Здесь в любое дело вложена душа

Здесь в любое дело вложена душа

Фото Олега Черномаза

Роман Ледер, председатель еврейской религиозной общины «Фрейд»:

– Биробиджан – моя родина, я живу здесь почти всю жизнь. Мой отец приехал на Дальний Восток с Украины в начале тридцатых годов. Здесь он познакомился с мамой, они поженились, здесь началась наша родословная.

Отец сначала жил не в Биробиджане, а в Биракане. Я храню его портрет, помещенный в издаваемом ОЗЕТом журнале «Трибуна еврейской советской общественности» в номере за 1930 или 1931 год.

Потом отец служил в армии офицером, жизнь бросала его по разным уголкам Дальнего Востока. В 1941- 1942 годах родители жили в Биробиджане. Позже наша семья переехала в Приморье.  Отец также служил в Хабаровске, был начальником финансовой части     военного госпиталя.

После демобилизации отца в 1948 году мы вернулись в Биробиджан. В семье уже было пятеро детей, жила с нами и бабушка.

В Хабаровске мы жили в бараке. В Биробиджане нас поселила к себе начальник ремстройучастка Анастасия Тихоновна Подоляк, потом мы переехали к папиной сестре в однокомнатную квартиру, где она жила с сыном. И только потом, когда отец поступил в Бирторг заместителем главного бухгалтера, семье дали квартиру на улице Калинина, 3 в деревянном двухэтажном доме. У нас были две комнаты и общая с соседями по коммунальной квартире кухня.

Мама устроилась работать продавцом в какой-то магазинчик. Жили бедно, если на обед была целая булка хлеба, этому радовалась вся семья. У меня три старших сестры и брат. Когда у одной из сестер был день рождения, ее спросили, что она хочет в подарок.

– Булку хлеба, – не раздумывая, ответила сестренка.

Все мои сестры живы, у всех высшее образование. Старшая – живет в Сиэтле, в США, там же ее дети, внуки, правнуки. Средняя – москвичка. Еще одна сестра, Мария Исааковна Спектор, инженер-строитель, живет в Биробиджане, всю жизнь проработала в строительных организациях города.

Не жалею, что вся моя жизнь связана с Биробиджаном, хотя возможность сменить место жительства была. Институт я окончил в Хабаровске, а работать вернулся в родной город.

Моя специальность по диплому – инженер-строитель автомобильных дорог. Моя производственная карьера шла быстро – мастер, прораб, начальник участка. Меня звали в Калугу на более высокую должность, обещали квартиру, но я был и остаюсь патриотом своего города. Когда уже возглавлял дорожно-строительное управление, приглашали на работу в Томск в областное управление автомобильных дорог. Тоже отказался.

Мои корни здесь, жена тоже родом отсюда.

Много лет мне довелось быть руководителем. Когда меня спрашивают, твердым или мягким должен быть начальник, я отвечаю – он должен быть гибким. Уважать своих подчиненных и в то же время быть требовательным к ним. Я руководил дорожно-строительным  управлением номер один. Это была серьезная организация. Мы завоевывали переходящие Красные знамена, были в числе передовых в Хабаровском крае. Костяк коллектива составляли кадровые рабочие, династии.

Что в Биробиджане привлекательно? Вспоминаю юность. Идешь по городу – всех знаешь. И сейчас меня многие знают, здороваются. Приезжаешь в любой город – ты там чужой, а здесь ты повсюду как дома. Бывает, иду с внучками, меня останавливают, здороваются люди разного возраста, спрашивают, как дела, как здоровье. Внучкам интересно: «Дед, а кто это?»

Вспоминаю юность. Выходили мы на так называемый биробиджанский Бродвей, общались друг с другом, узнавали новости. Место, где сейчас располагается сквер Победы, мы называли гортопом (сокращение от «горожане топают»).

Вспоминаю танцплощадку в парке – какое же это было чудесное место! Где еще найдешь такой великолепный парк, как у нас? Сейчас парк, к сожалению, не тот.

Когда долго живешь в одном городе, видишь, как на твоих глазах все растет, становится лучше, в том числе и с твоей помощью, при твоем участии. В сквер Победы прихожу с гордостью – ведь я же был одним из тех, кто его создавал, занимался благоустройством.

 

У огромных елей в этом сквере своя история. Председателем горисполкома тогда был Мирон Иванович Гончарук. Надо было срочно озеленить сквер, он вызывает меня, а я был тогда начальником дорожного участка, и сообщает, что к нам впервые в истории города приезжает делегация из Монголии. Надо сделать что-то красивое, посадить деревья.

– Мирон Иванович, если мы посадим чахлые саженцы – вряд ли таким образом создадим красоту, – высказываюсь я.

Выход нашелся. Председатель горисполкома попросил в воинской части роту солдат, нашлась и пара лесовозов. Выезжали в тайгу, выкапывали взрослые ели вместе с комьями земли, готовили большие ямы и высаживали в них елки. Все деревья прижились, ни одно не пропало. Готовили фундаменты под стелу, все это было непросто, но оно того стоило. Здесь в любое дело вложена душа.

У меня в этом году круглая дата – в июле исполняется 75 лет, в этот же день «Фрейду» будет 20.

Есть друзья, с которыми я общаюсь десятки лет. Друзей детства, как и институтских друзей, в Биробиджане нет, к сожалению не осталось. Друг детства Аркадий Волынский живет в Хабаровске, в свое время он был руководителем крупной дорожно-строительной организации в Приморье, сейчас пенсионер. Мы учились вместе в школе с пятого класса, потом в институте. Живем в разных городах, но связи не теряем.

40 лет дружу с Владимиром Петровичем Пановым, коллегой. Дружим семьями.

Чем-то притягивает Биробиджан. Может быть, атмосферой, добрыми отношениями между людьми. Кстати, национального вопроса в нашем городе никогда не было, и до сих пор он не стоит, впрочем, как и религиозный. Недавно сменилось руководство мусульманской общины Биробиджана, но между «Фрейдом» и местными мусульманами сохраняются теплые, дружеские отношения, они нас приглашают на свои праздники, мы их – на свои. У нас есть совместные планы, однажды они готовили угощение на Лаг-ба Омер, это был подарок от биробиджанских мусульман еврейской общине.

Что для меня как для председателя еврейской общины особенно важно? В течение десяти лет ничего не потеряно, сохранено то, что было. К сожалению, в последние годы еврейские организации гораздо меньше помогают общинам, чем раньше.

Благодаря раввину Эли Риссу у нас опять появилась молодежь. На любом еврейском празднике мы видим молодых людей. Недавно отметили Шавуот. Все программы – и благотворительные, и культурные – сохранились, работают клубы. Готовимся отмечать 20-летие общины. Хорошо, что не замирает еврейская жизнь в Биробиджане, более того, не стоим на месте – начали строить микву, планируется открыть магазин кошерных продуктов и кошерное кафе.

Главное в моей жизни – удалось вырастить хороших детей. Сын сейчас живет в Лондоне, дочь – здесь в Биробиджане. У меня прекрасные внучки: одна в Израиле – оканчивает университет, отслужила в армии, две в Биробиджане – одна школьница, а другая еще малышка.

Радует, что в свои годы я востребован, нахожусь в гуще жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + 11 =