Заповедному месту быть?

Заповедному месту быть?

Фото Анны БАРМЫ

Процесс создания в ЕАО национального парка «Помпеевский» выходит на финишную прямую. Насколько она будет долгой – зависит от политической воли в нашем регионе.

О том, что может дать создание нацпарка Еврейской автономии и какие причины говорят «против» создания новой ООПТ, рассказал директор Амурского филиала WWF России Петр Осипов.

 — Петр Евгеньевич, что сейчас происходит в деле создания Помпевского нацпарка?

— Мы очень надеемся, что нацпарк все-таки будет создан. Сейчас из правительства ЕАО пришло письмо за подписью начальника управления лесами области Максима Сироткина о том, что они ждут от нас в начале августа эколого-экономическое обоснование, чтобы наконец оценить, будет регион заниматься созданием Помпеевской ООПТ или не будет. Сейчас мы завершаем это обоснование и вскоре отошлем его в ЕАО.  И далее будем ждать, каким будет решение губернатора Еврейской автономии. По сути, слово осталось только за ним.

 — Если вспомнить историю, то насколько процесс создания парка был долгим?

— Ситуация по созданию нацпарка «Помпеевский» длится, если я не ошибаюсь, уже более 10 лет. В первый раз эту возможность рассматривали еще в 2006 году. Изначально было предложение создать кластерный участок заповедника «Бастак», но это не состоялось, несмотря на положительное решение государственной экологической экспертизы. Потом область пошла на то, чтобы создавать там нацпарк, но процесс, как видно, пока не завершен, потому что в числе прочего ему противилось областное управление лесами – у его тогдашнего руководства были свои виды на помпеевскую лесную территорию.

Но сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону. Сменилось руководство, поменялись взгляды на проблему. Самое интересное, что есть поддержка созданию нацпарка в районах области. Например, мы разговаривали с Виктором Орлом,  главой Облученского района, на территории которого будет находиться значительная часть парка, и он сказал, что довольно маленькую территорию — площадь планируемого нацпарка составит примерно 100 тысяч гектаров — мы хотим заповедать, можно было бы и больше. Приятно, что есть поддержка и понимание того, что вряд ли существует такая жесткая необходимость использовать эти леса для заготовки дровяной древесины, как планируется, если нацпарк все-таки не будет создан…

— Что создание национального парка даст региону?

— Региону это даст еще одну ООПТ, на которой сохранятся эталонные, уникальные природные экосистемы ЕАО. На территории предполагаемого Помпеевского нацпарка, в бассейне реки Помпеевки они достаточно интересные, по нашим взглядам, вполне достойные того, чтобы их сохранить и изучать. Причем на относительно небольшой площади нацпарка будут сконцентрированы экосистемы, характерные не только для Еврейской автономной области, но и для всего юга Дальнего Востока. Кроме того, здесь образовалась большая концентрация редких и охраняемых видов флоры и фауны.

Еще это даст возможность улучшать популяцию амурских тигров, уже сформировавшуюся в ЕАО. В заказнике «Журавлиный» сейчас хорошо себя чувствует семейство тигров, их популяция пополнилась потомством. Выпущенная в апреле в областном заказнике «Дичун» и прошедшая реабилитацию в Приморье тигрица Филиппа осваивает территорию, и сейчас фактически она ушла в исследовательский поход на Помпеевку. Такие спокойные передвижения тигров на заповедных территориях, где они смогут спокойно обитать, свяжут вместе два интересных лесных массива,  что только поддержит проводимую в ЕАО, как показал опыт, успешную программу реинтродукции амурского тигра. Помпеевка – очень перспективная территория для дальнейшего формирования устойчивой тигриной группировки.

— Предполагается, что часть планируемого нацпарка будет завязана на экотуризм…

— Именно, учитывая, что данная территория имеет большую историческую и культурную ценность. Там расположены бывшие казачьи поселения, заставы, которые участвовали в последних боях Второй мировой войны, могилы наших пограничников, освобождавших Китайскую народную республику от японских захватчиков. То есть, это место представляет большую историческую ценность и для нашего, и для китайского народа.  На противоположном территории нацпарка китайском берегу Амура, в природном резервате «Тайпингоу», бывает порядка трех миллионов китайских туристов в год. И они не раз выражали свою заинтересованность в том, чтобы побывать на нашей стороне и посмотреть на первозданную природу, которая сохранилась в бассейне Поспеевки. У себя в «Тайпингоу» они имеют природу достаточно нарушенную, которая была восстановлена, а у нас же она осталась девственной, нетронутой.  Наш национальный парк вместе с китайским природным резерватом  поможет формированию трансграничной природоохранной системы и также будет способствовать развитию экотуризма. С точки зрения развития экологического туризма и рекреации данная территория привлекательна прежде всего тем, что примыкает к участку реки Амур, известному как Хинганские створы или «Хинганские щеки». Это действительно уникальное интереснейшее место,  второго такого на Амуре просто нет, и перспективы развития туризма через эту водную артерию достаточно интересны. Плюс  ко всему сейчас развивается, точнее, возрождается, хотя и медленно, водный туризм и речное судоходство на реках России, и Амур здесь не исключение. Сейчас планируются многие туристические проекты такого рода, например, в 2018 году планируют запустить турпроект от острова Большой Уссурийский до Шантар, а тут уж и возродить тур по Амуру сам Бог велел. Ведь раньше там ходили прекрасные туристические корабли, был тур «Благовещенск — Николаевск-на-Амуре», к которому можно было присоединиться на разных этапах. Люди видели те самые Хинганские створы, туристы проходили на корабле их два раза, туда и обратно – по течению на большой скорости, а потом неспешно, назад, против течения. Это было очень красивое зрелище величия и мощи природы, где большая река прорезала за столетия этот узкий каменный участок.

 — То есть отправная точка для развития всего этого – создание национального парка?

— Конечно. Будет заповедная территория определенного статуса – будет и все остальное, что можно к ней привязать. Конечно, создание и реализация экотуристических проектов потребует инвестиций, немалых вложений. Все это дело времени, но положительные для области перспективы, я повторюсь, огромные.

К тому же сам нацпарк – это рабочие места, это своя инфраструктура  и бюджет, который будет тратиться на территории области. Финансирование такого объекта, как Помпеевский нацпарк, по нашим прикидкам может быть 45-50 миллионов в год. Это немалые деньги, которые будут работать на ЕАО. И в отличие от обозначенных ранее процессов лесозаготовки, на которых люди могли бы работать в нацпарке, но они там не работают, как и сами планы заготовки древесины, создание помпеевской ООПТ – это реальные рабочие места.

Например, сейчас в Приморье, в Бикинском нацпарке работают 47 местных жителей только из состава коренного населения. Есть еще местные жители, у которых нет никакой работы, кроме охотничьего промысла, а это дело неустойчивое, и которые стабильно могут работать в Бикинском парке. Если говорить о нас, то работа в нацпарке – это конкретные рабочие места, на которые могут перейти действующие специалисты автономии и прийти новые. Кроме того, нацпарк в отличие от заповедника имеет и свой план лесохозяйственной деятельности, который может включать в себя и меры по заготовке древесины. То есть еще рабочие места там вполне могут сформироваться – уход за культурами, санитарные рубки, работа по биотехнии, заготовка того же веточного корма, который используется на подкормку копытных.

— Если, как вы говорите, создание Помпеевской ООПТ — вопрос политической воли, то в чем сомнения?

— Сомнения больше экономического плана. К примеру, рассчитано, что при создании нацпарка часть лесной территории уйдет из-под управления ЕАО и перейдет в федеральное управление. То есть войдет в систему ООПТ, и область из-за этого может потерять какое-то количество субвенций в свое лесное управление.  Дело тут вот в чем — уменьшение этих субвенций, естественно, скажется на работе лесного управления, потому что по большому счету территория Помпеевского нацпарка наименее подвержена антропогенному влиянию, и потому людей там всегда находилось мало. Она не горела, практически не страдала от пожаров, и каких-то серьезных вложений для ее обслуживания, спасения, сбережения от огня туда не вкладывалось – это было не нужно. Субвенции же идут в том числе как раз и на такую противопожарную работу. Но за их счет управление лесами решает другие свои проблемы, задачи, содержит персонал, не тратя ресурсы, в том числе и на борьбу с пожарами на той территории.

Как этот вопрос разрешится на уровне властей автономии? Надеемся, что положительно, будет найден компромисс и делу создания Помпеевского нацпарка будет наконец дан зеленый свет. ЕАО как одной из перспективных территорий развития Дальнего Востока сейчас уделяется большое внимание, сюда приходят инвестиции в промышленность, бизнес. Так почему бы и не начать одновременно развивать и перспективное природоохранное направление?