Вынужденная посадка

Вынужденная посадка - Рисунок Владислава Цапа

Рисунок Владислава Цапа

Случай этот произошел тридцать лет назад аккурат под Новый год. Я тогда работал в аэропорту Охотска – маленького городка на севере Хабаровского края

Вызвал меня к себе начальник аэропорта и дает задание полететь с экипажем самолета АН-2 в село Арку, которое находилось по северным меркам совсем близко – всего в 120 километрах от Охотска. В Арке я должен был устранить неполадки с кранами в емкостях с бензином и керосином и заменить бензиновую центробежку электрической. Топливо в емкостях предназначалось для заправки вертолетов.

Мы все, что необходимо, собрали, загрузили. В Арку долетели без приключений. А вот с заменой центробежки произошла неувязка – потребовался электрик, искать его пришлось по всему поселку. Пока нашли, пока он все, что надо подсоединил, пока все опробовали, прошло много времени. Когда уже дело подходило к концу, к самолету на собачьей упряжке подъехала местный фельдшер с роженицей – маленькой эвеночкой, почти девочкой, одетой в большую не по размеру кухлянку и огромные торбаса. Фельдшер попросила доставить женщину в районную больницу.

Фельдшера и роженицу усадили в салон самолета, я же устроился в кабине пилотов – на широком ремне между креслами. Полетели, когда начало темнеть. И вот на полпути мотор зачихал, и установилась зловещая тишина. Летчику Валерию Грязнову все же удалось при заглохшем моторе спланировать и приземлиться рядом с лесом. Самолет был на лыжах и по инерции продолжал катиться по рыхлому снегу. Второй пилот высунулся в открытую форточку и предложил повернуть самолет левее. В это время под правую плоскость крыла попала лиственница и самолет от неожиданного удара развернуло. Второй пилот ударился о форточку и потерял сознание. Самолет остановился.

Стали выгружаться. Нам повезло, что чехол, которым укрывают двигатель во время стоянки, оказался в салоне самолета. Мы положили на него раненого пилота, понесли к лесу. Затем в лесу натянули чехол между лиственницами. Одним концом чехла отгородились от ветра, на другой уложили пилота и роженицу. Фельдшер, которая назвалась Груней, привела раненого в чувство, но вскоре он снова потерял сознание. «Скорей всего у него сотрясение мозга», – поставила медичка диагноз.

Между тем холод начал донимать. Мы с первым пилотом пошли добывать дрова для костра, собрали веток, сучьев. Вышла небольшая кучка, которой хватило бы часа на два, не больше. Пошли снова за добычей. Лес редкий, не тайга – лесотундра. Но кое-что еще набрали.

Развели костер. Подкладывали дровишки маленькими порциями, чтоб подольше хватило. Стали ждать подмогу. Ведь когда мы приземлились, первый пилот сообщил диспетчеру о вынужденной посадке. Так что в аэропорту знали о нашей беде. Но прислать к нам самолет либо вертолет не могли – вылеты ночью были запрещены. Надежда была на вездеход, только он мог нас выручить. 

Так в аэропорту и сделали –послали машину к нам. От аэропорта до Арки был проложен зимник, но самолет наш приземлился в стороне от него. Надо было как-то дать о себе знать. Дежурить на дороге – не выход, к этому времени температура опустилась до сорока с лишним градусов. Да еще ветер!

Я понимал: если помощь не придет, мы обречены. Веток для костра осталось всего ничего, идти пешком мы не сможем из-за раненного пилота и роженицы. Да и куда идти, в какую сторону?

Вспомнил, что в старой центробежке, которую мы везли обратно, мог остаться в двигателе бензин. Так и оказалось – правда было его немного – сантиметра на два-три. Я оторвал от чехла кусок ткани, нашел колотушку, которой сбивают снег с самолетных лыж. Опустил кусок ткани в бак, достал, и бензин стек на колотушку. Так и смачивал я ее, пока бензин не закончился. Подошел к костру, чурку положил рядом. А веток осталось совсем мало, догорает наш костер. Фельдшер сняла с раненного пилота ботинки, стала растирать ему ноги. А тот скажет одно слово: «Холодно!», и снова отключается.

Чуткая Груня, стоя у костра, вдруг говорит: «По-моему, какая-то техника идет, земля подо мной подрагивает». Потом мы сами услышали шум двигателя вездехода. Бежать за двести метров к дороге? Успею ли по глубокому снегу?

Посмотрел на колотушку, пропитанную бензином, бросил ее в костер, от которого одни угольки остались. А она никак не воспламеняется. Некстати и спички кончились. И вот оно, счастье – вспыхнула колотушка, только не очень ярко. Я вытащил ее, поднял повыше, как факел, боясь, чтоб ветром не загасило.

Увидели этот огонек наши спасители, заметили с дороги. А я бегу к ним навстречу, к горлу ком подкатывается. Смотрю, поворачивают в нашу сторону. Господи, мы спасены!

Загрузились. На самые мягкие сиденья уложили раненного пилота и роженицу, сами устроились кое-как. Водитель Гаврила выжимал из вездехода все, что можно.

И вот он, аэропорт. Подъехали к медпункту, диспетчер вызвал заведующую. Она осмотрела раненого и приказала срочно доставить его в больницу. А до нее от аэропорта тринадцать километров, да еще через реку, где в прилив вода из моря метра на четыре в устье реки поднимается.

И все же поехали. Ведь и роженицу надо было в больницу доставить. Терпеливой оказалась маленькая девушка-эвенка – ни разу не пожаловалась ни на холод, ни на неудобства. Слава Богу, что не было схваток. А вот когда в больнице оказалась, той же ночью сына родила.

Раненного пилота тут же госпитализировали, фельдшер Груня тоже осталась в больнице. А мы поехали обратно в аэропорт.

Через неделю я от Груни узнал, что эвенка решила назвать новорожденного сына Гаврилой – в честь своего спасителя, водителя вездехода.

Второго пилота выписали дней через десять и отправили долечиваться в Хабаровск. А первый пилот Валерий Грязнов оказался моим земляком – наше с ним детство прошло в селе Нагибово Октябрьского района ЕАО. Потом мы разъехались кто куда, и вот надо же – судьба свела нас на севере, да еще в такой экстремальной ситуации.

Потом я узнал, что Валерий, уйдя на пилотскую пенсию по налету часов, вернулся в родное село и устроился на ферму скотником. Он отрастил бороду, и многие его не узнавали и не верили, что их земляк налетал больше пяти тысяч часов! Такая вот история.


 

Николай Тимченко,г. Биробиджан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *