Я с городом так прочно связан…

Я с городом так прочно связан… - В сквере Победы Биробиджана

Фото из семейного архива Вольфа Каца

В сквере Победы Биробиджана

Вольф Кац, ветеран  труда:

– Биробиджан – город, давший мне жизнь, образование, любовь, семью, друзей, любимую работу, город, с которым я так прочно связан, что эти нити уже ничем не разорвать

Дважды рожденный

Жизнью я обязан не только своим родителям, но и биробиджанским докторам. Когда я появился после тяжелых родов на свет, врачи констатировали – ребенок не дышит, он мертв. Мама не хотела в это верить, ведь я был ее долгожданным первенцем.

«Он жив, жив!» – повторяла она, как заклинание.

И врачи начали меня воскрешать из мертвых. И случилось таки-чудо. Почти целый месяц продолжалась борьба за мою жизнь. Я родился в начале декабря 1934 года, но в свидетельстве о рождении мне поставили другую дату – 1 января 1935 года. По сути, это был мой второй день рождения, совпавший с новым годом.

Вот так Биробиджан дал мне жизнь и возможность прожить ее достойно. Назвали меня в честь деда по отцу – Вольфом.

Дорогие мои родители

Отец мой Арон Вольфович Кац приехал на станцию Тихонькую из Винницкой области в 1928 году с одним из первых эшелонов еврейских переселенцев. Приехал без семьи, совсем молодым парнем. Жить и работать его отправили в Бирофельд – переселенческое село, которое только начало строиться. Но колхоз в Бирофельде уже был, и отец стал работать там трактористом.

Потом переехал в Биробиджан, в 1933 году заработал отпуск, поехал на родину, его долго и упорно уговаривали остаться. Но отец не только не остался, но и вернулся в Биробиджан не один – привез сюда любимую девушку, мою будущую маму Броню Иосифовну Гольдштейн.

Работал отец на АРЕМе – в авторемонтных мастерских. Успел построить дом, посадить сад. Когда началась война, папе дали броню как высококвалифицированному специалисту – предприятие начало выполнять военные заказы. Но в сентябре 1943 года он ушел на фронт, а в 1944 году получил тяжелое ранение и умер в госпитале от ран. Госпиталь находился в городе Торжке Калининской области, там отца и похоронили. Через сорок с лишним лет пришло письмо от красных следопытов местной школы, где они написали, что Кац Арон Вольфович похоронен в братской могиле на Боголюбовском городском кладбище, приглашали приехать. Так завязалась переписка, а в апреле 1985 года я смог побывать на могиле отца, поклониться его праху. Помню, как перехватило горло и слезы подступили к глазам, когда я увидел на надгробном памятнике родную фамилию.

Даже через многие годы я всегда чувствовал боль потери дорогого мне человека, мне так не хватало его в жизни.

А потом в школе я встретился с ребятами-следопытами, рассказал им об отце, поблагодарил за все их добрые дела. Очень теплой была эта встреча, я всегда вспоминаю о ней, хотя прошло больше тридцати лет.

Мама, Броня Иосифовна, была учительницей начальных классов, работала в первой и восьмой городских школах. Наверняка в Биробиджане найдутся ее бывшие ученики, которые вспомнят свою первую учительницу добрым словом. По примеру бабушки выбрала учительскую профессию моя дочь Лилия Комиссаренко. Учителем была и моя жена Клара Семеновна, в девичестве Фуксман. В общем, целая педагогическая династия образовалась у нас в семье.

Помните, я сказал, как в 1933 году моего отца родные уговаривали остаться на Украине? Если бы он и мама не вернулись в Биробиджан, не было бы нашей семьи. И папины, и мамины родные  погибли в военные годы, так что росли мы с братом Леней без бабушек и дедушек.

Я часто прихожу в сквер Победы – там на одном из пилонов выбита фамилия моего отца. Мысленно разговариваю с ним. А мама ушла из жизни в 1983 году, так и не осуществив свое большое желание – побывать на могиле любимого мужа. За нее это сделал я.

Школьные годы чудесные

Это не просто слова из песни, это по-настоящему искреннее чувство, которое пронес я через все годы школьного ученичества.

Учился я в первой школе Биробиджана. В первый класс поступил в военном сорок втором году, а десятый  окончил в 1952-м, через семь лет после войны. Многие, как и я, росли без отцов. Вот такой у нас был особый выпуск.

Несколько лет проучился я в музыкальной школе по классу скрипки, но учебу пришлось оставить из-за материальных трудностей. А музыку всегда любил и с удовольствием слушаю концерты нашего ансамбля скрипачей.

Средних школ в то время в городе было две – первая и девятая. Делились школы, как сейчас говорят, по гендерному признаку. Наша, первая, была мужской.

Моей первой учительницей была Дора Израилевна Рапопорт. Как она справлялась с нами, мальчишками, остается только удивляться – ведь нас в классе насчитывалось больше тридцати человек.

Учительский состав в первой школе всегда был сильным. Особенно  хорошо преподавались точные дисциплины – математика, физика, химия. Математику у нас блестяще вел Евгений Савельевич Беров, физику – Соломон Абрамович Глускин. И то, что многие мои одноклассники поступили после выпуска в технические вузы, получили высшее образование – огромная заслуга наших дорогих учителей.

Первое время мы устраивали встречи в стенах родной школы, от нашего класса, можно сказать, и пошла эта добрая традиция. В этом году нашему выпуску исполнится 65 лет, но вряд ли придется отметить эту дату – кто-то ушел из жизни, кто-то уехал из страны и города. Столько времени прошло, а как будто вчера было – так хорошо все помнится.

Когда мечты сбываются

Моему поколению повезло в том, что наши мечты чаще всего становились реальностью.

Я мечтал стать железнодорожником с детства, очень нравилось смотреть, как уходят с вокзала и прибывают на вокзал поезда. В трехлетнем возрасте родители возили меня на Украину, и я – удивительное дело – запомнил, как стучали колеса поезда, запомнил и другие эпизоды поездки.

В школе на каникулах наш девятый класс ездил в турпоход на поезде. Останавливались в Спасске, Уссурийске, Артеме, Владивостоке. Нам показывали не только исторические места и городские достопримечательности, но и предприятия. В Спасске мы побывали на цементном заводе, в Уссурийске – на масложиркомбинате, в Артеме смотрели, как работает ГРЭС и спускались в угольную шахту, во Владивостоке увидели, как ремонтируют корабли. Вот такая была своеобразная профориентация.

В Биробиджане был железнодорожный техникум, и после окончания семи классов я решил поступить туда, чтобы не отрываться от дома. И вдруг техникум закрывают и на его базе открывают школу машинистов паровозов. Подумав, я остался в школе, а когда окончил десять классов, поехал поступать в Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта.

Так я впервые покинул на пять лет родной город.

Осуществили свою мечту и многие мои одноклассники. Авиационным конструктором стал Семен Эрлих, военными летчиками – Геннадий Кажичкин и Яков Волкомирский, инженерами-кораблестроителями – Анатолий Коган и Юрий Журбов, инженером на стратегическом предприятии – Юрий Лесков, отделом капитального строительства на Биробиджанском заводе силовых трансформаторов руководил Александр Книга, начальником участка на предприятии «Дальэлектромонтаж» был Виктор Новиков, в Хабаровском политехническом институте многие годы преподавал Рувим Тынт, а в первой школе вел математику Адольф Кельман. Учились мои одноклассники в Хабаровске, Владивостоке, Томске, Куйбышеве… Разве что до Москвы никто не добрался. Вот только мало кто потом вернулся в Биробиджан – жизнь разметала наш класс по городам и весям.

От бригадира до директора

Диплом инженера путей сообщения по специализации «подвижной состав и тяговое хозяйство» я получил летом 1957 года. Распределили меня в вагонное депо станции Облучье. Первая запись в трудовой книжке – бригадир по ремонту тормозов. Потом повысили до мастера заготовительных цехов.

Через год я вернулся в родной город – по ходатайству обкома партии меня перевели на Биробиджанскую ТЭЦ, где не хватало специалистов. Так закончилась, едва начавшись, моя железнодорожная карьера.

На ТЭЦ я проработал больше десяти лет – сначала дежурным инженером станции, затем заместителем начальника котельного цеха. Именно в эти годы здесь были установлены новые котлы, которые служат городу и по сей день.

Работая на ТЭЦ, вступил в партию. Партбилет мне вручили 12 апреля 1961 года – в тот самый знаменательный день, когда в космос полетел Юрий Гагарин.

Интересное тогда было время. Город начинал активно застраиваться, появились первые пятиэтажные дома – биробиджанские «высотки». Развивалась и строительная индустрия. Мне предложили должность заместителя директора на одном из новых строительных предприятий – заводе ЖБИ №7, который входил в состав хабаровского крупного треста «Железобетон». В 1970 году я стал директором завода. При мне здесь появился новый цех – крупнопанельного домостроения. Работало предприятие на полную мощность, ведь именно тогда начал застраиваться третий микрорайон, который  получил имя Иосифа Бумагина, а потом и другие микрорайоны. Согласно генеральному проекту застройки Биробиджана, над которым работали ленинградские архитекторы, все микрорайоны шли под номерами.

На партийной  и советской работе

В 1976 году мне предложили перейти на работу в горком партии – заведующим промышленно-транспортным отделом. И если раньше приходилось иметь дело в основном с производственными процессами, то в горкоме пришлось налаживать взаимоотношения с людьми, руководителями предприятий. Биробиджан был развитым промышленным городом – больше двадцати предприятий, из них десять – крупных, обширная транспортная инфраструктура. Так что скучать на работе точно не приходилось, пришлось забыть и о том, что такое нормированный рабочий день.

На работу и с работы ходил пешком. Расстояние небольшое, но старался выходить утром пораньше – пока шел, десятка три знакомых встречались по пути – с кем-то надо было поздороваться, с кем-то переговорить. Руководителей города все знали в лицо, потому что они чаще встречались с людьми, регулярно бывали на предприятиях и в организациях, реже ездили на машинах, а больше ходили пешком.

Работая в горкоме, окончил заочно Хабаровскую партийную школу.

Когда началась перестройка, многое в стране стало меняться. Происходили и кадровые перемены. В мае 1987 года меня перевели в облисполком – заведовать отделом промышленности теперь уже всей области.

Переломными стали для меня девяностые годы – в 1991-м мне пришлось возглавить вновь образованный комитет по управлению имуществом области. Вскоре распался СССР, облисполком стал называться областной администрацией. Как шла в те годы приватизация госимущества, многие еще не забыли. Приходилось буквально ходить по лезвию ножа, нас постоянно проверяли, но ни разу наш комитет не обвинили в нарушении закона.

Последняя запись в моей трудовой книжке – начальник госнефтеинспекции ЕАО. Оттуда и ушел я на заслуженный отдых  в 2004 году, как раз накануне своего «документального» семидесятилетнего юбилея. Общего трудового стажа у меня набралось 47 лет.

Жизнь продолжается

 Всегда старался работать честно, с полной отдачей, как и многие люди моего поколения. Имею награды – почетные грамоты, почетный знак отличия «За заслуги перед Еврейской автономной областью» II степени, две медали и орден «Знак Почета». Избирался депутатом городского совета народных депутатов.

Трудно сказать, как сложилась бы моя жизнь, если бы я не вернулся в родной город. Но именно Биробиджан стал городом моей судьбы, тем местом на земле, где я смог реализовать себя не только в профессии, но и в семье. Дети мои тоже живут в Биробиджане, они уважаемые люди. Лилия – директор школы-лицея №23, в прошлом году была избрана депутатом Законодательного Собрания области. Аркадий руководит фирмой «Реал-Электроник». Радуют внуки, особенно младший Владимир, который осваивает интересную и нужную инженерную профессию – внедрение энергосберегающих технологий в химическом производстве. Свои знания он применил, когда проходил практику на Биробиджанской ТЭЦ и Горводоканале.

Живи, Биробиджан!

История Биробиджана – это история моей жизни, моей семьи. Так может сказать каждый, кто родился и прожил жизнь на своей малой родине. Город был с нами, а мы с ним – и в радости, и в горе. А каждый его юбилей – это и наш праздник.

Завтра моему родному Биробиджану исполнится 80 лет. Он за последние годы заметно изменился, похорошел. Сносятся старые дома, строятся новые. Настоящим украшением города стала набережная Биры, по которой так приятно прогуляться.

Но любая красота меркнет, если ее не поддерживать. А на лице моего города появляются все чаще небрежность, неухоженность. На застекленных тумбах возле филармонии выбиты стекла, висят оборванные старые афиши полугодовой давности. Брусчатка – дело хорошее, если плитка хорошо уложена. Но как-то прошелся возле магазина «Товары для мужчин» и чуть ноги не сбил. Хочется, чтобы город всегда радовал нас, а не огорчал.

Я желаю Биробиджану долголетия и процветания, чтобы горожане не рвались отсюда уезжать, а стремились послужить на благо родного города. Ведь не зря говорят, что дома и стены помогают.

Мы с городом почти ровесники: ему – восемьдесят лет, мне – восемьдесят два. Вместе росли, вместе взрослели, вместе чего-то достигли в жизни. Спасибо тебе, Биробиджан, что ты был и остаешься рядом со мной как самый лучший друг. Живи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + тринадцать =