Женская логика

Женская логика

Июньский выпуск женской странички

Причёска как… революция

Такой взгляд на своё мастерство проповедовали петербургские мастера на семинаре   парикмахерского   искусства  в Биробиджане

В семинаре участвовали парикмахеры со всей ЕАО и Благовещенска. В течение всего дня петербургские мастера Анна Рапакова (технолог-эксперт), Екатерина Буракова (технолог-тренер) демонстрировали им новые технологии и модные направления в стрижке, прическах и покраске с использованием новейших химических препаратов. Завершилась учёба дефиле девушек-моделей с потрясающими прическами.

Парикмахерские идеи питерцы привезли вполне революционные. Как-никак Петербург-Петроград-Ленинград — родина двух русских революций!

Самовыражаться причёской можно не менее чем изысканным гардеробом или навороченной «тачкой». Только такую же одежду или авто кто-то тоже может купить, а вот голова у каждого своя. И причёска на ней  должна быть, соответственно, индивидуальной.

В коллекции Frее Art (свободное искусство) были показаны четыре направления сезона “Весна-лето 2012”. Всё это авторская работа и технологии, которые включают в себя техники мужских и женских стрижек и окрашивания волос. Все тренды коллекции Frее Агt наполнены тонкой иронией 90-х годов XX века, в которых прослеживается четкий деконструктивизм.

«Андрогинность и универсальность» — эти понятия несут в себе основной смысл, заложенный в образах коллекции. Представленные в ней тренды провокационны и во всеуслышание провозглашают отказ от устоявшихся, общепринятых и признанных представлений относительно пропорций тела и критериев  красоты. Сознание      освобождается от табуированности.   Это   протест   против   роскоши   и   респектабельности буржуазного мира, против стандартов и усредненности личности. Хотите, назовите это причёской революции!

В основе современной идеологии моды этого периода — отсутствие гендерных, социальных и религиозных принадлежностей и существование мира без границ. И это становится подлинным трендом.

Ищи свой стиль

* Strit style наполнен настроением неоромантики улиц, поиском новых ценностей. Это молодёжный протест против социального неравенства и жёсткой культурной иерархии. Абстрактная графика, хип-хоп-культура и граффити — способ выражения мыслей и причастности к действительности. Его последователи являли всем своим естеством эпатажный перфоманс, которому непременно нужны были зрители.

* Folk style. Мистика и очарование Востока. Мечтательный образ «свободного художника», основная черта которого — непредсказуемость. Женщина интеллектуальна, экстравагантна, самодостаточна, погружена в себя. Она ведома фантазией, ищет оригинального, стремясь превратить моду в искусство. Она уважает неповторимость и индивидуальность в любом проявлении стилистической эклектики. Её скрытая сексуальность привлекает больше, чем откровенные наряды.

* Grungе stу1е провозглашает протест против роскоши, стандартов и усредненности личности. Идеологией стиля является стремление подчеркнуть, что духовное важнее материального. Происходит смешение несовместимых цветов, линий, фактур, рисунков. Это — антимода, игра в безвкусицу, протест против общепринятых идеалов, выраженный во внешних формах. И в этом есть своя гармония.

* Nigh-tech style, или кибермода. Это повседневная мода. Смесь технологии и стиля. Конструктивные и четкие силуэты, строгие линии и геометрический дизайн. Черно-белые комбинации, сочетание материалов различных фактур и текстур, глянцевых и матовых поверхностей — это сочетание в себе различных форм общения и философий жизни.

Какое направление ближе — решать вам. Наконец, рассудить можно просто . Хочется «демократии» — выбирай нарочито небрежную форму, быстро сделала и пошла! Свободный небрежный локон — уже восточное направление. Да, опять в моде яркая красная помада и яркие расцветки тканей для вашей одежды. Лето ведь идёт!

(Юлия КУЗИВА, фото автора)

Ванька

vanyЖил да был на свете маленький мальчик Ванька. И всего у Ваньки было вдоволь: и еды, и игрушек, и… Ах, как бы он хотел, чтобы его история начиналась именно так. Но всё было совсем по-другому…

Ванька жил в очень маленькой, очень тесной и очень грязной комнатушке. Грязной, потому что матери-пьянице было всё равно, как выглядит её жилище, лишь бы была бутылка да хорошая компания. А маленькой и тесной… Когда-то Алиса (мать мальчика) жила в большой трёхкомнатной квартире. Ваньке тогда было года три, и он плохо её запомнил. Помнил он только, что там-то как раз были и еда, и игрушки. А ещё там был добрый усатый дедушка Саша. Он любил Ваньку, а Алису всё время ругал. Мальчик это помнил, а вот что было дальше — нет. Просто вдруг куда-то исчезли и квартира, и еда, и игрушки, и добрый дедушка Саша. Вместо этого появились тесная комнатушка и вечная материна бутылка.

Скоро Ваньке должно было исполниться семь лет. Все его ровесники собирались идти в школу. А мальчику эта роскошь не светила. У него были другие более важные заботы.

Каждое утро начиналось с того, что он шёл в ближайший ларёк, где добрая толстая тётенька в синем халатике и белой шапочке давала ему пару мягких булочек. При этом тётенька сильно ругала Алиску и строго-настрого запрещала мальчику делиться с ней булочками.

— Слышь, Ванятка, тебе даю, не этой пьяни подзаборной! Не надо ей ничего давать. На бутылку свою она всегда где-то находит. Вот и пожрать себе сама найдёт.

Ванька благодарил тётеньку, обещал всё съесть сам и шёл домой. Будил мать (за что неизменно получал от той оплеуху) и кормил булочками. Потом мальчик шёл на рынок, где у продавцов фруктов стаскивал себе пару яблок или банан.

Сегодня Ваньке не повезло. Смуглый хмурый Омар заметил воришку и хорошенько наградил его подзатыльниками, приговаривая что-то на непонятном языке. Ванька вырвался и убежал в парк. Там забился в беседку и стал осматривать боевые раны. Любой другой ребёнок давно бы заплакал, а Ванька только тихо рычал, как маленький разъярённый тигрёнок. Ему очень хотелось есть, а есть было нечего. Ванька огляделся по сторонам и заметил маленького «принца». Чистенький, беленький, кудрявый, как ангелочек, мальчонка шёл за руку с красивой женщиной и плакал. Женщина крутилась вокруг него и пыталась успокоить, предлагая попеременно то игрушку, то шоколадку, то мороженое. Мальчишка продолжал реветь.

«Вот у него-то, наверно, есть и игрушки, и еда, и любовь», — подумал Ванька. Внезапно мальчику очень захотелось подбежать к этому «ангелочку» и хорошенько накостылять, а потом…

Женщина что-то прошептала на ухо своему сыночку, поцеловала его, и тот, наконец, перестал плакать. Они ушли. А Ванька ещё долго смотрел им вслед. По щеке у него текло что-то мокрое. Ванька поймал языком слезу и вспомнил, что очень хочет есть…

(Фото с сайта  foto.delfi.ua)

Гранитный камушек в груди

Мачеха. Ужасы нашей жизни

angry-boy1Вечереет. Я тороплюсь домой с работы. Впереди меня мама с мальчуганом лет семи.

Она — высокая, статная, неплохо одета. Если бы не недовольное, озлобленное лицо, женщина выглядела бы очень красивой.

Мальчик  миниатюрный, если бы не школьный рюкзак, даже не сказала бы, что школьник. Наверное, первоклашка. За спиной у него довольно объемный, не по росту, рюкзак. Видно, что парнишке тяжело, со стороны он похож на маленького муравьишку. Но женщина даже не делает попыток, чтобы помочь сыну, забрав у него рюкзак, или хотя бы взять его за руку, приобнять. Одиноко малышу шагать рядом с этой женщиной.

До меня долетают обрывки их разговора. И не хочется слышать — своих проблем хватает, а слышишь. Женщина выговаривает мальчишке как взрослому, завзятому разгильдяю. Конечно, за проступки надо поругать, а лучше спокойно  объяснить, что так  делать не следует —  кто ж спорит. Но в народе говорится — умей поругать, умей и пожалеть. Словами мама «отходила» мальчонку не хуже, чем ремнем. Совсем потух муравьишка, идет — еле ноги волочет. Очень жаль этого малыша. Видно, что совсем неласково к нему родители относятся.

Мне знакома эта семья. А маму эту знаю я с тех пор, как она сама еще была школьницей. Никогда бы не подумала, что из нее вырастет такая суровая женщина.

История этой семьи не так проста, как кажется на первый взгляд.

Жил парень Тимофей — видный, самостоятельный, ну все при нем. И красавец, и умница, и работящий. Все шло как положено — школа, училище, армия. Пришла пора — свою семью создал. Первая жена, ее и по имени мало кто помнит, вроде бы хорошая была девушка, веселая. Зажили молодые душа в душу. Вскоре и сынок родился — Костя.  Забот молодой паре прибавилось. Материнство женщине всегда серьезности добавляет, а ей как бы и нет. Для нее продолжалось веселье, подруг любила, в компаниях разных отдыхать. Досадовать начала на маленького сына, когда он кричал подолгу, никогда не принимала во внимание его младенческие проблемы.

Тимофей, чтобы достойно семью обеспечить, работал вахтами, половину месяца дома не бывал. До него, конечно, доходили нехорошие слухи о молодой жене, но верить им Тимофей не хотел. Но нехорошая молва только множилась, и муж почуял неладное.

То супруга с вахты не встретит. Возвращается муж уставший, а дома бедлам, в холодильнике пусто. Бывало, ее по полсуток дожидался, а с кем был грудной сын — вообще непонятно. Пытались разговаривать, но женщина на контакт не шла, расспросы игнорировала, порой отшучивалась, порой кричать и обижаться начинала. Не для семьи оказалась девушка.

Тимофей пытался сохранить брак всеми силами, ведь малышу мама нужна — чем ему, такому маленькому, мужик поможет? Но ничего не помогло.

Вернулся однажды мужчина с вахты и обомлел — дом закрыт, жены нет, Костя дома лежит один. Сквозняки, холодно, кругом бардак, у других людей и в сарае чище. Задержись Тимофей еще на денек, и даже страшно подумать, что с сыном могло бы приключиться. Попалась бы ему жена в тот момент — убил бы сразу. Костика выходили, он был сильно простужен и истощен. Потом уже соседи говорили, что выжил малыш благодаря котенку, который как мог его согревал.

А жену  свою Тимофей больше уже не видел — она пропала насовсем. Ходили разные слухи, но Тимофея это уже не интересовало. Жизнь свою он в одночасье переменил — бросил вахту, нашел работу в поселке и зажил отцом-одиночкой.

Нелегко было молодому мужчине справляться с домашним хозяйством и сына одному растить. Ведь и работать нужно было успевать. Плюс ко всему малышу горе-мамаша сильно подорвала здоровье. Врачи настаивали на хорошем уходе, чтобы ребенок поправился.

Тимофей все переносил по-мужски, никогда никому не жаловался, сына любил больше всего на свете.

Женщины Тимофеем всегда интересовались, но он ни на кого из них даже смотреть не хотел. Разговоры, что заводили друзья и родные, резко обрывал. Но вдруг откуда-то появилась видная, молодая девушка. Трудно сказать, чем она Тимофея зацепила, но сердце-то не камень. На романтические встречи и ухаживания ни времени, ни возможности не было — ребенок маленький на руках. Как бы там ни было, но Оксана стала его женой. Оформили брак, скромно отметили. И молодая жена записала ребенка на себя, став его мамой.

Пока Костик маленький был, ему требовалось больше ухода и ласки, чем воспитания. И вскоре стало заметно, что у молодой мамы нрав не очень ласковый. Оксана оказалась женщиной черствой, на слезу и жалость неспособной. С маленького Костика всегда был спрос как со взрослого. Никаких скидок на детство не было. А уж чтобы приласкать мальчишку, тот же ранец из школы помочь донести, поиграть с ним вечером — на это даже надеяться нельзя было.

Никак Косте с мамами не везет — родная чуть не убила, приемная вроде бы и «правильная», а ребенку-то не намного легче. Формально вроде все благополучно — сын одет, накормлен, посещает школу, кружки, игрушки есть. Но даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять, что холодно, неуютно и одиноко мальчишке дома.

Странное дело, но отец тоже изменился. Как он трясся над маленьким сыном, воспитывая его в одиночку, настолько он теперь стал к нему безразличен, а порою также строг и взыскателен, как мама. Только выговоры, нотации.

А мальчишка очень сообразительный, живой, часто непоседливый, любит пошалить. Вот и воспитанию конца-краю нет. Костя угодить родителям старается, а все равно виноват, все равно плохой. Сердобольные соседки пытались Оксану вразумить, но женщина их так «отшила», что в другой раз они бы побоялись подойти.

А ведь у родителей своя правда — они желают сыну добра. Но добро у них все с кнутом да с кнутом. Недавно Оксана советовалась с учительницей, можно ли Костика поставить на учет в детскую комнату милиции. И это родная мама?!

Соседки было уже хотели к главе поселка идти, жаловаться на воспитание. Да с чем придешь — доказательств нет, все формально хорошо.

У самого Костика от  таких дел стал характер меняться, да не к лучшему. К маме с папой он лишний раз и не подойдет, замкнулся в себе. С мальчишками в классе драться стал.

Дети инстинктивно жалеют Костика, чувствуют, что не все ладно у него на душе. В столовой, не сговариваясь, подкармливают его, ведь родители денег ему не дают.

Уж не знаю, рок это над ребенком или судьба его так испытывает.

«Семья» сворачивает в проулок, а я иду своей дорогой. Ведь и не привлечешь их — не за что. Родители не пьют, семья с виду благополучная, сына не бьют, не истязают. Только что глаза у семилетнего мальчонки как у побитого щенка — это все видят, но что с этим сделаешь. Нет в законе формулировки, чтобы привлечь к ответственности человека за то, что у него вместо сердца гранитная плита, за то, что она мужика под себя подмяла.

Только огромная жалость к совсем недетскому горю переполняет меня. Кто из него вырастет? Дай Бог, чтобы хороший человек. Дай Бог, чтобы нашлось сердце, которое его обогреет.

Так хотелось бы увидеть его счастливым!

(Татьяна БЛАНКОВА, dejavu-hsvl.tumblr.com)

Прощание с «общагой»

obshagaСтудентам-выпускникам, живущим в общежитии ПГУ им. Шолом-Алейхема, повезло дважды. С окончанием учёбы их поздравляли в вузе – раз и в студенческом доме – общежитии, родном в течение кому четырёх, а кому и пяти лет, — два. Иногородние выпускники праздновали по-молодежному и в то же время по-домашнему…

Их поздравили воспитатель Ирина Анатольевна Рогова, соседи-студенты, которые продолжат «вахту» в общежитии, и вузовская команда КВН «Т-34». Кстати, кавээнщики почти все жили или живут в общежитии вуза, поэтому знают все здешние тонкости быта, обычаев, общения, запросы и предпочтения обитателей «меблированных комнат». И смогли так обыграть буквально все (даже не самые  весёлые) моменты, что у всех животы болели от смеха.

Высшее образование заложило-таки в выпускников университета «классические культурные основы». Рассказывая о превратностях студенческой жизни, ребята поставили сценку с античными и не совсем античными героями. Ими оказались Гермес, Аполлон, Зевс и кающийся Стипендий — мудрые, строгие, справедливые и в доску свои! А рок-гимны им пели девушки с распущенными волосами. Только вместо кифар и электрогитар у них в руках были… веники. Се ля ви — такова жизнь: после бурного праздника в казённом доме не забудь прибраться — закон общежития!

(Юлия КУЗИВА, фото автора)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *