За душу берет

За душу берет

Григорий Канович и герои его романа «Слезы и молитвы дураков»

«Как ни мудра голова, а куда ей до желудка. Желудок всегда берет верх. Его можно чем угодно набить… Хуже, когда голодна голова, — ничем ее не набьешь»

Утомленный мозг подобен верстовому столбу: дерево, но не плодоносит.

Жить рядом с грехом — еще не значит жить во грехе.

Супружеская постель — не чай, остынет — не согреешь.

Мой совет: задумаешь жениться — смотри не на волосы, не на стан, а рожки ищи. Сперва они не заметны… маленькие, как ноготь. А потом… Потом сам увидишь.

Нет на свете ничего удушливее, чем мысли… От духоты хоть тень спасает. А какой тенью спастись от мыслей?

В тридцать пять-сорок больше всего сходят с ума. Возраст сумасшедших. Возраст лекарей, пытающихся — какая тщета! — излечить время.

Больное время — больные души. Надо лечить время.

Как ни мудра голова, а куда ей до желудка. Желудок всегда берет верх. Его можно чем угодно набить… Хуже, когда голодна голова, — ничем ее не набьешь.

Все друг друга боятся, и птицы, и люди, и страх — единственная пища для всех, для сытых и голодных.

Работа никогда не умирает. Если она хорошая.

Память — это беда.

Кого Бог обидел, того ничем не удивишь, ни мимолетной лаской, ни почтительным равнодушием.

Когда еврею втемяшится какая-нибудь блажь, то у него на плечах не голова, а лохматый пучок бредней.

Народ, как он ни мал, как ни слаб и беззащитен, не может быть отчимом для своих сыновей. Велико море, но люди и птицы не из него пьют, а из рек и речушек. Что бы было, если бы в один прекрасный день их взяли да осушили?

Любовь не может быть кощунством. Кто мы без любви?

Мало ли чего нет на белом свете, но мы же это, Господи, вкушаем. Вкушаем, и радуемся, и возносим тебе хвалу. Порой нам это кажется даже слаще, чем то, что у нас есть.

Что наша речь по сравнению с протяжным ржанием лошади на рассвете или с мычанием коровы, трущейся рогами о плетень? Зачем Бог вложил в наши уста не рык, не хрюканье, не гоготанье, а слова? Разве от этого мы приблизились к нему? Разве научились лучше понимать друг друга? Разве прибавилось от них на белом свете любви?

Зачем же слабому его слабость в вину вменять? Если бессилие перед злом — предательство, то сколько их, предателей, на свете? Ткни в каждого второго — и не ошибешься. Весь мир для слабого — Петропавловская крепость, даже если он, слабый, и на свободе.

Какой же на сытый желудок молебен? Бог сытых слушает, но не слышит.

Женщина как смерть: ее не перехитришь и не обманешь.

Лучшее звание на земле не царь, не генерал, не купец, а дурак.

Человек — огород, засеянный Богом. Всю жизнь он поливает его своим потом и кровью

Разве у захотевшего испить молока надо прежде, чем налить кружку, спросить: а что у тебя, мил человек, на уме?


Редакция благодарит за участие в проекте студентов кафедры ИЗО и дизайна ПГУ им. Шолом-Алейхема

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *