Здесь я нашла счастье

Здесь я нашла счастье

Фото из открытых источников

Уникальные записи, где звучат голоса тех, кто стоял у истоков автономии, хранит архив областного радио. Вниманию читателей представляем радиоверсию телевизионного очерка автора и ведущей Риммы Лавочкиной «Что написано на роду» из цикла «Земля под радугой», посвященного жизненному пути Веры Федоровны Самбурской. Эфир от 10 июля 2004 года.

Почетный гражданин области, директор существовавшей когда-то в Биробиджане фабрики валяной обуви, просто профессионал своего дела Вера Самбурская    имеет немало наград.

Среди них – Орден «Знак Почета», медали «Ветеран труда»,        «За доблестный труд. В ознаменование      100-летия со дня   рождения В.И. Ленина». Родилась Вера Федоровна 11 ноября 1937 года в деревне Айша Юдинского района Татарской АССР. Окончила Казанский техникум легкой промышленности. Вот как рассказывает об этом сама Вера Федоровна:

– Никогда в жизни я не собиралась делать валенки, работать в этой сфере. Хотела или в медицинский, или в педагогический институт поступать. Но ни там, ни там не было общежития. Приехала я из деревни, жилья нет – надо было что-то искать. Так я поступила в Казанский механико-технологический техникум на валяльно-войлочное отделение, где мне предоставили общежитие. Конечно, профессия эта совсем не нравилась, и все равно я всегда была из тех, кто бежал впереди паровоза, кто старался быть лучшим в любом деле. Да и деваться было некуда – надо было учиться, а потом работать. Помню, нашей классной руководительницей была немка. Она к нам, сиротам, всегда относилась по-матерински, жалела нас. Она, можно сказать, и предсказала мне мое будущее – ты, говорит, обязательно будешь директором! Представляете? До сих пор помню эти слова.

Действительно, в 1971 году Вера Самбурская стала директором Биробиджанской фабрики валяной обуви «Зима». А начинала она свою трудовую деятельность мастером Биробиджанской пимокатной фабрики, затем работала старшим мастером, заведующей производством, главным инженером.

– После окончания техникума меня направили работать в Хабаровск, – рассказывает Вера Федоровна. – Я даже обрадовалась – здесь жила двоюродная сестра, думала, хоть какая-то родная кровь будет рядом. Приехали – а нам говорят, в Хабаровске фабрики валяной нет, и отправили в Биробиджан. Что за Биробиджан? Мы о таком городе и не слышали – подумали сразу про Азербайджан. Приехала сюда в 1956 году – была бы возможность, с радостью покинула бы город. Что тут было-то в те годы? Несколько каменных домов – первая и вторая школы, больница. А остальное все деревянное. Каждый год наводнения. Жили мы на частной квартире в поселке, где сейчас текстильный переулок. Пимокатная фабрика в то время располагалась в центре города, в одном из деревянных бараков на улице Ленина. Работали там в три смены – приходилось бежать из дома то во вторую, то в третью смену, в основном пешком…

Интересно порой складывается судьба. Не нравились Вере Самбурской ни город, ни профессия. А в итоге все сложилось самым лучшим образом.

– Мы приехали сюда работать, – говорит Вера Федоровна. – Нельзя делать что-то, не любя это – пришлось полюбить и мне свою профессию. Тем более что мы приехали специалистами в своем деле, надо было показать, что мы умеем, как правильно делать то или иное – какая-то внутренняя ответственность была. Через четыре года сюда приехала и моя младшая сестра Галина. В коллективе нас приняли радушно, все относились доброжелательно, женщины постарше даже с материнской заботой. Мне было-то восемнадцать лет всего. Кто меня учил? Например, Юрий Соломонович Каган, Александр Иванович Петухов по-доброму всегда ко мне относились, были для меня хорошими товарищами… Очень я им благодарна.

На детство Веры Самбурской выпало немало бед – голод, война, сиротство. Ей было три года, когда ее отца, председателя колхоза, с первыми призывниками забрали на войну. По семейному преданию, проезжая в 1941 году мимо станции у родной деревни, помахал отец рукой двум маленьким девочкам, стоявшим на полустанке, жене, державшей на руках ребенка, младшую Галеньку, которой было тогда всего десять месяцев. Это последнее воспоминание об отце. А потом война, послевоенные годы в маленькой деревушке под Казанью.

– Даже передать не могу, какое тяжелое детство нам выпало, – вздыхает сестра Веры Федоровны Галина Золотова. – Вечно голодные, работали как рабыни. На огородах земли было по двадцать пять соток – поливать, окучивать, полоть надо, за скотиной ухаживать – и коровы, и овцы, и куры, и свиньи были. Все было, но ничего есть нельзя было, молока попить нельзя – все в колхоз сдавали во время войны. Дадут соседи очисток картофельных, мы их помоем, сварим, накидаем травы какой, крапивы, лебеды, и в этот чугунок ведерный мама добавляла одну ложку молока. Это наша еда была. Помню еще, как за десять километров ходили в другой город молоко продавать, чтобы на эти деньги купить хлеб. Одна сумка через плечо, спереди две четверти (раньше-то не бутылки, а большие четверти были), сзади две четверти. И в дождь, и в снег – голодные. А продавали хлеб только утром. Походим по баракам, продадим молоко и сразу в магазин – всю ночь сидели на крыльце, очередь занимали. Открывается магазин – взрослые врываются, нас, маленьких, худеньких, давят. Мы пищим, между ног лезем, но к прилавку пробьемся. Дали по две черные булочки хлеба – идешь обратно. А есть-то хочется! Раз откусишь, пройдешь сто метров, еще раз откусишь. Останется маленький кусочек – дрожь пробивает. Матери что осталось? Мать тоже голодная – кусочек этот и ей принесешь.

– Очень было жаль маму, – вспоминает Вера Самбурская. – Работа у нее тяжелая была – как не помочь? Хоть и было мне всего восемь лет – надо и постирать, и полы помыть, и огород полить. Кто бы это делал, кроме меня? Старшей сестры уже не было, младшей – всего пять, с меня и спрашивали больше. Я всегда была активной, не оставалась в стороне. Тайком от бабушки в пионерки вступила – та религиозной была и нас в строгости воспитывала. Никто с нами не сюсюкался, не знали мы заботы, ласки материнской – вот и сами выросли матерями сдержанными. Любим детей душой, а высказать не можем. Они, может, и обижаются, да только не научил нас никто любовь свою показывать.

Только благодаря усилиям Веры Самбурской, ее деловой хватке и напору Биробиджанская фабрика валяной обуви многие годы оставалась на плаву, являлась единственным подобным предприятием на Дальнем Востоке.

– У меня характер, как у громоотвода, – говорит Вера Федоровна, – со всеми могу переговорить, убедить в чем-то. А если уж обещаю что – все, надо делать, надо оставаться верной своему слову. Ответственность – это выше меня, впереди всей моей жизни. Раз уж так вышло, что я оказалась здесь, здесь нашла себя – значит, так на роду было написано. И Биробиджан полюбила всей душой – со временем он стал расстраиваться, хорошеть на глазах. Он дал мне все, что мне было нужно – работу, уважение, детей. Как после этого можно его не любить? Здесь я нашла свое счастье, обрела родину…

Со временем спрос на валенки становился все меньше. Фабрика девять лет назад закрылась. 11 ноября Вере Федоровне Самбурской исполнится 80 лет. От всей души желаем ей крепкого здоровья, благополучия и долгих лет жизни!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать + девятнадцать =