Выходи и играй!

Выходи и играй!

Василия Кравцова

Только днюя и ночуя на сцене, можно добиться серьезных успехов в актерском искусстве

В этом убежден заслуженный артист России, актер хабаровского краевого музыкального театра Денис Желтоухов. 22 мая он блеснул на сцене областной филармонии. За полчаса до спектакля «Самолет Ивана Чонкина», представленного здесь в рамках фестиваля славянской культуры, исполнитель главной роли дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Биробиджанской звезды»…

— Денис Игоревич, «Самолет Ивана Чонкина» в апреле 2008 года произвел всероссийский фурор – впервые за всю историю дальневосточного театрального искусства стал лауреатом Национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучший мюзикл». На ваш взгляд, в чем секрет успеха?

— Действительно, в нашем репертуаре этот мюзикл уже третий сезон. Режиссер – Владимир Оренов, художник – Владимир Колтунов, балетмейстер – Николай Реутов. От Владимира Войновича в нем, собственно, осталось только название, все остальное – редакция Юлия Кима. Да особого секрета нет. Самое главное, чтобы было интересно самим актерам, чтобы они не «отрабатывали повинность» на сцене, а, перевоплотившись, жили этим! Какой получится конечный результат — судить зрителям…

— Как вы пришли в театр?

— Моя мама всю жизнь проработала главным бухгалтером в бюро технической инвентаризации, брат – большой начальник на железной дороге, а со мной получилось, как в присказке – «Было у отца три сына, один пошел в артисты» (смеется). Вопрос о выборе будущей профессии для меня, лет, наверное, с 12-ти, не стоял. Единственное, что изначально я мечтал стать драматическим актером, но потом «папины гены» (Игорь Желтоухов – народный артист России, актер краевого музыкального театра – авт.) пересилили.

После школы, в 1993 году, я поступил в Хабаровский институт культуры. У нас было хитрое отделение, которое называлось «очно-заочное». Потому что мы заочно учились в институте (сдавали логику, философию, культурологию и так далее), а днем занимались в театре. Таким образом получали сразу стипендию и зарплату, а в институт, слава богу, не ходили. Я считаю, что острая проблема назревает в нашей стране, особенно на Дальнем Востоке – театральное искусство преподают нынче теоретики. А они не могут научить, потому что сами ничего не знают — кроме того, что написано в учебниках. Нынешняя молодежь приходит устраиваться в театр – ничего не умеет! Нет практики, и это печально. А мы учились не в кабинетах, а у мастеров, которых объединял один метод: «Смотрите и запоминайте!».

— В сотый раз выходя на сцену, по-прежнему волнуетесь?

— Конечно, несмотря на опыт, волнение не прошло. Только тогда оно было у человека молодого, который боится сцены, зрителей (примут или отвергнут?), а теперь паники нет. Кстати, мне было вдвойне сложней, чем другим ребятам, которые со мной учились. Потому что нельзя было подвести отца. Это был бы камень в его огород – мол, папа тянет сыночка за уши.

— Помните свой сценический дебют в Биробиджане?

— Мой отец и первый ректор биробиджанского пединститута Анатолий Сурнин – одноклассники, они дружили много лет. Был какой-то праздник, связанный с вузом, я приехал в Биробиджан по приглашению этого хорошего человека (царство ему небесное), вышел впервые на сцену областной филармонии, спел. А затем уже последовали гастроли  в составе «музкомедии».

— Денис Игоревич, если говорить о публике – изменилась ли она за минувшие годы?

— Древние греки говорили: «Время меняется, люди – нет». Кому надо – тот учится, кому ничего не надо – собирает бутылки на помойке. Так же и с театром – кого-то тянет сюда, кого-то нет. Важно, чтобы государство не забывало про артистов: помимо того, что мы несем прекрасное, мы наставляем на путь. Я не говорю «истинный», а просто – на путь.

Зрители смотрят на нас, а мы им – образно — со сцены: «Вот так делать хорошо, а так – нет». Другое дело, что мы намеренно отказываемся от «чернухи», от нагнетания негатива. Можно делать все легко, изящно – люди будут улыбаться, но и воспринимать какие-то вещи, задумываться.  Например, когда Сталин говорит: «Расстрелять» — разве это не страшно? Но мы этот страх превращаем немножко в другую вещь…

— В скольких постановках вы заняты?

— Сейчас в репертуаре нашего театра – 15 произведений, я играю в 13-ти. К 9 Мая мы поставили «Два бойца» (режиссер – Леонид Квинихидзе), там я исполняю роль Свинцова. Задумывался спектакль про войну, наподобие одноименного фильма, а получилась совершенно удивительная история о любви, о дружбе, о смысле жизни…

— Ваши увлечения?

— Мое самое большое увлечение — семья! К сожалению, из-за работы я мало бываю дома. У нас пока двое детей. Сыну Егору – 12 лет. Ой, пардон, десять — он с 2000 года. Дочке Злате — три года. Мы ждем сейчас третьего ребенка — девочку.

— Ваша супруга – тоже актриса?

— Нет, она работает преподавателем в музыкальной школе. Мы познакомились совершенно случайно – в холодный вечер 3 ноября. Помню, стояла ужасная погода – дождь, слякоть, да еще и понедельник. Тоска! Позвонил одному приятелю, другому – все заняты. Еще одному позвонил, он оказался свободен. Пришел к нему в студию, а там – вокальная группа «Музыка Альтера» репетирует, в которой работает моя будущая жена. У нас с товарищем коньячок был, и мы пригласили милых дам. Так, в творческой атмосфере, мы с Натальей нашли друг друга…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *