За Веру и Отечество

За Веру и Отечество

В годы Великой Отечественной войны Русская Православная Церковь проводила не только службы о даровании победы над врагом, но и помогала фронту денежными средствами

Официальное заявление о начале Великой Отечественной войны в этот же день, 22 июня 1941 года, сделал народный комиссар иностранных дел В. Молотов. Из его слов стало понятно, что это не локальный военный конфликт, а полномасштабная война между фашистской Германией и Советским Союзом.

Третьего июля по Всесоюзному радио выступил Сталин с призывом встать на защиту Отечества, назвав начавшуюся на западных границах войну всенародной. В частности, в своем выступлении он сказал: «Дело идет о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение. Нужно, чтобы советские люди поняли это, чтобы они мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу».

Все, кто слушал в этот день выступление Сталина, не смогли не обратить внимание на первую фразу руководителя государства. Она звучала так: «Братья и сестры!». Не товарищи, как это было принято тогда, не граждане, а именно — «братья и сестры».

Такое обращение с давних пор и до сего времени используют в своих выступлениях и посланиях к верующим иерархи Русской Православной Церкви. Такими же словами начиналось в июне 1941 года и послание Московского митрополита Сергия ко всем пастырям и прихожанам Христовой Православной Церкви с призывом защитить Отечество. Текст послания митрополита был размножен и разошелся в списках по всем приходам, в том числе в епархию Хабаровского края, в который тогда входила Еврейская автономная область. Во всех четырех церквях Хабаровска прошли молебны во славу воинов Отечества и прозвучал призыв к верующим оказать всемерную помощь не только молитвами, но и материальную помощь Красной Армии. Тогда же в церковные кассы стали поступать скромные пожертвования от прихожан. В этом благородном деле приняли участие и верующие автономной области. Правда, от семнадцати приходов, существовавших на территории сегодняшней ЕАО до начала 20-х годов, не осталось ни одного. Были запрещены и закрыты все 24 церкви, а также часовни и молельные дома, разогнаны священнослужители, а некоторые из них были репрессированы в 1936-1937 годах. Автономия была, кажется, единственной среди краев и областей России, где православие понесло такие тяжелые утраты. В тех же Приморском и Хабаровском краях, Амурской, Читинской и Иркутской областях и далее некоторые православные храмы все-таки сохранились. Конечно, церковь можно было закрыть, приспособить под библиотеки, избы-читальни, школы, склады или вообще пустить на слом, а запретить верующим поклоняться их духовным святыням и молиться власть была не в силах. В первую очередь это касалось семей бывших казачьих станиц, стоявших на левом берегу Амура в пределах нашей области, 80-90 процентов жителей которых принадлежали к православию. Они не могли не откликнуться на призыв митрополита Сергия помочь стране, в которой церковь была отделена от государства, внести свой вклад в будущую победу. Парни и мужчины призывного возраста, воспитывавшиеся в религиозных семьях, уходили на фронт добровольно и по мобилизации с напутствием отцов и матерей сражаться за Веру и Отечество. И они свято выполняли этот завет, как и их предки в Русско-японскую войну 1905 года, в Первую мировую. Из приграничных сел автономии ушли на фронт сотни выходцев из православных семей Киберевых и Лесковых, Субботиных, Хариных, Бояркиных, Лопатиных…

Один из представителей большой династии Лопатиных — Георгий Дорофеевич Лопатин — из села Самара Октябрьского района вернулся с войны Героем Советского Союза и ушел из жизни в год своего 90-летия.

Пока сыновья, братья, отцы сражались за православную Веру и Отечество, их матери, жены, сестры молились за спасение их жизней. Еще в 60-х годах один из моих добрых знакомых из села Пашково Анатолий Степанович Черных рассказывал как-то, что в годы войны в Пашково иногда приезжал из Хабаровска кто-то из тамошних священников. Он устраивал молебны и другие церковные службы, собирал пожертвования на военные нужды.

Чтобы не быть голословным, можно привести в качестве примера бескорыстной помощи православных фронту отчет благочинного Д.Е.Фурмана о деятельности русских православных церквей Хабаровского края за 1945 г. Он опубликован в сборнике «Религия и власть на Дальнем Востоке России» (г. Хабаровск, 2001 г.). Ниже приводится полный текст этого отчета.

«Возникшая на Краснофлотском поселке в 1943 г. св. Александро-Невская церковь, наравне со всеми русскими православными церквями, принимала посильное участие в оказании своему Отечеству помощи в деле победы над немецко-фашистскими захватчиками, за что получила две благодарности от Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза    И.Сталина.

Кроме того, церкви оказывали помощь инвалидам, вдовам и сиротам Отечественной войны. В дни войны в церквях проводились службы с молебнами о даровании победы над фашистами и панихиды об убиенных на поле брани воинах.

После окончания войны 9 мая состоялся торжественный благодарственный молебен  о дарованной нашим воинам и народу победе над врагом. Таким же образом был отпразднован День Победы над японскими агрессорами 3 сентября 1945 г. Верующие от избытка радости плакали, целовали друг друга со словами: «С Победой!».

За годы войны Русская Православная Церковь собрала 36 миллионов рублей пожертвований от верующих. На эти средства, в частности, была построена эскадрилья «Александр Невский».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *