За душу берет

За душу берет

Исаак Эммануилович Бабель(1894-1940)

«В исступлении благородной страсти больше справедливости и надежды, чем в безрадостных правилах мира»

Из лавок, людей, воздуха, театральных афиш я составлял мой родной город. Я до сих пор помню, люблю и чувствую его; чувствую так, как мы чувствуем запах матери, запах ласки, слов и улыбки; люблю потому, что в нем я рос, был счастлив, грустен и мечтателен, страстно неповторимо мечтателен.

Холодная фаршированная рыба с хреном — блюдо, ради которого стоит принять иудейство.

Все мужчины в нашем роду были доверчивы к людям и скоры на необдуманные поступки, нам ни в чем не было счастья… Отец мой был невыразимо доверчив к людям, он обижал их восторгами своей первой любви, люди не прощали ему этого и обманывали.

Никто в мире не чувствует новых вещей сильнее, чем дети. Дети содрогаются от этого запаха, как собака от заячьего следа, и испытывают безумие, которое потом, когда мы становимся взрослыми, называется вдохновением.

Девяти лет от роду я полюбил женщину по имени Галина Аполлоновна. Фамилия ее была Рубцова… Необузданные вымыслы терзали меня, но об этом не стоит рассказывать, потому что любовь и ревность девятилетних мальчиков во всем похожа на любовь и ревность взрослых мужчин, только у детей эти чувства таинственней, возвышенней, горячей. Две недели я не подходил к окну и избегал Галины, пока случай не свел меня с нею. Случай этот был еврейский погром, разразившийся в пятом году в Николаеве и в других городах еврейской черты оседлости.

Я был лживый мальчик. Это происходило от чтения. Воображение мое было всегда воспламенено. Я читал во время уроков, на переменах, по дороге домой, ночью под столом, закрывшись свисавшей до пола скатертью. За книгой я проморгал все дела мира сего — бегство с уроков в порт, начало бильярдной игры в кофейнях на Греческой улице, плавание на Ланжероне. У меня не было товарищей. Кому было охота водиться с таким человеком?..

Двенадцати лет от роду я совсем еще не знал, как мне быть с правдой в этом мире.

Все люди нашего круга — маклеры, лавочники, служащие в банках и пароходных конторах — учили детей музыке. Отцы наши, не видя себе ходу, придумали лотерею. Они устроили ее на костях маленьких людей. Одесса была охвачена этим безумием больше других городов. В течение десятилетий наш город поставлял вундеркиндов на концертные эстрады мира. Из Одессы вышли Миша Эльман Цимбалист, Габрилович, у нас начинал Яша Хейфец.

Сочинительство было наследственным занятием в нашем роду. Лейви Ицхок (дед Исаака Бабеля — прим.), тронувшийся к старости, всю жизнь писал повесть под названием «Человек без головы». Я пошел в него.

Фраза рождается на свет хорошей и дурной в одно и то же время. Тайна заключается в повороте, едва ощутимом. Рычаг должен лежать в руке и обогреваться. Повернуть его надо один раз, а не два.

Как поздно пришлось мне учиться нужным вещам! В детстве, пригвожденный к Гемаре, я вел жизнь мудреца, выросши — стал лазать по деревьям.

На этой земле — о, горе нам! — нет женщины, которая не была бы безумна в те мгновения, когда решается ее судьба… Она остается одна в эти мгновения, одна, без Девы Марии, и ни о чем не спрашивает у нее…

В исступлении благородной страсти больше справедливости и надежды, чем в безрадостных правилах мира.

В закрывшиеся глаза не входит солнце.

Двадцати лет от роду я сказал себе: лучше голодовка,  тюрьма, скитания, чем сидение за конторкой часов по десяти в день. Особой удали в этом обете нет, но я не нарушил его и не нарушу. Мудрость дедов сидела в моей голове: мы рождены для наслаждения трудом, дракой, любовью, мы рождены для этого и ни для чего другого.

В субботние кануны меня томит густая печаль воспоминаний. Когда-то в эти вечера мой дед поглаживал бородой тома Ибн-Эзра. Старуха моя в кружевной накидке ворожила узловатыми пальцами над субботней свечой и сладко рыдала. Детское сердце раскачивалось в эти вечера, как кораблик на заколдованных волнах. О, истлевшие талмуды моего детства! О, густая печаль воспоминаний.

Никакое железо не может войти в человеческое сердце так леденяще, как точка, поставленная вовремя.

Редакция благодарит за участие в проекте студентов  кафедры ИЗО и дизайна ПГУ им. Шолом-Алейхема

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *