Жил-был носорог…

Жил-был носорог…

9 сентября поэту, писателю и переводчику Борису Заходеру исполнилось бы 95 лет

В официальных источниках его не называли советским детским писателем, как называли Маршака, Чуковского, Михалкова. Не поленилась, нашла в своей библиотеке сохранившийся учебник «Детская литература», изданный в 1970-е годы, по которому училась в Биробиджанском педучилище. Перелистала его несколько раз, чтобы найти хотя бы одно упоминание о Борисе Заходере. Увы, среди более полусотни фамилий авторов, писавших для советских детей, места ему не нашлось. А ведь уже в те годы поэт прославил себя и собственными стихами, и блестящим, вольным переводом сказки А.Милна о Винни-Пухе и его друзьях, который сделал его знаменитым.

Чуть позже Борис Заходер сделает такой же вольный перевод одного из стихотворений Гете, в котором выскажет  отношение к себе:

Чем я вам не нравлюсь — неизвестно!
Вся моя монета — полновесна,
А для вас, гляжу, и тот хорош,
Кто всучил вам свой фальшивый грош.
И уже своими словами добавит к переводным стихам такие строки:
Конечно, это вольный перевод,
Поэзия в неволе не живет.

Он сравнивал себя и со стреноженным конем, и с непохожим на других носорогом:

Жил-был носорог, на других непохожий.
С удивительно тонкой кожей.
В джунглях жил среди хищных зверей…

Эту свою тонкокожесть, душевную ранимость он пронес через всю жизнь, так и не сумев покрыть себя непробиваемым защитным панцирем. 

Хотя, казалось бы, сама жизнь давала ему шанс для самозащиты, самоутверждения. Дед его, Борух Заходер, был первым казенным раввином в Нижнем Новгороде. По его инициативе на пожертвования прихожан и свои собственные было построено здание синагоги, которое сохранилось до наших дней. 

Заходер-старший знал несколько языков, печатался в разных журналах. Он был дружен с писателями Салтыковым-Щедриным и Короленко.

Отец поэта, Владимир Заходер, блестяще окончил МГУ, стал хорошим юристом. Мать, Полина Герценштейн, владела четырьмя языками и работала переводчицей. Она была родом из городка Когул, что в Бессарабии, там и родился будущий поэт в 1918 году. Шла Первая мировая война, где отец воевал добровольцем, а мать была сестрой милосердия. После Гражданской войны семья Заходер переехала в Одессу, а оттуда — в Москву.

Две любви, два увлечения было у молодого Бориса Заходера — к биологии и литературе. Но когда трагически погибла мать, он пошел работать на завод учеником токаря. Потом сделал попытку поступить в авиационный институт, оттуда перевелся на биофак МГУ… Но увлечение поэзией взяло-таки верх — в 1938 году Борис Заходер становится студентом Литературного института. А через год началась война с финнами, куда он ушел добровольцем, как когда-то отец. Уйдет он добровольно и на фронт Великой Отечественной, где недоучившегося студента-литератора привлекут к работе в армейской печати. В своих очерках и стихах он будет поднимать патриотический дух бойцов. 

Свой первый детский стих — «Морской бой» — Борис Заходер напишет уже после войны. Он будет опубликован в журнале «Затейник» под псевдонимом Борис Вест. А потом, в 1947-м, родилось стихотворение «Буква Я», которое напечатали лишь спустя восемь лет. Когда автор обратился за поддержкой к известному поэту Константину Симонову, тот ответил, что «писать для детей под фамилией Заходер совершенно невозможно». И тогда поэт твердо решил: «Никаких псевдонимов, буду только Заходером». 

Но надо было на что-то жить, и он разводил в своей маленькой квартирке аквариумных рыбок, продавал их на Птичьем рынке в Москве.

Напечатали же «Букву Я» во взрослом журнале «Новый мир», который возглавил тогда Александр Твардовский. Чем не угодил этот азбучный стих, остается только догадываться. Те, кто его читал, помнят, наверняка, как последняя буква алфавита пыталась стать главной и единственной, заменить собой всех остальных. Но не вышло. Может, почувствовала цензура намек на культ личности в этом детском стихе?

И «Буква Я», и многие другие стихи Заходера стали активно печатать в период хрущевской «оттепели». В 1955 году выходит его книга «На задней парте», через год — «Мартышкин дом», в 1958-м — «Никто и другие», в 1960-м — «Кто на кого похож». В те же 50-60-е годы увидели свет его знаменитые переводы — «Винни-Пух и все-все-все», «Мэри Поппинс», «Приключения Алисы в стране чудес» и другие.

Его стихи и переводы печатались в журналах «Мурзилка» и «Костер», газете «Пионерская правда». Не было в них духа советского реализма, не писал он о пионерах, октябрятах, ленинских заветах. Может поэтому в 70-е годы и детские книги Заходера стали издаваться реже. Это были в основном переиздания. И тогда поэт написал такие едкие строки:

В литературе сверх всякой меры,
Буквально кишмя кишат Заходеры.
Смотрите сами: есть, например, 
Детский писатель Борис Заходер.
Есть переводчики
Взрослый и детский,
Польский, английский,
Чешский, немецкий.
Есть среди них даже автор либретто 
Тут не хватает только поэта. 

Это стихотворение войдет потом в его взрослый сборник «Заходерзости», где поэт даст полную волю своим мыслям и чувствам. Книга выйдет в свет в 1996 году тонкой брошюрой тиражом всего 1000 экземпляров. Как говорится, свобода слова была, но не было денег это слово растиражировать. А почитать книгу стоит хотя бы ради таких мыслей по поводу:

«Поэзия должна быть глуповатой,
Но автору нужна ума палата».

Или:

«Тому, кто мерит жизнь на свой аршин,
Навряд ли суждено достичь вершин».

Поэта называли наивным мудрецом, потому что лучшим человеческим качеством он считал наивность, под которой подразумевал честность, искренность, истинную доброту. 

Уже после его смерти — а умер Борис Заходер в ноябре 2000 года, не дожив всего два месяца до начала нового века — жена поэта Галина Заходер издала книгу «Заходер и все-все-все», где подвела итог жизни и творчеству этого незаурядного человека, талант которого часто не вписывался в систему социалистических духовных ценностей. Поэтому не баловали его наградами, званиями, а Государственную премию он получил лишь к своему 80-летнему юбилею. Двадцатью годами раньше его наградили Международной премией имени Андерсена.

Увы, интересных детских книг, написанных современными авторами, сегодня почти не сыщешь на книжных полках. Не родились новые Заходеры, Маршаки, Барто, Чуковские, Квитко… А своей дочери, как когда-то мне мама, я читаю «Кита и Кота», «Мохнатую азбуку», другие стихи и сказки — переводы поэта, творчество которого идет впереди времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *