«Затаилась пехота, планету обняв…»

Продолжаем проект, посвященный 70-летию Великой Победы  и Году литературы в России. В нем мы рассказываем о поэтах-дальневосточниках, участниках Великой Отечественной войны, и их современниках, чья жизнь также была связана с этими краями

НАВОЛОЧКИН Николай Дмитриевич родился в 1923 году в селе Николаевка.   Первые стихи написал и опубликовал ещё до войны, 10учась в школе. Призван на фронт в 1941 году. Служил радистом. Участвовал в Курской битве, форсировал реки — Десну, Сожу, Днепр, Западный Буг, освобождал Белоруссию. В марте 1943 года во время боя в селе Кочетовка Курской области радист Николай Наволочкин вызвал огонь по танкам, ворвавшимся во двор дома, где находилась его рация, и сам подбил один из танков. За проявленный героизм награждён орденом Красной Звезды и медалями. Со своей дивизией дошел до Польши.

После военной службы окончил исторический факультет Хабаровского педагогического института, по образованию – историк. Со второй половины 40-х годов ХХ века начал публиковать стихи в газете «Биробиджанская звезда». Главный редактор литературного журнала «Дальний Восток» в 1977-1987 гг. 

Автор исторических повестей, романов («Амурские вёрсты», «По особым поручениям», «Забытая история», «Шли радисты», «Жди ракету» и др.), сборника стихов о войне «Обратная связь», множества стихов, повестей и сказок для детей («Знакомые кота Егора», «Полудница Акуля», «Откуда течёт Морошка», «После дождичка… в среду. Были и небыли посёлка Н.» и др.). Интересно, что в его стихах для детей нет стихов о войне.

Член Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РСФСР. Почётный гражданин города Хабаровска, лауреат премии им. Я. Дьяченко администрации г. Хабаровска. Лауреат премии администрации Хабаровского края. 

Боевые награды: орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «Братство по оружию» (Польша). Дважды награждён орденом «Знак Почета», другими наградами. 29 августа 2012 года имя Николая Дмитриевича Наволочкина было присвоено Хабаровской краевой детской библиотеке. Умер в 2013 году в Хабаровске.

Обратная связь

Телефон за стеною
У соседа в квартире 
Звонит и звонит,
Будто мне с поля боя
Друг мой
Лёнька Просвирин
Зуммерит… Зуммерит…
Будто это с войною,
Через годы со мною
Восстановлена связь.
Не стена за спиною,
А траншея и лаз.
И песок от разрыва,
Что сорвал плащ-палатку,
Всё течёт в блиндажи.
Кто погиб, а мы живы…
Ты в бинтах, весь залатан,
Мне хрипишь: «Ты-то жив?..»
«Жив», — шепчу я сквозь сон.
И замолк телефон.
Он замолк,
А война зуммерит, зуммерит…
Там ведь Лёня, за Бугом,
Много лет непробудно
Спит…
Там, в предгорьях Кавказа,
Паренёк светлоглазый
Наших с Лёнькою лет…
Как ты там? Дай ответ…
Дай ответ!..
 

* * *

На экране – бушующий вал,
На экране – война. 
И затих кинозал.
Бьются танки,
И в яростных вспышках огня
Затаилась пехота, 
Планету обняв.
Ей бы в землю зарыться, 
Но рук не поднять…
Только время вставать – 
Значит, надо вставать. 
Вот один,
Вот второй за ним 
Следом вскочил
И гранату по танку: 
«Ну что, получил?!»
Беспокойно заёрзал 
Сосед и сказал:
«Как же он, оператор, 
Всё это снимал?..»
Да, снимал – и бушующий вал 
На экране…
А в зале – кто там воевал.

Радистки

За всю войну – 
Ни тюбика помады,
Подведены чуть брови 
Угольком…
Девчонки в гимнастёрках 
Рядом с нами,
Смешливые, доверчивые 
Взгляды – 
Нам тяжело, им вовсе не легко.
Катюшкина улыбка 
Вся в веснушках,
И Любы деревенской 
Добрый взгляд,
И Дора, как бесёнок 
Непослушный,
Дразнивший души 
Молодых солдат.
Дороги нас сводили, 
Разводили – 
То пыльный шлях, 
То топкие леса.
За вами наши рации следили,
Мы узнавали вас по голосам.
И как сердца у нас 
Тревожно бились,
И не снимал наушников 
Весь взвод:
Там у Катюшки 
Танки появились…
Кого-то Дора сердится, зовёт…
Мгновение минутой 
Долгой длится,
И тянется минута, словно час.
На нас ли, на себя ли 
Дорка злится: 
«Огня! Огня! Скорей! 
Не слышу вас!..»
Всё было: страх 
И счастья лучик тонкий,
Что пули свист 
Не оборвал судьбу…
Где вы сегодня, 
Милые девчонки?
Не слышу… 
Отзовитесь кто-нибудь!

* * *

Средь многих дел, 
Поступков и событий,
Успех и горе – всё перенеся,
Тот выпуск сорок первого 
Забыть ли
Всем нам, кому давно 
За шестьдесят?
Последний мирный день 
Всё длится, длится…
У наших мам 
Предчувствия слеза,
И девушек 
Встревоженные лица, 
И мальчиков восторженных
Глаза…
И как тут не грустить, 
Не волноваться,
Ведь прожито всего 
По восемнадцать!
Я их встречал потом 
Уже в пилотках
(Теплушек стук, 
Команды голоса),
В шинелях грубых, 
Вытертых обмотках,
Встречал 
И был таким же точно сам.
Тот давний выпуск 
Помнится до боли.
Собраться бы… 
Да только говорят,
Что вечер в нашей школе 
Не устроить:
Домой тогда вернулись 
Только трое
Из ста ушедших 
На войну ребят…

Лифшиц Семён Ефимович (1924-2010) – прозаик, издатель и поэт, которого считают  «своим» от Магадана до Туапсе. Родился 18 20ноября 1924 года в Орле, в семье ремесленника-обувщика. Осиротел, когда ему исполнилось полтора года. 

«Трудовая биография С.Е. Лифшица началась с работы на заводе слесарем-механиком, затем он был призван в Советскую Армию, где прослужил 18 лет». (Строки из биографической справки к книге стихов «Снежный бруствер», изданной в последний «магаданский» год С. Лифшица — в год его 50-летия).

В 1942 году был призван на военную службу. Служил рядовым, сержантом, а после окончания военного училища в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) стал офицером. Командовал взводом, был старшим инструктором политотдела. 

После увольнения в запас работал редактором и главным редактором Магаданского книжного издательства, ответственным секретарём Магаданской писательской организации, старшим редактором студии телевидения. 

Литературные опыты пришлись на время службы, первые публикации появились в армейской печати. С 1947 года регулярно печатается в газетах, литературных журналах и альманахах. С 1950 по 1973 год жил на Крайнем Севере, в Магаданской области. Там в 1959 году вышла его первая книжка стихов «На исходном рубеже», а затем и поэтические сборники «Земная сила», «Координаты тревоги», «Праздник осени», «Двести радуг», «Снежный бруствер».  В начале 1970-х годов дебютировал как прозаик. В ряде изданий опубликовал цикл рассказов о земляках-северянах. 

В 1974 году переехал в Туапсе, где был главным редактором альманаха-ежегодника «Краевед Черноморья» центра «Юный турист-краевед». 

Член Союза писателей СССР с 1966 года. Член Союза российских писателей.

Если мы не вернёмся           

Если мы не вернёмся – 
Не плачьте, не надо – 
Усомнитесь 
В полученной вести всерьёз,
И когда нам посмертная 
Выйдет награда,
Ею станут глаза, 
Не признавшие слёз.
Если мы не вернёмся – 
Отгоните удушье,
Перед тяжкой судьбою 
Не падайте ниц, – 
Пусть чеканит любовь 
На латуни подушек
Прояснённые профили 
Незнакомых нам лиц.
Если мы не вернёмся – 
Наша боль откричала.
Если мы не вернёмся – 
Во имя живых!
А решат сыновья 
Повторить всё сначала,
Заклинаем: 
Не смейте удерживать их!
Будут тени ночные 
Под окнами гнуться,
Страх откроет поглубже 
Морщины у глаз…
Если нам не судьба 
Уцелеть и вернуться,
Сыновья непременно 
Вернутся за нас.

У могилы неизвестного солдата

Лишь одна-единственная дата – 
Дня рожденья нету у солдата.
И нельзя узнать, откуда родом – 
Он усыновлён самим народом.
И теперь один за миллионы
Принимает здесь его поклоны,
Отмечая скорбное величье:
Слёзы, немоту, простоязычье…
Над могилой этой, рядом с нею
Люди краснобайствовать 
Не смеют.

Мы и они

Войну кончая,
Были в силе,
Но мира жаждали вдвойне.
Враги
В ногах у нас просили
Пощады,
Мысля о войне.
Стихи из книги «Снежный бруствер», Магадан, 1974
* * *
Он не из бронзы – настоящий
И здесь оставлен неспроста.
Вот возвратится разводящий
И снимет воина с поста.*
Тогда стряхнёт с себя усталость
И сдаст винтовку старшине…
Но смены нет – она осталась
Там,
В предвоенной тишине.

* В стихотворении чёткая аллюзия к цитате из поэтической повести писателя-фронтовика Эм. Казакевича «Звезда» (Знамя, 1947; Государственная премия, 1948):  «великий разводящий — Смерть — сняла с поста часового».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *