«Я просто люблю вас!»

«Я просто люблю вас!»

Фото предоставлено семьёй Котовых

О счастье матери и детей и умении быть другом людям, вчера незнакомым

Творческий вечер ветерана областной журналистики Ады Котовой прошёл в Биробиджане. Место встречи — традиционное: клуб «У фонаря» театра кукол «Кудесник». А вот повод — в некотором смысле «комплексный»: отмеченный несколько дней назад (пока не юбилейный) день рождения журналиста, столь же не юбилейная — всего лишь 49-я — годовщина супружества героини вечера и канун Дня защиты детей. О детях виновницы торжества говорилось немало, и ведь повод находился!

Биография Ады (а по паспорту Эделии) Матвеевны Котовой типично биробиджанская. Её дедушка — кузнец по фамилии Спектор — приехал с другими «искателями счастья» на берега Биры в 1928 году. Через год к нему перебралась с Украины семья, в которой уже было шестеро детей — от пяти до 20 лет. Маме героини нашего рассказа в то время было 17 лет.

Её избранник Матвей тоже «отыскался» в Биробиджане, приехавший в Еврейскую автономную область с семьёй в 1938 году. А поженились они в победном 1945-м.

Их дочка Эделия, которую чаще друзья и соседи называли Адой, со школы очень любила литературу. Любовь эта, однако, выражалась не в банальном сидении за книжками, а в желании читать вслух для других, делиться узнанным. Поэтому   однажды Ада-Эделия пришла в Дом пионеров и школьников (ДПШ, многие ли помнят сейчас эту аббревиатуру?), где стала заниматься в кружке художественного чтения. Она до сих пор знает на память множество стихов и охотно их декламирует.

— С 60-х годов я помню одно хорошее стихотворение, автор которого, к сожалению, для меня остаётся неизвестным по сей день. Даже всеведающий Интернет не даёт ответа! Похоже на творчество Эдуарда Асадова, но точно не он. Послушайте…

Ада Матвеевна начинает читать:

Мне вспомнилась

Забытая обида,

Меня разволновавшая

до слёз.

В подъезде надпись:

НИКОЛАЙ + ЛИДА

И после знака равенства —

вопрос.

Вопрос был в том, что рядом,

по соседству,

В домишке с палисадом

голубым

Жила-была моя подруга

детства —

Красавица из сказки братьев

Гримм…

Это стихи о школьной, подростковой любви, о том, как повзрослевшие в одну ночь выпускники ушли на войну и потеряли друг друга. Но родившихся после войны своих детей назвали… в честь друг друга. И оба их любящих супруга поняли и… приняли это. Ведь все они знали, что такое любовь и что такое война.

Очень необычное стихотворение. Из которого, увы, потерялась одна строка…

После школы девушка решила поступить в Биробиджанское педагогическое училище. А это было очень непросто. Верьте не верьте, но при плановом наборе 35 студентов в «Адын год» туда поступали семь потоков по 35 человек! Нынешние университеты большей частью «отдыхают». Но Ада пробилась в число студентов! Поступление оказалось судьбоносным в самом прямом смысле. После окончания училища Ада по распределению поехала преподавать в школу села Столбового Октябрьского района.  В Столбовом она встретила сибиряка Степана, который вскоре стал её мужем. С тех пор они не расстаются.

— После трёх лет обязательной отработки по распределению в селе я вернулась в Биробиджан, но работы по специальности не нашла, — вспоминает Ада Матвеевна. — Попробовала, как многие женщины, себя в лёгкой промышленности, на чулочно-трикотажной фабрике. Но хватило меня только на три месяца: не то что трудно — однообразно. Вот это угнетало. Потом была работа в областной газете — «Биробиджанской звезде» секретарём-машинисткой, учётчиком отдела писем.

Обработанная корреспонденция хранилась в особой «Адовой папке», как окрестил эту обычную картонную серую папку редакционный острослов Валерий Фоменко. Слова его не растворились в редакционном пространстве. Через некоторое время папку украсила «официальная» надпись: «Адова папка», которая очень смущала редакционных новичков,  думавших, что там секретарь-письмоводитель  держит не иначе как «чёрный список» на проштрафившихся сотрудников…

А потом вышло партийное постановление «об усилении работы с письмами читателей» (не будем забывать, о каких временах идёт речь, партия, как «руководящая и направляющая сила нашего общества», ещё и не тем занималась), заведующая отделом писем Майя Котлерман взяла с собой «на усиление» Аду Котову, отправившись на Биробиджанскую обувную фабрику. И оттуда письмоводитель принесла в редакцию свой первый журналистский материал. И кто-то из коллег однажды удивился: «А почему такой хороший автор не работает корреспондентом?»

Так началась новая — творческая — полоса её жизни.

Кстати, немало сил отдавший областной радиожурналистике Михаил Шишмарёв напомнил, что и его в своё время с той самой обувной фабрики переманили на новую стезю Ада Котова и её подруга и коллега Ирина Манойленко:

— Они филигранно правили заметки рабкора, и те шли в газету. Меня стали узнавать многие люди, а я стал иначе расценивать свои силы.

Знаете любимую песню советских журналистов, рождённую в «хрущёвскую оттепель»? Если даже нет, то наверняка слышали часто цитируемое: «Трое суток не спать, трое суток шагать / Ради нескольких строчек в газете».  Там есть ещё одна очень профессионально точная фраза: «Братом был, товарищем и другом / Людям, накануне незнакомым». Вот Ада Котова умела стать не чужим человеку, которого видела, возможно, единственный раз в жизни, умела его расположить к себе, раскрыть для других и ободрить, если нужно.

Очерки о простых людях — не о знаменитостях, не о скандалах — всегда были сильной стороной творчества этого журналиста и пользовались вниманием читателей. Особенно о женщинах, женских судьбах, радостях и печалях.

— У неё такой профессиональный метод: не критикует, а спасает, — определила особенность творчества, а также характер Ады Котовой ведущая вечера Татьяна Горловская.

Она очень умело и тщательно выбрала отрывки из очерков героини вечера, которые зачитывала вслух, и с пожелтевших газетных страниц в зале веяло духом Времени — времени Надежд и Доверия.

Впрочем, пожелтевшие страницы отнюдь не значит безнадёжно старые. Просто таково свойство газетной бумаги — быстро желтеет. А отработала в газете Ада Котова и первую пятилетку двадцать первого века, и после официального выхода на пенсию периодически писала для областной прессы.

И не только для прессы. В 2015 году её очерк о коллеге по «Биробиджанке», фронтовике Абраме Мордуховиче вышел в монументальном издании — пятитомнике «Сибиряки на защите Сталинграда», выпущенном как подарочное издание… в Италии. Так что судите сами об уровне биробиджанской журналистики.

— Писать плохо, работая в таком гениальном коллективе, который сложился в 80-х годах в «Биробиджанской звезде», было просто невозможно, — говорит Ада Матвеевна. — Печатное слово пользовалось огромным доверием, и мы доверие это старались оправдать.

— Современный информационный поток украл у нас — читателей новостей — направленность работы журналиста на человека, для человека. Этому всегда не грех поучиться нынешним журналистам у «старой гвардии», — выразил своё мнение гость вечера — учёный и поэт Виталий Бурик.

Потому, очевидно, наступившая в конце 80 — начале «лихих» 90-х свобода слова не превратилась на страницах родной для Ады Котовой и множества её более молодых коллег «Биробиджанки» в вакханалию, во вседозволенность, а старейшая в области газета даже не пыталась стать «жёлтой прессой», пусть и в погоне за прибылью на жёстком рынке. И у газеты есть читатели, которые это до сих пор ценят.

Когда-то ещё один из сотрудников «Биробиджанки» — поэт Виктор Соломатов — сказал: «Известность — это не когда тебя узнают на улице, а когда тебя цитируют». Аду Котову в этот раз цитировали много и многие. Многое вспоминали о ней. А она не столько говорила о себе, сколько читала чужие стихи (хотя и сама их немного писала) на любимые темы — о любви и о детях: лирика «шестидесятника» Евгения Винокурова, забавные приключения мальчика Лемеле — переводы с еврейского из Льва Квитко…

Когда-то в молодости цыганка предсказала Аде: «Счастлива будешь своими детьми». Вроде бы и не пророчество вовсе. Какая женщина не желает счастья своим детям?

А вот сбылось, считает Ада Матвеевна, и сбылось очень просто: из четверых её детей трое — профессиональные журналисты, хотя только дочь Елена окончила журфак МГУ, а сын Олег получил военное образование, Евгений —   юридическое. И все — не из последних в своём деле.

Есть какой-то секрет воспитания? Особый «ген журналистики»?

Никаких секретов нет, считает Ада Котова: «Просто я люблю вас, люди! И это всё, что я хочу вам сказать».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 4 =