для кого?

Как было бы славно, голубчик,

Когда бы надел ты его.

Или эти отчаянные строки:

И живу я, богом забыта,

Телефон молчит, как убитый,

И дверной замок – ни гу-гу

Елена Благинина ушла из жизни в 1989 году и была похоронена в подмосковном городе Голицыно, где проживала последние годы.

Уже заканчивая этот рассказ о поэтессе, решила заглянуть в Большую Советскую энциклопедию – ведь именно в советские годы Благинина приобрела большую известность в детской литературе. Но там, где могла бы стоять ее фамилия, стояло слово «благо».

В 2015 году родственники и поклонники поэтессы настояли на посмертном издании ее книги «Стихи. Воспоминания. Письма. Дневники». Выпущенная небольшим тиражом, она стала раритетом. Читатели не забыли Елену Благинину.

 

 

«Твой  правнук мной заговорит»

Георгий Оболдуев писал талантливые стихи, но при жизни напечатали только одно из них, а первая книга поэта вышла в СССР через 35 лет после его смерти – в 1989 году

Он был дворянином по происхождению – воспитанный, неподкупный, не умеющий лгать даже в мелочах. Родился и рос в Москве, но лето проводил в родовом поместье. Получил музыкальное образование, блестяще играл на пианино. Мог бы стать профессиональным музыкантом, но идет учиться на исторический факультет МГУ, а после его окончания поступает в Высший литературно-художественный институт.

Потом – служба в Красной армии, привыкание к мирной жизни. А она, даже мирная, бурлила, как кипяток на горящей плите, особенно в столице. Поэзия требовала новаторского подхода, и поэты спорили, кто ближе всего к новаторству – имажинисты, футуристы или конструктивисты. Георгий Оболдуев примкнул к последним. Можно сказать, подписал себе приговор. Его новаторские стихи не принимала ни одна редакция, не брало ни одно издательство, и только в 1929 году тридцатилетний поэт смог в первый и последний раз в своей жизни опубликовать одно стихотворение в журнале «Новый мир», причем не самое лучшее.

В 1933 году он имел смелость прочесть друзьям и знакомым запрещенные стихи Марины Цветаевой. Его арестовали, обвинив в антисоветской агитации и пропаганде, – отправили строить Беломорканал. После – ссылка в Карелию, запрет жить в Москве. Пришлось поселиться на 101-м километре.

На что жил? Подрабатывал музыкой – играл на пианино, писал либретто к операм. И стихи тоже писал – в стол, надеясь, что это не навсегда.

Я осторожно вел стихи

Среди подводных скал людей.

Меня прощали, как грехи

Своих развинченных затей.

… Я – не отпетый алфавит

Укладывал в огонь и лед:

Так что, коль время подождет,

Твой правнук мной заговорит.

В 1943 году он уходит на войну: по одним источникам служил в разведроте, по другим – в противотанковой части. Был тяжело контужен, и это сильно подорвало его здоровье – Григорий Оболдуев умер в 1954 году, когда ему было 56 лет.

Многие называли его тенью жены – известной детской поэтессы. Как вы, наверное, догадались, это была Елена Благинина. Но ее пробойной силы оказалось недостаточно, чтобы мужа признали как поэта и печатали его стихи.

Он писал не в ногу и шел не в ногу, никак не мог научиться в своем творчестве ходить строем.

Эх, как бы Пресвятая Дева

Хотя б отчасти помогла.

Но ни направо, ни налево

Тебе не отойти от хлева,

И нет значительней согрева,

Чем обжитой уют угла.

О стихах поэта, о его судьбе говорили Лидия Капуцына, Розалия Шарипова, а Алла Акименко напомнила строки его «Живописного обозрения», в котором поэт дал удивительно точную и нестандартную поэтическую характеристику цветам, деревьям и плодам. В этих строках нет привычных рифм, стихотворной ритмики, но это – поэзия.

Буйное вундеркиндство

тополей,

Парная острота черемух,

Утрированные колпачки фонтанов,

Шершавые подмышки бузин,

Земляная сочность сиреней,

Огуречная свежесть

жасминов,

Ювелирные подвески

боярышника,

Озябкое шуршание осин……

 

После смерти поэта вышло три сборника его стихов – один в Германии, два на родине в годы перестройки. Они были раскуплены молниеносно.

Могилы Елены Благининой и Георгия Оболдуева находятся рядом, на них – скромные памятники, потерявшие первозданный вид. Говорят, за захоронениями этих двух поэтов никто давно не ухаживает, не следит.

В мае исполнилось 120 лет со дня рождения Георгия Оболдуева. Но об этой дате тоже почти никто не вспомнил.

 

Довольно трусости и лжи,

Довольно правил и доброт.

Ты – не жил,

но зато я – жил:

И жизнь от жизни заживет.

 

 

Дата

Певец приамурских степей

95 лет назад родился поэт Николай Капусто, проживший большую часть жизни в нашей области

В селе Ленинском, где Николай Капусто жил и работал, он создал литературное объединение «Встреча» и много лет им руководил. Именно из «Встречи» вышли поэты Ирина Метелкина, Александра Днепровская, которые школьницами пришли в литобъединение и там оттачивали свое перо под добрым покровительством своего наставника.

Николай Капусто родился в 1923 году в Белоруссии. Воевал. На Дальний Восток приехал в пятидесятых годах. Сельский по рождению, он писал в основном о том, что любил и хорошо знал.

Таких писателей и поэтов называли деревенщиками – в самом хорошем смысле слова.

А еще Николая Капусто называли певцом приамурских степей. В поэтическом сборнике «Весенний огонь» большинство стихов – о красоте Приамурья, о сельских просторах, о людях, которые работают на земле.

Из жизни поэт ушел в 1980 году.

 

Весенняя земля

Пусть соловей – наш песенник-мастак,

Не спел еще ни одного куплета,

Пусть ты еще влажна и не одета,

Но ты взгляни глазами лужиц так,

Чтоб солнце вдруг зажмурилось от света.

Чтоб дождь весны по нивам прошумел,

Своею силой благодатной дивен,

Чтоб этот дождь в полях зазеленел,

Чтоб им дожданный в августе созрел

Пшеничных зерен урожайный ливень.

Николай Капусто


Подготовила Ирина Шолохова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *