Записки с пленэров

Записки с пленэров - Лучшие зрители - дети

Лучшие зрители - дети

Пленэр — работа художника на открытом воздухе.

Вокруг человека с мольбертом зачастую собираются зрители. От них можно услышать комментарии: хвалебные и критические, толковые и не очень

Весь в белом

Установил мольберт прямо на узкой дорожке возле памятника Шолом-Алейхему (не топтать же газон). Поэтому любой прохожий невольно становился зрителем. Смотрю, ко мне плывет ослепительно белое пятно. Я узнал в нем художника Валерия Д. Валера был весь в белом: белый костюм, белая обувь, белизной светились длинные седые волосы. Только загар был бронзовым.

Белоснежный Валера поведал, что живет теперь в Приморье (вот почему я его давно не видел), работает массовиком в каком-то санатории.

— Небо бери поплотнее, — посоветовал мне бывший художник.

Начинаю исправлять небо и вижу, что стало хуже. Сдираю мастихином краску и ворчу:

— Ну ты и насоветовал!

— А зачем ты всех слушаешь? — простодушно ответил работник санатория.

— Как же не слушать?! От твоей белизны такой авторитет исходит…

Руки волосатые

Лет восемь назад мне пришлось поработать в Харбине. Китайский зритель более деликатный и с вопросами не лезет (может, от незнания языка).

Остановились две девушки. Стоят метрах в пяти, смотрят и хихикают.vl-1

Одна из китаянок подошла, провела ладонью по моей руке и обе так и залились смехом.

Ужинали мы втроем: я, научный сотрудник Хань (просто Галя) и старый художник профессор Чен. Галя хорошо говорила по-русски, хотя в России ни разу не была, а профессор Чен в конце 50-х окончил академию художеств в Ленинграде, и даже там преподавал. Разумеется, языком он владел свободно.

Я рассказал им про смешливых девушек.

— Я тоже заметила, — сказала Галя. Что у русских бывают волосатые руки, а у наших мужчин волосы на руках не растут.

— Это что! Вот в Ленинграде учились девушки с Кавказа, так у них росли усы, — сказал Чен.

— Он говорит правду? — повернулась ко мне Галя.

— Бывает такое.

— Усы на Кавказе — главное украшение девушки, — продолжал шутить веселый профессор Чен. — Чем длиннее, тем больше за невесту дают баранов.

Галя сидела в полном недоумении, но не могла не поверить такому уважаемому человеку.

Надо было учиться

Лучшие зрители — дети. Их слышно издалека. Подбегают радостные, запыхавшиеся и с ходу вопросы: «Дядь, вы художник?» или «Вы рисуете?»

— Танцую, — отвечаю.

— Нет, вы рисуете!

Взрослых интересует судьба эскиза: «Для себя или на продажу?» и, конечно, «Сколько стоит такая картина?»

Однажды в шутку назвал умопомрачительную цену.

— И покупают?

— Конечно! Очередь выстраивается.

Мой зритель задумался и грустно произнес:

— Я ведь когда-то в художественной школе учился. Не надо было бросать.

Помощница

В китайском городе Ичуне мы писали этюды в районе Музея диназавров. Красивое место. Художники Борис Косвинцев и Валерий Логунков работали в людном месте около самого музея, а я ушел на другой берег водоема — там народу было поменьше.kartina

Писал не кистью, а мастихином — узкой металлической лопаткой. Рядом остановились дедушка с девочкой лет восьми. Их, видимо, заинтересовал этот необычный для Китая способ письма.

Я протянул девочке мастихин и жестом показал, что предлагаю ей попробовать нарисовать небо. Маленькая художница робко приступила к работе, но вскоре вошла во вкус и даже самостоятельно стала смешивать краски. Через некоторое время она положила на этюдник мастихин и произнесла: «Сесе» («спасибо»), а потом достала из сумочки шоколадку (или большую конфету) и протянула мне. Очень трогательно.


 

Фото из архива автора и Олега ЧЕРНОМАЗА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *