Я завещаю вам школу

Я завещаю вам школу - Исаак Пришкольник

Исаак Пришкольник

Этими словами закончил свою прощальную речь, уходя на заслуженный отдых, директор Валдгеймской средней школы Исаак Абрамович Пришкольник. 17 декабря легендарному учителю исполнилось бы 95 лет

Фундамент

Двухэтажное школьное здание не похоже ни на какое другое. Нет у него близнецов у нас в области. Говорят, строили его по особому, индивидуальному проекту, с учетом советов и пожеланий тогдашнего школьного директора Исаака Пришкольника. И пока строили, директор каждый день приходил на стройку, как на работу, следил, чтобы в раствор для фундамента цемента не жалели, чтобы кирпичи клали ровно, как по струнке.4-2

– Вы уж к нам прорабом идите, – подшучивали строители, но в шутках этих была изрядная доля истины. Пришкольник хоть и не был профессионалом строительного дела, но и дилетантом в нем не слыл. У него был принцип, такой важный пунктик в характере – не советовать того, чего не знаешь и не умеешь сам.

В 1958 году новая школа приняла учеников. Сегодня возраст у школьного здания весьма почтенный, но за 57 лет ему ни разу не потребовался капитальный ремонт.

– Представляете, фундамент даже отбойный молоток не берет – такой он прочный. И стены очень крепкие, и полы, – с восхищением говорит нынешний директор Андрей Бялик. – Крышу бы перекрыть да потолки отремонтировать – и здание еще многие годы простоит. 

А вот украшавшие вход два бетонных шара пришлось-таки убрать – от времени они стали рассыпаться. Школьное крыльцо, обремененное пандусом, приобрело современный вид, но утратило свою изюминку.

В этом здании Исаак Пришкольник проработал больше четверти века. До 1982 года – директором, потом – учителем. Шестнадцать лет назад школа стала носить его имя.

Фамилия

Приехав в первый раз в Валдгейм, а это был 1982 год, и услышав о Пришкольнике, я удивилась такому редкому совпадению фамилии и профессии человека. Как будто сама судьба сделала за него этот выбор.

А может, так оно и было, когда паренек, выросший в еврейском местечке на Днепропетровщине, поехал учиться в Смоленский педагогический техникум. А выучившись, не раздумывая, рванул на Дальний Восток. Это был непростой 1937 год. Еврейская автономная область только-только начала становиться на ноги. А ему было всего семнадцать – можно сказать, мальчишка по нынешним меркам. Но в те годы взрослели рано, даже слишком рано, и ему в свои семнадцать пришлось не самому учиться, а учить других.

Семнадцатилетним Исаака Пришкольника в Валдгейме не помнят – те, кто помнили, ушли из жизни. Но сохранилась коллективная фотография 1938 года, где на фоне одноэтажной деревянной школы стоят одиннадцать молодых учителей. Две женщины и девять мужчин. Один из них– Исаак Пришкольник.

В 1939-м его призовут послужить Родине на Тихоокеанский флот. Спустя год он вернется, не дослужив полного флотского срока. По какой причине его комиссовали, Исаак Абрамович никогда не распространялся. Болезненно воспринял он и то, что его не призвали на фронт.

4-3Директором школы Пришкольника назначили 15 мая 1941 года – за месяц до начала войны. Тогда уроки в школе Валдгейма, где жили в основном еврейские переселенцы, велись на мамэ-лошн и на русском языках. Директор вел уроки идиша и немецкого языка, преподавал физкультуру и труд. Но прежде всего ему приходилось заботиться о дровах, чтобы дети учились в тепле, о том, чтобы учителя имели продукты и те же дрова, о ребятишках, оставшихся сиротами. Когда в Валдгейме организовали в годы войны детский дом, учиться его воспитанники пришли в сельскую школу. 

За хозяйственными делами, за заботой о хлебе насущном не забывал директор о том, что даже в войну музы не молчат. В школе создали агитбригаду, которая выступала перед колхозниками с концертами, театральными постановками. Особенно запомнилась пьеса «Партизанский отряд», которую юные артисты сыграли на идише – режиссером спектакля был сам директор.

В августе 1950 года Исаака Пришкольника освободят от должности директора в связи с отъездом на учебу в город Хабаровск.

В Валдгейм он вернется с красным дипломом учителя истории и обществоведения. И снова возглавит школьный коллектив – теперь уже на долгие годы.

И все же так ли уж фамилия определила судьбу этого незаурядного человека? Говорят, что Исаак Абрамович как-то признался, что от рождения носил фамилию Школьник, а когда захотел стать учителем, то решил, что быть Школьником педагогу вроде как несолидно и добавил к своей фамилии приставку «при». Так ли это было на самом деле или нет, теперь уже не важно. Главное то, что Исаак Пришкольник свою фамилию не только оправдал, но и прославил на долгие-долгие годы.

Тетрадь

Андрей Бялик протягивает мне старую тетрадь, где на 48 страницах уместилась школьная жизнь за двадцать с лишним лет. С 1962-го до 1982 года эту тетрадь вел Исаак Пришкольник, заполнял страницы приказами о приеме на работу учителей и технических работников, реже – об их увольнении. Он дорожил кадрами, особенно ценил тех, кто отдавал себя работе без остатка. Как он сам – школа всегда была для него на первом месте.

Приказы часто писались в произвольной форме, без перевода на канцелярский деловой стиль. «Так как в школе нет шофера, а шофер школе крайне нужен, приказываю принять на эту должность …», – примерно в таком духе написаны и многие другие приказы.

– Трудно представить, что в эту тетрадь поместились приказы за двадцать лет. Причем школьного кадровика, секретаря у директора не было – заполнял он книгу сам. Сейчас мне только за год приходится столько приказов издавать, сколько Пришкольник издал за двадцать лет. Я уже не говорю о других бумагах, – говорит Андрей Бялик.

Последние записи в тетради сделаны преемником Пришкольника – Николаем Алексеевичем Лысаком. Он проработал в Валдгеймской школе около двадцати лет. Исаак Абрамович был его учителем в школе, а когда ученик сам стал учителем, принимал на работу. После ухода Николая Лысака в районное Собрание директором школы впервые стала женщина – Нина Виноградова, мужская нить прервалась. Но ненадолго – Андрей Бялик, оставивший перспективную должность госслужащего, вернулся в родные школьные стены, где начинал работать учителем.5-2

– А ведь я, не поверите, еще с детства хотел быть директором. Не учителем, как мама, а именно директором. С Исааком Абрамовичем мы жили в одном доме, когда я в школу пошел, он уже был на пенсии. Но мне так много о нем рассказывали, что я представлял его чуть ли не волшебником, полубогом. Он ведь действительно был необыкновенным человеком – даже потому, что смог вместить в одну тетрадь целых двадцать лет!

Традиции

Говорят, учитель живет, пока живы его ученики. В Валдгеймской школе работает немало тех, для кого Исаак Абрамович был и школьным учителем, и наставником в профессии.

Галина Ивановна Ларкина – одна из них. В 1977 году она, выпускница физмата Хабаровского пединститута, приехала сюда по распределению.

– Помню, выходит нам навстречу мужчина – в рабочей одежде, руки в краске. Оказалось, сам директор красил парты с учениками.

Со мной тогда пять учителей приехало – целый педагогический десант. Мы были наслышаны в институте о Валдгеймской школе и ее директоре. В Хабаровском крае она одной из лучших считалась. Поэтому я с радостью сюда поехала. Исаак Абрамович встретил нас как родных, устроил в общежитие, привез продукты. Потом постоянно интересовался, что мы ели на завтрак, на обед, и если наше домашнее меню ему казалось скромным, вел чуть не за руку в школьную столовую. 

Он знал о проблемах учителей и учеников, его осведомленность просто поражала. Часто повторял: чтобы хорошо работать или учиться, надо иметь хороший тыл. 

А еще от директора сохранилась добрая традиция держать во время уроков двери классов открытыми. Когда он шел по коридору, то прислушивался, как педагоги ведут урок, и если его что-то увлекало, останавливался и с удовольствием слушал учителя. 

У него было твердое убеждение – если в первый год начинающий учитель никак себя не проявил, не блеснул, если он не любит детей – ему лучше сменить профессию. Особенно не терпел равнодушия.

Галина Ивановна экзамен на профессионализм выдержала,стала отличником народного просвещения, ее стаж работы в Валдгеймской школе – 38 лет. Позавчера она привела своих шестиклассников в сельский музей на открытый урок, посвященный своему наставнику. Ребята с интересом смотрели видеофильм о Пришкольнике и слушали ведущую, это порадовало учителя. 

– Об этом человеке нельзя забывать, с ним связана лучшая часть не только истории школы, но и села,– убеждена Галина Ивановна. – И нашим ученикам это тоже надо знать и помнить. 

Антонине Тимофеевне Мельниковой, школьному делопроизводителю, посчастливилось все десять лет учиться при Пришкольнике. 

– В первый класс я пришла еще в старую школу. Классы там были небольшие, коридоры узенькие, но в школе было так по-домашнему тепло, так уютно, что этой тесноты не замечали. Каждого ученика Исаак Абрамович знал по имени.

А еще была возле школы замечательная березовая роща, которую директор с учителями и учениками высадил еще до войны. Старенькой деревянной школы давно уже нет, а роща каждый год зеленеет. Очень любил Исаак Абрамович березки, и когда построили новую школу, вокруг нее тоже посадили белоствольных красавиц. Так установилась традиция – у школы обязательно должны расти березы. Именно эти деревца украшают главную школьную аллею, провожая ребят в дорогу знаний.

– Когда в школе перестали изучать идиш, Исаак Абрамович очень переживал. В разговоре он часто переходил на еврейский – кстати, и иврит он тоже хорошо знал. Старался научить нас еврейским танцам, сам хорошо танцевал. К праздникам вместе с нами часто оформлял стенгазеты, да с таким азартом. Часто мы задерживались допоздна и Ева Моисеевна, его жена, приносила нам всем бутерброды. А когда заканчивали работу, он нас провожал домой. Я жила за три километра от школы, но и меня он доводил до самого дома.

Исаак Абрамович мог быть и строгим, и жестким, но и учителей, и учеников он никогда не отчитывал прилюдно. Только с глазу на глаз, в кабинете, без свидетелей. А вот похвалить, доброе слово сказать старался обязательно при всех.

И Антонина Тимофеевна, и другие педагоги, работающие при Пришкольнике, отмечали его фанатичную привязанность к школе. Нередко окна в директорском кабинете зажигались в четыре или пять часов утра, а гасли чуть ли не ночью. Он никогда не оставлял на завтра недоделанной работы. Порядок в школе был идеальный, хотя уборщица на все два этажа при нем была одна. Классы убирали ученики, за порядком и чистотой бдительно следили дежурные.

Директор считал, что сельские школьники обязательно должны знать и сельский труд. Раз в неделю уроки в старших классах проводились для девочек на ферме, а для мальчишек – на машинном дворе или в колхозной мастерской. У школы было свое поле в 150 гектаров, где выращивали овощи и картофель для собственных нужд. Школьную производственную бригаду называли пятой колхозной бригадой.

С колхозом «Заветы Ильича», особенно с его председателем Владимиром Израйлевичем Пеллером, у Пришкольника были, как сейчас бы сказали, самые лучшие партнерские отношения. В чем-то они даже были похожи и по характеру, и внешне – колхозный председатель и школьный директор. В одежде непритязательны – телогрейка, сапоги-кирзачи, шапка-ушанка, а летом кепка. Потом, уже в шестидесятые годы, директор изменил этой традиции и стал носить шляпу и пальто.

Была еще одна традиция, установленная директором, – по одной школьной лестнице подниматься, по другой спускаться вниз. И дорожка на аллее была негласно разделена надвое, чтобы ученики с разбегу не столкнулись лоб в лоб. Разделял эту дорожку памятник Ленину, а когда его снесли, все стали ходить в разные стороны одной дорогой.

Награды

5-3По количеству учителей, имеющих награды и почетные звания, Валдгеймская школа могла сравниться разве что с первой школой Биробиджана, где педагогов и учеников было в несколько раз больше.Кроме Исаака Абрамовича Пришкольника, ставшего заслуженным учителем РСФСР в 1966 году, это звание получила спустя два года бессменный школьный завуч Любовь Тихоновна Койсман, которая живет сейчас в Израиле. Еще два заслуженных учителя – Сталина Георгиевна Хорева и Юлия Борисовна Бялик работают в школе и поныне. Исаака Абрамовича они вспоминают добрым словом, считая его своим наставником в профессии. 

Отличником народного просвещения была жена Исаака Абрамовича Ева Моисеевна Коган. Закончив Одесский пединститут, она приехала в Валдгейм по распределению, стала преподавать химию и биологию. В войну Исаак и Ева поженились, и бывшая одесситка навсегда осталась в селе, научилась доить корову, ухаживать за огородом. Свои предметы Ева Моисеевна знала безупречно и знания по ним давала прочные. В декабре этого года исполняется сто лет со дня рождения этой замечательной учительницы и верной спутницы жизни Исаака Абрамовича Пришкольника.

В советские времена орденами и медалями учителей награждали очень редко. Исаак Пришкольник стал исключением из этого правила. Он был награжден медалями «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть», орденом Трудового Красного Знамени.

Школа в Валдгейме, как и здешний колхоз «Заветы Ильича», славилась на всю страну, сюда приезжали за опытом, вот только повторить его не всегда получалось – для этого был нужен такой директор, как Исаак Пришкольник. 

Он ушел из жизни в 1996 году, а через три года ему посмертно было присвоено звание Почетного гражданина ЕАО. Когда на доме, где он жил, открывали мемориальную доску, собралось добрых полсела – его ученики. Многие плакали.

Наследство 

17 декабря в Валдгеймской школе отметят 95-летие со дня рождения своего легендарного директора. 5-4

 – Собрали много фотографий, в том числе и редких – спасибо за это дочери Исаака Абрамовича Полине Исааковне. Записали на видеопленку воспоминания о нем. Этот видеофильм покажем всей школе. А еще в память о директоре проведем битву хоров, будут исполнены и его любимые песни. У стенда, посвященного Исааку Абрамовичу, поставим почетный караул, – поделился Андрей Бялик, – и будет справедливо, если к 100-летию со дня рождения нашего бывшего директора в школе появится его бюст.

В этот день памяти в школе прозвучат стихи, написанные одним из учеников Исаака Пришкольника – поэтом Максом Риантом. 

Я славлю жизнь и новизны отдачу,

И школу, и родных учителей,

И Вас, Исаак Абрамович, тем паче,

За то, что вы учитель-чародей.

В учениках у вас перебывало

Пожалуй, все село за все года.

Стоят на полке классные журналы,

Как будто поколений череда.

Давно уже вы признанный учитель,

Предела нет, но есть всегда задел.

И есть судьба, где путь один – к открытьям,

С утра уроки – сутками в труде.

Какой порыв, какая неуемность!

Поэтому любим и знаменит.

Прославили вы школу на всю область, 

Она и за пределами гремит.

Уходя на заслуженный отдых, директор сказал своим бывшим коллегам: «Я завещаю вам школу». И это наследство оказалось самым дорогим.


 

Фото Олега Черномаза и из архива Валдгеймской школы 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − 1 =