За пятьдесят

За пятьдесят - Фото: ИЗВЕСТИЯ. Зураб Джавахадзе

Фото: ИЗВЕСТИЯ. Зураб Джавахадзе

Как обеспечить востребованность  людей предпенсионного возраста. Лишь пять субъектов РФ    создают рабочие места и имеют потенциал для трудоустройства людей в возрасте 50+

 

ДИСКРИМИНАЦИЯ

ПО ВОЗРАСТУ

Почему госпредприятия не показывают коммерческому сектору пример трудоустройства людей, которым до пенсии осталось всего ничего? И что необходимо сделать, чтобы такие сотрудники стали действительно ценными кадрами для работодателей? Об этом «Известия» поговорили на круглом столе с ведущими российскими экспертами в области найма и учеными.

«Известия»: Основной вопрос для России в связи с разработкой нового федерального закона о пенсионной реформе — это трудоустройство людей в возрасте 50+. Какие существуют сейчас проблемы в этом направлении и какие меры необходимо принять?

Екатерина Горохова, генеральный директор международного рекрутингового агентства Kelly Services: Мы видим сильную дискриминацию при приеме на работу людей старшего возраста. Сегодня мы говорим про проблемы с трудоустройством 50+, но если к нам приходит резюме, где написано «40+», то уже, возможно, мы не сможем трудоустроить кандидата, несмотря на хорошее образование, знание языков и профессионализм.

Согласно нашему исследованию, среди 2 тыс. опрошенных кандидатов предпенсионного либо уже наступившего пенсионного возраста только 70% готовы работать полный рабочий день, 30% — не полную рабочую неделю, в режиме фриланса. Человек в возрасте 55 и старше не справится с тяжелой физической работой.

Константин Добромыслов, руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР): При этом законодательство по дискриминации у нас достаточно обширное. Есть статьи в Трудовом и Уголовном кодексах, Конституции РФ, в ФЗ о занятости населения, в КоАП, ратифицирован ряд международных актов. Тем не менее международные организации, которые анализируют состояние нашей экономики, постоянно делают одно и то же замечание — об отсутствии судебной статистики по указанным статьям. На практике дискриминированному работнику крайне сложно доказать факт дискриминации.

Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений: Необходимо внести поправки в Административный кодекс, что бремя доказательств отсутствия дискриминации лежит на работодателе, как в других странах. У нас статья по дискриминации не работает, потому что поди докажи, что тебя по возрасту сократили или не взяли на работу.

ВТОРОЕ БЕСПЛАТНОЕ

ОБРАЗОВАНИЕ

«Известия»: Какие меры необходимы для амортизации государственной системы и выравнивания ситуации в регионах?

Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений: Обучение «возрастных» кандидатов нужно предусматривать не в службе занятости. Это бессмысленная трата денег на краткосрочные программы, которые, как правило, не привязаны к ситуации на рынке труда. Начинать надо с создания государственных образовательных стандартов для лиц старшего поколения, бесплатных программ высшего и среднего профессионального образования. Сейчас у нас второе образование — платное для любого человека. А у лиц предпенсионного возраста нет и не будет денег на переобучение.

Нужно открыть набор в высшие и средние учебные заведения для лиц 45 лет и старше. Необходимо иметь атлас профессий и четко прогнозировать состояние рынка труда по рабочим местам как в текущем состоянии, так и в будущем.

ОБЩЕСТВЕННОЕ

ОТНОШЕНИЕ К ВОЗРАСТУ

«Известия»: Есть ли сейчас компании, которые проявляют интерес к возрастным сотрудникам?

Ангелина Воскресенская, руководитель финансовой практики рекрутинговой компании Antal Russia: В этом году мы опросили 8,5 тыс. сотрудников российских и зарубежных компаний и выяснили, что 48% кандидатов начинают чувствовать конкуренцию со стороны более молодых коллег уже после 41 года, а после 50 лет процент тех, кто чувствует дискриминацию по возрастному признаку, вырастает до 58%. Исправить это можно не законодательством, а изменением менталитета работодателей, объясняя им плюсы зрелых сотрудников.

Лояльней всего к возрастным сотрудникам небольшие немецкие компании. Они понимают преимущества найма людей 45-55. Такие сотрудники обладают хорошими знаниями и компетенциями, уже не заняты детьми, не выходят в декретный отпуск. Они ценят долгую стабильную работу на одном месте. Это очень опытные кандидаты, прошедшие финансовые кризисы, люди, которые могут работать, принося огромную пользу.

Более того, они считают, что на высокие должности кандидат моложе 40-45 лет не может претендовать в силу отсутствия жизненного и профессионального опыта.

«Известия»: Наши работодатели еще не дозрели до этого? Есть проблема в российском обществе?

Александр Сафонов: Общероссийская тенденция — курс на омоложение кадров — не меняется. Пять лет назад мы провели исследование 10 тыс. предприятий, по большей части государственных. У большинства ориентировка: брать молодых, которые согласны на несоблюдение работодателем Трудового кодекса, готовы больше работать и меньше получать. У всех кадровых служб крупнейших государственных компаний, которые являются работодателями для 1,5 млн человек, стоит планка в 40 лет.

Анатолий Вишневский, директор Института демографии НИУ ВШЭ: Сейчас на рынок труда будет выходить поколение, родившееся в 1990-е годы. Оно было малочисленным. То есть завтрашний трудовой ресурс будет намного меньшим. Возрастная пирамида работающего населения изменится. Станет меньше молодых, и придется брать пожилых.

Константин Добромыслов: Трудовой ресурс действительно будет меньше. Но в силу научно-технического прогресса происходит интенсификация производства в виде автоматизации и роботизации. Вопрос будет заключаться в межпоколенческом перераспределении национального богатства.

Анатолий Вишневский: Почему считается, что пенсионеры сами себе ничего не заработали в материальной форме? Всё государственное достояние создано предыдущими поколениями. Поэтому нельзя считать, что человек, по возрасту ушедший с работы, находится на иждивении.

«Известия»: Какие меры нужно принять, чтобы выйти из тупика с трудоустройством?

Ангелина Воскресенская: Государственные предприятия должны подавать пример другим работодателям — не ставить возрастной ценз на всех уровнях внутри компаний. Коммерческие структуры тоже постепенно будут перенимать такую практику. В среднем мы устраиваем 1% людей старше 50 лет в год. Это очень мало.

«Известия»: Что можно предложить бизнесу, чтобы он целесообразно подходил к найму людей старше 50 лет?

Ангелина Воскресенская: Демографическая яма приводит к тому, что высококвалифицированных специалистов будет недостаточно. Компании не осознают, что если они потеряют людей, которые у них уже поработали, или кого-то не наймут, то это будет очень сильно бить по бизнесу. Понимание экономики найма очень полезно. Компании должны осознавать, что поиск и наем новых сотрудников — достаточно затратный процесс. Нужно учитывать, что каждый раз, когда компания нанимает нового сотрудника, это большая инвестиция, которая окупится лишь спустя какое-то время.

ГОТОВ ЛИ РЫНОК ТРУДА?

«Известия»: Проект пенсионной реформы уже прошел первое чтение в Госдуме, состоялись парламентские слушания. Что в законопроекте, по вашему мнению, требует доработки?

Константин Добромыслов: Федерация независимых профсоюзов дала отрицательное заключение на законопроект. В случае принятия закона на рынке труда должно появиться достаточно большое количество рабочей силы. По нашим расчетам, около 10 млн человек.

Анализ экономической ситуации по отраслям и по регионам показывает, что ни в одном из планов развития отраслей нет пункта «увеличение численности рабочих мест». Везде есть планы по оптимизации производства, автоматизации, роботизации, то есть занятость должна существенно сокращаться. Отсутствует страхование от безработицы. Максимальный размер пособия — 4,9 тыс. рублей, минимальный — 850 рублей. По приблизительным оценкам, затраты на изменение социальной инфраструктуры для проведения реформы будут сравнимы с цифрами экономии, если не превысят их.

Александр Сафонов: При повышении пенсионного возраста нас должна интересовать возможность рынка труда «переварить» лиц старшего поколения. Только пять субъектов РФ создают рабочие места: Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Краснодарский край, Ханты-Мансийский автономный округ. Все остальные постоянно сокращают рабочую силу.

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ

ЖИЗНИ

«Известия»: Какие еще параметры стоит учитывать при создании адаптирующих механизмов государственной системы к этому законопроекту?

Александр Сафонов: В прошлом году по заказу Пенсионного фонда мы оценивали аспекты, которые должны определять период выхода на пенсию. Один из них — состояние здоровья. Наши исследования были связаны с изучением более 85 тыс. актуальных медицинских карт. Результаты репрезентативной выборки Института медицины труда показали, что 50% граждан в 50-летнем возрасте уже имеют основания получить право на досрочную пенсию по инвалидности только в связи с заболеванием системы кровообращения.

«Известия»: Нынешний пенсионный возраст установлен в 1930-е годы. Как с тех пор изменилась продолжительность жизни людей?

Анатолий Вишневский: Никакого роста продолжительности жизни не было. Тот рост, о котором обычно говорят, относится к продолжительности жизни при рождении. Сокращается младенческая смертность, поэтому растет средний показатель продолжительности жизни. К пенсионерам он не имеет никакого отношения.

Сравним с другими странами динамику ожидаемой продолжительности жизни мужчин в возрасте 65 лет за период с 1965-го по 2015 год. В Германии она выросла на 5,7 года, в Испании — на 5,8, в Италии — на 6 лет, в Японии — на 7,4. А в России — на 0,7 года. Это ничто! Никаких оснований для повышения пенсионного возраста с этой стороны нет. Если поднять пенсионный возраст, многие люди не смогут работать из-за состояния здоровья, им придется платить как инвалидам. А этого никто не просчитывает.

Александр Сафонов: Германия в 2000 году приступила к рестайлингу своей пенсионной системы за счет того, что ввела экологический налог. Там не считают, что пенсии необходимо финансировать только за счет страховых взносов. В США за 10 лет потеряли 600 тыс. высококвалифицированных рабочих мест за счет автоматизации. Крупнейшие представители бизнеса начинают рассматривать вопрос альтернативного финансирования и старшего поколения, и семей, которые воспитывают детей, за счет безусловного базового дохода. Великобритания включает в ВВП доход от того, что лица старше 67 лет участвуют в волонтерской деятельности. Британцы считают, что этот вклад достаточно позитивен, и поэтому пенсионеры не являются нахлебниками.


Елена Лория

Валерия Нодельман

Елена Ладилова

Екатерина Вето

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *