Живое слово — такое хрупкое…

Живое слово — такое хрупкое…

Фото из открытых источников

Русский язык со временем все больше приобретает статус уникального и вызывающего интерес. Но не из-за своего повсеместного распространения, а наоборот –  по причине постепенного исчезновения с мировой языковой арены.

Как наше слово отзовется?

Наш «великий и могучий» давно обгоняют английский язык, на котором говорят около 500 миллионов человек и еще один миллиард владеют, китайский (1,3 миллиарда владеющих) и испанский (335 миллионов носителей и 25 миллионов изучающих). Русский язык же сейчас является родным для 164-х миллионов человек, 130 из которых живут в России, 26 миллионов – в бывших советских республиках, а 7,5 миллиона являются эмигрантами. Как иностранным или вторым языком русским владеют 114 миллионов человек…

Ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий еще в 2006 году прогнозировал, что уже через 10 лет русский язык по популярности и использованию в мире обгонят такие языки, как французский, хинди, арабский, а еще через 15 лет – португальский. А сам русский лишится статуса мирового языка.

К 2025 году, по мнению профессора, число носителей русского языка в мире уменьшится вдвое, и на нем будет разговаривать примерно столько же людей, сколько и в начале… ХХ века.

Согласно работам, анализирующим распространенность русского языка в мире, в 1990 году им владели 312 миллионов человек, в 2010 — 260, в 2015 – 243 миллиона, а к 2025 году их число сократится до 215 миллионов…

Многие исследователи отмечают, что основной причиной падения популярности русского языка стал развал Советского Союза и, соответственно, сокращение преподавания русского языка в школах бывших советских республик.

По данным Центра демо­графии и экологии человека Российской академии наук, перед распадом СССР в 14 республиках, кроме РСФСР, говорили на русском языке около 120 миллионов человек при численности их населения 139 миллионов! Сейчас свободно по-русски изъясняются только 63 миллиона жителей бывших республик, еще около 40 миллионов знают язык на базовом уровне.

В балтийских странах со времен распада СССР количество русскоязычных школ уменьшилось больше чем в два раза – с 20 тысяч в 1989 году до 7,5 тысячи в 2004-м. Сейчас таких школ стало еще в несколько раз меньше, а где-то они исчезли совсем…

Единственная бывшая советская республика, которая сохранила статус русского языка как государственного, – Белоруссия, и менять это она пока не собирается. Казахстан и Киргизия объявили русский языком только официальных документов, и все больше населения в ежедневном общении русский язык не использует…

Моя подруга по интернет-переписке Валентина живет в Казахстане, недалеко от Алматы. Давно хочет перебраться по программе переселения в Россию, сейчас ищет подходящий регион, копит с мужем деньги. Она не раз рассказывала, что в Казахстане с каждым годом всего больше становится именно для казахов: от надписей, вывесок, указателей на домах только на казахском до телепередач, где теперь со зрителями здороваются только «Салям алейкум», «Кайырлы кэш (Здравствуйте!)», и никак — по-русски…

В связи с этим русский язык, считает Виктор Садовничий, нуждается в особой защите, являясь важнейшим фактором в процессе образования и подготовки российских специалистов, неотделимым от формирования нового общественного сознания молодежи — как поколения без национальных комплексов неполноценности и предрассудков.

Наши в Сети

Тем не менее, несмотря на сокращение числа носителей русского языка, интерес к нему несколько растет, особенно в Европе. Согласно статистике, после расширения Евросоюза в 2004 году русский язык стал делить с испанским четвертое место по числу желающих изучать его в качестве иностранного — в школах, колледжах, вузах и даже самостоятельно ради интереса к нему. Число изучающих русский составляет всего 8% от населения стран ЕС.

Зато русский язык постепенно становится популярным языком общения в интернете. Хотя на данный момент 52,8% сайтов в мире являются англоязычными, русский язык в Сети уверенно занимает второе место (6,4%), существенно обгоняя японский (5,6%), немецкий (5,5%), испанский (4,9%) и французский (4,0%). Удивительно, но значительно отстают в интернете китайский (2,0%) и арабский (0,8%) языки! Исследователями отмечено, что удельный вес России в мировом интернет-пространстве примерно в два раза больше, чем доля России в мировой экономике, и более чем в шесть раз больше, чем доля нашей страны в мировых финансах.

Но в чем тут реально дело — в том, что информация, размещаемая в Сети на русском, больше для «своих», или в том, что даже японцы и арабы предпочитают искать и читать в интернете важную информацию на английском?

«Спикают» на «инглише»…

«Если 15 лет назад свыше шести орфографических ошибок на вступительных экзаменах допускали только выходцы из других республик, то сейчас такие ошибки делают и многие выпускники российских школ», — отметил в одном из своих выступлений доктор филологических наук, бывший заместитель директора Российского гуманитарного научного фонда Владимир Захаров. В том числе и в большой степени благодаря повышению общения на русском языке в интернете!

Молодежь общается в интернете очень активно, но при этом снижается качество этого общения, отмечают специалисты. Язык переписки, общения на форумах, в соцсетях, в чатах, мессенжерах стал кратким, обрывочным, в нем вполне привычными стали такие сокращения слов и словосочетаний, как «все норм» — от «все нормально», «как дел?» — от «как дела?», «чу происходит», «чу такое?» — вместо «что происходит», «что такое?», спс – сокращение от «спасибо», всм – от «в смысле», и так далее. Слова-огрызки активно входят и в устное общение, не говоря уже об активно проникающих в речь и укореняющихся в ней иностранных словах. Молодежный язык в крайних его новомодных проявлениях превращается в некий суржик. Идет смешение нормальных русских слов с их сокращениями и искажениями, приправленных искаженными же англицизмами типа «все ок» — от английского «окей», «хаюшки» – от английского приветствия «хай», а то и вовсе аббревиатурами: «бб» — от английского «бай-бай», по нашему «пока-пока»…

В том числе и по этой причине сейчас некоторые исследователи вынуждены делать неутешительные выводы – русский язык лишен будущего. Есть мнение, что он со своей глубинностью, основательными корнями не успевает за современными языковыми тенденциями. Вот и проникают в него активно иностранные слова, которые призваны облегчить русскую речь в свете глобальных тенденций общения, хотя бы в той же Всемирной паутине. Как пример – нет в русском языке понятной и от того активно применяемой его носителями замены словам — офис, сайт, сервер, юзер… В связи с этим считается, что русский язык постепенно теряет статус мирового, превращаясь в национальный. Мы гордимся нашим великим русским языком, но говорим на нем, по сути, только сами…

Другие исследователи более оптимистичны в прогнозах, называя язык таким же живым и эволюционирующим явлением, как и человек.

— Живой язык – это язык постоянно меняющийся, чутко реагирующий на окружающий мир. Поэтому сам факт появления в русском языке значительного количества заимствованных слов, отражающих какие-либо новые понятия, совершенно естественен, – комментирует кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии и журналистики ПГУ имени Шолом-Алейхема Ольга Селюнина. — Более того, сегодняшняя волна заимствований из английского – далеко не первая. Была голландско-немецкая эпоха, была французская… Во время последней, кстати, также были яростные споры о пользе и вреде использования ино­язычной лексики. В конечном итоге эти споры обогатили русскую литературу неологизмом «мокроступы» и пушкинскими строками «Но панталоны, фрак, жилет – всех этих слов на русском нет». Часть заимствованных тогда слов осталась в русском языке, часть – забылась. Те слова, что остались, безусловно, обогатили наш язык, поскольку новые слова не заместили старые, а как бы заняли место рядом с ними, расширив палитру смыслов и оттенков.

А в конечном итоге, несмотря на все заимствования, русский язык и сегодня является одним из самых архаичных языков Европы (наряду с литовским). И это позволяет – даже сегодня! – издавать памятники русской литературы пяти, шести, даже семивековой давности как есть, без перевода, и, за исключением отдельных моментов, они совершенно понятны обычному человеку. Для английского, немецкого или французского языка такое невозможно.

Поэтому, на мой взгляд, нет никаких оснований утверждать, что у русского языка нет будущего. Наоборот, пока язык будет способен приспосабливаться к меняющемуся миру, он будет жить. А у русского языка есть огромный потенциал и способности приспосабливаться, не меняясь в корне, оставаясь все той же известной, лексически богатой речью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *