Я узнаю тебя по почерку

Я узнаю тебя   по почерку

Фото Олега Черномаза

Что может рассказать о человеке его почерк?

Практически ушли в прошлое тексты, написанные от руки. Сегодня каллиграфический почерк большая редкость. Впрочем, наши неразборчивые каракули – находка для специалистов, занимающихся исследованием почерка. По ним они могут «опознать» автора рукописного творения и рассказать о нем.

Думаю, все хотя бы раз видели фильм или сериал, в котором эксперты-криминалисты легко определяли подлинность записки или документов. Но так ли все просто на самом деле, или же за кадром остается все самое интересное?

Есть и у нас в области люди, для которых почерк человека, как открытая книга. Один из таких специалистов, способных разгадать тайны почерка, работает в Экспертно-криминалистическом центре УМВД России по ЕАО.

Главный эксперт ЭКЦ Ирина Радько проводит почерковедческую экспертизу. Любимым делом, а работа эксперта-криминалиста для нее не просто профессия, Ирина Петровна занимается девятнадцать лет.

Хотя люди стали сейчас меньше писать от руки, а больше печатать тексты на компьютерах и смартфонах, работы у почерковедов не убавилось, уверяет Ирина Радько.

– До сих пор исследование почерка и данный вид экспертизы является одним из наиболее сложных и, считаю, самым интересным, – говорит она. – Почерковедческая экспертиза решает три основные задачи: идентификационную, диагностическую и ситуационную, то есть кто, в каких условиях и при каких обстоятельствах написал что-либо. Естественно, для исчерпывающего ответа на поставленный вопрос эксперту необходимо пройти всю многоступенчатую систему решения диагностических и ситуационных задач, продвигаясь от наиболее общих к частным. Необходимо отметить, что на современном уровне разработанности научных и методических основ диагностической и ситуационной экспертизы решение задач по установлению конкретной причины возникновения особенностей в данном объекте возможно далеко не всегда. Так, в настоящее время судебное почерковедение располагает достаточно надежными методиками установления факта намеренного изменения почерка скорописным способом, непривычного письма левой рукой, выполнения подписей в состоянии алкогольного опьянения. В то же время такие сбивающие факторы, как стрессовое состояние и необычная поза, не всегда диагностируются и дифференцируются.

В особенности сложным является решение диагностических задач в отношении малообъемных почерковых объектов (кратких записей, подписей.

– Почерк формируется в результате сложной профессиональной деятельности, – рассказывает эксперт. – То есть сначала в первом классе школы мы учимся правильно писать буквы, затем с годами вырабатываем свой индивидуальный почерк. Причем, чем больше и чаще мы пишем, тем сильнее наше написание букв может отличаться от того, чему нас учили на уроках чистописания. Поэтому у меня в кабинете висит алфавит с образцами письменных букв, чтобы я сама не забывала нормы прописи и использовала их в ходе почерковедческой экспертизы. Все мы пишем по-разному – кто-то упрощает буквы, а другие, наоборот, усложняют тем, что дорисовывает различные завитушки и так далее.

Что же можно рассказать о человеке по почерку? Можно ли определить пол, возраст или, например, уровень образованности, профессию?

По краткому тексту, объясняет Ирина Петровна, вы никогда не сможете с уверенностью определить, кем он написан. Рукописный текст должен быть определенного объема, и далее в ходе исследования устанавливается количественный критерий для разграничения статистических совокупностей признаков почерка, которые имеют разную частоту проявления в рукописях, выполненных мужчиной или женщиной.

С определением возраста написавшего еще сложнее. У человека средних лет и старше может быть маловыработанный практический почерк, если он, скажем, когда-то окончил всего восемь классов и нигде после этого не работал или же трудился там, где ему не требовалось много писать. Навыки почерка у такого человека утрачиваются, рассказывает специалист ЭКЦ, и он может писать как школьник. Или, взять, к примеру, докторов. Они много пишут и почерк у них такой, что прочесть его очень сложно.

– Специалисту-почерковеду легче разобрать «почерк» врача, потому что он компетентно знает, как можно, например, упростить ту или иную букву или связать буквы и слоги между собой, – отмечает Ирина Радько.

Что ж, теперь мы знаем, кто сможет разобрать написанный в нашей больничной карточке диагноз или рецепт на лекарства.

А вот понять, левша или правша автор рукописного текста, гораздо проще. У левшей, кроме того что бывает нетрадиционный наклон букв влево, также присутствуют признаки зеркальности исполнения некоторых букв.

– Когда мы исследуем почерк человека, который сам, являясь правшой, писал левой рукой, то как раз ищем признаки зеркального отображения букв, – рассказывает эксперт-почерковед. – Однако, есть люди, которые равно хорошо пишут как правой, так и левой рукой, – амбидекстры.

На экспертизу к специалисту-почерковеду поступают самые разные документы и материалы: протоколы освидетельствования, документация налоговых проверок по вопросам правильности исчисления и своевременной уплаты (удержания, перечисления) всех видов налоговых сборов, неправильно заявленных налоговых вычетов в сторону уменьшения НДС, о злоупотреблении должностными полномочиями, служебных подлогах, недостоверных сведениях о финансово-хозяйственном положении. Они также исследуют документы о незаконном предпринимательстве, обмане, злоупотреблении доверием при оформлении договоров купли-продажи квартиры, преступлениях против социально-экономических прав и свобод, умысле на тайное хищение денежных средств, принадлежащих банковским организациям.

– К большому сожалению для эксперта-почерковеда, сейчас в основном используют готовые бланки с печатным текстом и указанными реквизитами, под которыми нужно поставить лишь подпись, – сетует Ирина Радько. – Я бы очень рекомендовала организациям, помимо подписи, просить человека сделать ее расшифровку. На всякий случай. Чтобы потом у нас было больше возможностей для работы и меньше проблем у них.

В работе эксперту-почерковеду помогает специальное оборудование: стереоскопический микроскоп, «Ультрамаг» – профессиональный прибор для визуальной проверки подлинности банкнот, ценных бумаг и документов, видеомышь, которая показывает микроструктуру штриха.

– Работа почерковедов с техническим прогрессом не упрощается, потому что перед сотрудниками каждый раз ставятся задачи все сложнее, – рассказывает Ирина Рвадько. – Изучаем новые методики, совершенствуемся, занимаемся самоподготовкой, много читаем. Изучаем и достижения разных наук, поскольку почерковедение находится во взаимосвязи с другими науками. Допустим, специалисты-химики исследуют материалы письма, это тоже нам помогает в работе.

Каждая экспертиза запоминается, признается Ирина Радько.

Бывает, что следователь представляет документы на экспертизу, а образцов совсем мало или они несопоставимы с исследуемыми документами. Тогда эксперт заявляет ходатайство предоставить дополнительно образцы почерка и подписи. Причем, важная деталь при получении образцов – они должны быть сопоставимы по времени написания, форме документа, пишущему прибору и по стилю. Ирина Петровна отмечает, что очень важно и то, в каких условиях человек пишет, ведь почерк меняется, когда ты, например, удобно сидишь за столом или пишешь, что называется, на коленке. Важно и чем вы пишете – карандашом, шариковой или гелевой ручкой, фломастером, а также качество бумаги – все это тоже отразиться на почерке. Труднее приходится эксперту при анализе цифровых записей.

Помимо почерковедческой экспертизы, Ирина Радько также занимается дактилоскопической и технико-криминалистической экспертизой документов. Но, признается она, ей все же интереснее именно исследование почерка человека.

Красивый каллиграфический почерк сейчас редко у кого встретишь, сегодня он, пожалуй, стал сродни искусству. Однако в век компьютерных технологий не стоит забывать, что рукописный текст – это напоминание об уникальности каждого из нас, заявка о нашей индивидуальности и характере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *