За душу берет

Соломон Михоэлс

(1890-1948) 

актер и режиссер, педагог, общественный и политический деятель. Народный артист СССР

«Язык — самое гордое творение человеческого духа»

Это я, Михоэлс. Просто подаю голос.

Если человек родился нищим, то его не спасут никакие миллионы. Он всегда будет чувствовать себя нищим, жить, как нищий, трудясь ради накопления, как такового, и не получать от этого никакой радости. Он нищ от рождения и умрет нищим, а все его богатства останутся мертворожденными! Но зато, если ты родился богатым, то неважно, что за душой у тебя нет ни гроша. Ты щедро живешь, щедро помогаешь, и не станешь продавать свое время, если оно тебе нужно для захватившей тебя работы.

Язык — самое гордое творение человеческого духа. Язык — совершенная форма выражения мысли. Что такое родной язык? Мы впитываем его с молоком матери, он проходит через наше дыхание, наши легкие и горло… Надо очень бережно к нему относиться.

Я считал, что не обладаю достаточными способностями, чтобы посвятить себя актерской деятельности. Кроме того, мои родители отнеслись бы к подобному решению отрицательно: в среде, к которой принадлежала моя семья, профессия актера считалась зазорной… Я начал серьезно готовиться к совершенно другой профессии — меня тогда очень интересовала адвокатура. Я воображал себя адвокатом, героическими усилиями защищающим какого-то человека и добивающимся его освобождения из-под стражи. Именно готовясь к карьере юриста, я решил заняться дикцией, так как в то время плохо владел русской речью. По наивности своей я полагал, что быть юристом — это прежде всего значит быть блестящим оратором.

Я убежден, что в тексте, состоящем из пяти фраз, иногда можно дать больше, чем в монологе.

В искусстве необходимо, чтобы вероятное стало неизбежным… характер, данный актерам в роли, — это не решение образа.

Есть понятие разреза — увидеть, как это выглядит. Если бы можно было препарировать сознание, вы бы нашли у себя нереализованными тысячи криков, тысячи плачей, тысячи смехов. Бывает ощущение у человека, что… ему необходимо крикнуть, но в данных обстоятельствах этого он не может. Актерская задача — в нужную минуту вынуть этот крик.

Сказано в псалмах Давида: «Счастлив народ, которому Всевышний даровал призывный звук шофара — в нем зов самого Бога», а мой отец, который, как вы знаете, был настоящим хасидом, любил повторять слова основателя хасидизма Бешта (тогда я впервые услышал это имя): «Люди не должны идти за героями. Только Бог или его посланец, или трубный зов, исходящий от Бога, может привести народ к победе. Так было не раз в истории».

Только подумать: от будней до праздника — всего и надо, что самому приподняться!

Если бывают денежные затруднения, то только от моего характера, который не умеет рассчитывать и экономить, как это делают другие люди.

Я обвешен судьбами.

Скепсис был временным явлением. Когда мир шатался, в этот момент скепсис был выходом. Скепсис не есть мировосприятие, обязательное для каждого. Человек не рад скепсису, его не влечет к нему никакое благо. Жизнь сама предлагает ему в тяжелую минуту скепсис, чтобы он не погиб. Одиночества не надо бояться, одиночество существует всегда. В творчестве, в поисках, в размышлениях, в усилии мысли, в страдании — разве человек не одинок?

Моя тема — мир и человек, устремляющий свой взгляд в этот мир. Действительность и мировоззрение человека, почерпнутое из опыта действительности — это, пожалуй, одна из центральных актерских и режиссерских моих тем.

Горе человек у себя внутри бережет замкнуто и гордо, и пусть люди думают по этому поводу, что им угодно. Я знаю, в нашей среде считают, что для каждой неудачи, для каждой потери и каждого горя существует жесткая, твердая норма, сколько слез должен человек пролить, сколько солнца он должен видеть, и как громко он должен смеяться. В случае нарушения этой нормы, человек считается легкомысленным и даже распущенным. Такова логика многих.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *