Ёлка красная, ёлка нашенская

Ёлка красная, ёлка нашенская - П. Постышев в образе Деда Мороза (шарж 1935 г.)

П. Постышев в образе Деда Мороза (шарж 1935 г.)

Ровно 80 лет назад «устаревшая» традиция новогодних праздников вернулась в СССР благодаря П.Постышеву. А ёлку ставят на площади Ленина

Уже мало кто знает, что обычай наряжать на Рождество и Новый год ёлку  одно время в нашей стране находился под запретом. В конце 1920-х в этом действии вдруг увидели «поповский» и «буржуазный пережиток» и антисоветский (читай — антигосударственный) обычай! Что, конечно же, неуместно в семьях коммунистов, комсомольцев и идеологически вредно  для детей — будущих пионеров.   

При этом как-то забылось, что её возвращением в круг светских обычаев страна обязана Павлу Петровичу Постышеву — одному из политических и военных деятелей Дальневосточной республики.

Ещё в 1918 году основатель ВКП(б) В.И. Ленин вместе с супругой Н.К.Крупской запросто ездил «на ёлку» к самым настоящим советским детям, а художники и писатели это событие уже увековечили в  произведениях, идейную правильность которых никто под сомнение не ставил. Но вот Ленин умер, а желающих предугадать волю нового начальства всегда находилось предостаточно. Трезвые же мысли приходят в голову лишь после опьянения мнимыми «победами»…

На одной из рабочих встреч высших партийных деятелей в конце 1935 года недавно ставший кандидатом в члены  Политбюро Павел Петрович Постышев вдруг неожиданно вспомнил о новогодних детских торжествах в Сокольниках в 1918, в которых участвовали Ленин и Крупская. На это 

И.В. Сталин заметил, что советским детям такой праздник тоже наверняка бы понравился. Авторитет имени Ленина и слова Сталина были неоспоримы, и уже 28 декабря 1935 года в центральной газете «Правда» вышла заметка размером всего в одну шестнадцатую газетной полосы за подписью П.Постышева. Но она-то и дала новую установку:

«В дореволюционное время буржуазия и чиновники всегда устраивали на Новый год своим детям ёлку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями ёлку и веселящихся вокруг нее детей богатеев.

Почему же наши школы, детские дома, ясли, пионерские клубы, дворцы пионеров лишают этого удовольствия ребятишек Советской страны?»

«Сюжет о ребёнке, замерзающем под окном, в котором он видит «чужую ёлку», в дореволюционной рождественской литературе был одним из самых распространённых», — отмечала Елена Душечкина в журнале «Отечественные записки». Возвращение ёлки представлялось актом глубокой социальной справедливости. А в советских изданиях той поры откликом на такую инициативу появились… шаржи на Постышева — смеющийся Павел Петрович в дедморозовской шубе и с накладной бородой несёт по городу ёлку с пятиконечной звездой!

Уже на следующий день после этой публикации по всем городам СССР заработали ёлочные базары! 

Обратите внимание на время появления «новогоднего» предложения Постышева. Очевидно, что это было связано с привычной для человека его возраста датой — 25 декабря — празднованием Рождества. Это после перехода с устаревшего юлианского на более точный григорианский календарь рождественская дата по новому стилю сместилась на 7 января. Следовательно,  большевистский руководитель ностальгически вспомнил и предлагал вернуть именно рождественскую ёлку! 

Не слишком ли вольна трактовка такая события? Ничуть. В воспоминаниях экс-главы партии и государства Н.С. Хрущёва есть такой эпизод: 

«Постышев поднял тогда вопрос: «Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость — рождественская ёлка. Мы это сейчас осуждаем. А не вернуть ли детям ёлку?»

Сталин поддержал его: «Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям ёлку, а мы поддержим».

Судя по всем вышеприведённым свидетельствам, инициатива с новогодне-рождественской ёлкой возникла у партийно-советского руководства спонтанно. На том заседании обсуждались мероприятия о встрече в Москве украинской делегации, которую в столице хотели чем-то «удивить». Вот такая поначалу была скромная цель. А уже на второй день после опубликования заметки о ёлке Постышев послал в Харьков срочную телеграмму: «Организуйте детям во Дворце пионеров новогоднюю ёлку».

Итак — всё вроде логично в описанном возвращении старого-нового обычая. Но почему  порадовать детей ёлкой решили именно в 1936 году — ни раньше, ни позже? Пожалуй, ключик к отгадке в мемуарах Алексея Постышева, старшего научного сотрудника Академии общественных наук при ЦК КПСС.   На них ссылается опять же Е. Душечкина в «Отечественных записках».

Оказывается, перед отъездом отца в 1935 году в Москву 

(П. Постышев тогда работал на Украине), Алексей заболевает двусторонним воспалением лёгких. В эпоху «до антибиотиков» заболевание могло стать роковым. По возвращении отец ставит перед сыном украшенную маленькими лампочками ёлку. Вскоре Алексей пошёл на поправку. Вот такая рождественская история в доме старого большевика. И во всей  этой ёлочной эпопее через Павла Петровича Постышева есть и дальневосточный след.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *