«Я бы очень хотел приехать»

«Я бы очень хотел приехать»

О своем большом желании побывать на праздновании 80-летнего юбилея Биробиджана и стать участником Международного фестиваля еврейской культуры  сообщил  редакции «БШ» Серго Бенгельсдорф. 3 марта известный музыкант, театральный критик и наш именитый земляк, ровесник города, в котором родился и вырос,  отметил  свое восьмидесятилетие

«Меня часто спрашивают, откуда у человека из еврейской семьи такое странное имя – Серго? Как рассказывали мои родители, они собирались назвать новорожденного красивым еврейским именем маминого отца – Шамай. Но в советские времена не все решали родители.

Маме в роддом позвонил тогдашний редактор газеты «Биробиджанер штерн», поздравил с рождением сына и среди новостей сообщил о кончине Серго Орджоникидзе, который был очень популярен в народе. Мама выразила соболезнование и  сказала, что она уверена в рождении новых  Серго. На следующий день в «Биробиджанер штерн»  появилась заметка: поэтесса Любовь Вассерман родила сына и назвала его в память об Орджоникидзе».

Так начинается  первая глава  книги Серго Бенгельсдорфа  «Жизнь в еврейской культуре», вышедшей в Кишиневе шесть лет назад. Эту главу автор назвал  «Мой Биробиджан»: «Судьбе было угодно, чтобы моей родиной оказался Биробиджан, далекий, таинственный город на краю России, который до сих пор вызывает интерес у евреев во всех уголках земного шара».

Напомним, что родители  Серго – еврейский актер и режиссер Моисей Бенгельсдорф и поэтесса Любовь Вассерман – были в числе первых переселенцев, приехавших строить Еврейскую автономную область.

«Мой папа приехал из далекой Аргентины, где работал в портняжной мастерской и увлекался еврейским самодеятельным театром… Приехав в Биробиджан, сразу же попал на лесоповал в тайгу… Из леса папу вытащило его увлечение театром – его направили в Москву, в Еврейское театральное училище при ГОСЕТе, который возглавлял тогда великий Михоэлс. В Москве папа познакомился с мамой, которая после приезда из Палестины училась в университете на еврейском  рабфаке… Выйдя замуж, она уехала с папой в Биробиджан, имея профессию еврейской журналистки и призвание поэтессы».

Свои первые детские годы Серго Бенгельсдорф вспоминает как одни из самых счастливых:

«Я помню, как в нашем доме собирались артисты театра, мамины коллеги по перу, среди которых были Бузи Миллер, Гершл Рабинков, Исроэл Эмиот, Сальвадор Боржес, Наум Фридман, Бер Слуцкий,  как в наш дом заходили приезжающие в Биробиджан Дэр Нистэр, Иосиф Керлер, Шмуэл Гордон. А  какие жаркие споры разгорались, какие протекали литературные и  театральные диспуты, как все верили в будущее Биробиджана, в будущее еврейской  культуры! Я в те годы пошел в школу, с 1944-го по 1949 год учил идиш – отсюда умение читать и писать на родном языке. И за это моя благодарность Биробиджану и, конечно же, родителям, потому что в нашем  доме говорили только на идише».

1949 год стал трагическим и для Биробиджана, и для семьи Серго. В пылу борьбы с еврейским национализмом были арестованы руководители области и известные писатели,  поэты, в числе которых была Любовь Вассерман. Начался разгром еврейской культуры, закрыли БирГОСЕТ – национальный театр, где работал отец Серго.

«Для нашей семьи это был полный крах. Мама на долгие семь лет оказалась в сталинских лагерях, а мой бедный папа в одночасье лишился любимой жены, любимой творческой работы и вынужден был, чтобы прокормить себя и сына, пойти чернорабочим на швейную фабрику. А я, продолжая  учиться в школе, в 13 лет пошел работать пианистом в культпросветучилище, чтобы как-то поддержать вконец растерявшегося отца… От нас отворачивались  знакомые, боялись с нами заговорить, мы поддерживали отношения только с семьями таких же репрессированных…».

Серго учился в музыкальной школе Биробиджана по классу фортепиано, был одним из лучших, подающих большие надежды учеников. Приезжая потом в родной  город, он старался побывать в этом храме музыки, который раскрыл его талант, дал возможность выбора любимой профессии. Серго окончил в Хабаровске музыкальное училище, потом продолжил учебу в Кишиневской консерватории.

«Когда меня спрашивают, почему я уехал учиться на другой конец огромной страны, неужели ближе к Дальнему Востоку не было консерваторий, то всегда отвечаю: «Спасибо великому вождю всех народов!». Шел 1955 год, наступила «хрущевская оттепель», но мама все еще находилась в «знаменитом» Тайшетлаге, и я, заполняя анкету в отделе кадров, на вопрос о родителях ответил, что мама – домохозяйка, в надежде, что пока документы придут для проверки из Кишинева в Биробиджан, мама уже будет дома. Так и случилось…».

Серго Бенгельсдорф с родителями. 1956 год.

В Кишиневе нашему талантливому земляку после консерватории предложили работу концертмейстера в оперном театре. Через три года он решил пойти учиться на оперного режиссера.

«В музыке я был к этому времени неплохим профессионалом, а театр влек с детства, которое прошло за кулисами Биробиджанского ГОСЕТа, где мой незабвенный отец служил режиссером и актером».

Но оперным режиссером Серго Бенгельсдорф так и не стал. Зато открыл в себе новый талант – театрального критика. Его учителем и духовным наставником был  профессор Ленинградской  консерватории Исаак Гликман, которому благодарный ученик посвятил одну из глав своей книги, назвав ее  «Учитель на всю жизнь».

Кишинев на многие годы стал родным для Серго –  в этом городе наш земляк состоялся как музыкант, обрел известность в  мире искусства. Здесь прожила последние два года и нашла упокоение его мама – биробиджанская поэтесса Любовь Вассерман.

Но маэстро никогда не забывал город своего детства и юности. Когда здесь жили родители, приезжал их навестить. В 1990-е годы в Биробиджане стали проводиться  фестивали еврейской культуры и Серго Бенгельсдорф  старался  непременно в них участвовать.

Навещал Серго и редакцию «Биробиджанер штерн», где работала когда-то его мама Любовь Вассерман, общался с журналистами, устраивал импровизированные концерты с участием своих талантливых учениц – певиц, исполнявших песни и на идише, и на русском, и на молдавском языках. Рассказывал о своих родителях. Это были теплые, душевные, незабываемые встречи.

Два года назад он тоже приехал на фестиваль, но уже не из Молдовы, а из Израиля, куда уехал на постоянное место жительства.

«Надеюсь, что я еще встречусь с вами», – говорил на одной из встреч благодарным зрителям.

Накануне юбилея мы попросили маэстро рассказать, как ему живется в Израиле, спросили, готов ли он приехать в Биробиджан на очередной Международный фестиваль еврейской культуры и искусства, тем более что  в дни фестиваля будет отмечаться и 80-летний юбилей города.

«Знаешь iдиш – далеко поiдишь» – эта еврейско-украинская поговорка  подтвердилась в моей новой, израильской жизни, которая началась три с половиной года назад. Переезжая в Израиль, мы с женой уже знали, что будем  жить на «дальнем севере», в Нагарии, потому что наши дети и внуки уже больше 20 лет живут в кибуце Ханита  на самой границе с Ливаном и в пятнадцати минутах езды от Нагарии. Сразу скажу, что этот уютный, удобный для жизни городок нам очень нравится, но после большого культурного центра, где я работал в музыкальном вузе, где был уважаемым театральным и музыкальным критиком, которого приглашали на все премьеры в оперный и драматический театры, на концерты в филармонии, где я со своими коллегами-профессорами выступал в лучших концертных залах Кишинева, все это не могло реализоваться в маленьком городе. Но вопрос о переезде в нашей семье даже не ставится, ведь не для того мы приехали в Израиль, чтобы не иметь возможности постоянно видеться с нашими детьми и внуками.

В первый год жизни в Нагарии я добросовестно посещал ульпан по ивриту, считался там одним из лучших учеников, потому что, зная свободно идишский алэфбэйс, легко читал на иврите. О моих познаниях в идише узнали в Отделе абсорбции при Ирие и предложили организовать клуб «Мамэ-лошн на базе хостеля «Гилад». И вот уже больше  двух лет мы встречаемся в клубе с моими подопечными, разговариваем на идише обо всем, поем еврейские песни и рассказываем анекдоты. У нас есть гимн, с которого начинается каждое занятие в клубе, в котором мы прославляем наш язык – идиш.

Есть у нас в клубе и свой поэт – Яков Пустыльник. Привлекли мы к работе и талантливого певца, солиста  хора «Голоса Нагарии» Стаса Аникеева. Мы несколько раз выступали на различных концертных площадках Нагарии, успех был очень большой, никто не верил, что до прихода в клуб Стас не знал идиша. На концертах я читаю мамины стихи из ее книги «Байм ям ун байм тайх» («На море и на реке»), которая вышла в свет в Тель-Авиве. Это был для меня самый лучший и самый большой  подарок за все время жизни в Израиле, ведь после маминой смерти в 1975 году мне так и не удалось ни в бывшем СССР, ни в независимой Молдове издать ее посмертный поэтический сборник.

И еще одно важное событие произошло в моей жизни.  В конце прошлого года я познакомился в Тель-Авиве  с одним из лучших пианистов современности и потрясающим человеком Евгением Кисиным. Под впечатлением этого знакомства написал очерк, который был опубликован в интернет-журнале  «Мы здесь», редактор которого мой земляк из Биробиджана Леонид Школьник.

А на днях я получил официальное приглашение из Маалота открыть  там клуб «Мамэ-лошн». Вот так пригодилось мне в Израиле знание идиша», – написал в ответном письме в редакцию Сергей Бенгельсдорф.

А еще маэстро вспомнил добрым словом своих любимых биробиджанских учителей  – Сарру Исаевну Кульберг по фортепиано и Сарру Яковлевну Менис по русскому языку и литературе.

«А с выходцами из Биробиджана, которые живут в Израиле, я поддерживаю  добрые отношения. Это Леонид Школьник, Семен Гройсман, Владимир Ротенштейн, Изя и Алла Беккерман, Феликс Шварцбург – мой бывший сосед по Ленина,17. Очень бы хотел  приехать на празднование юбилея города и на фестиваль со своей внучкой, студенткой Иерусалимской академии музыки по классу вокала. Это – продолжение нашей семейной традиции, ведь моя дочь Ася, которая, кстати, родилась в Биробиджане, тоже музыкант, как и ее муж Алик. Я бы мог провести презентацию маминой новой книги, а с внучкой выступить на фестивале», – такое желание  высказал  маэстро.

Мы от всей души поздравляем Серго Моисеевича с прошедшим юбилеем, желаем ему здоровья на долгие годы и новых творческих успехов, семейного счастья. А еще – чтобы его желание приехать осенью в Биробиджан обязательно осуществилось.

В публикации использованы отрывки из книги С. Бенгельсдорфа «Жизнь в еврейской культуре» 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *