Жизнь как день и ночь

В биографии Самуила Персова осталось много белых пятен – так, почти ничего не известно о его пребывании в Биробиджане

Тот факт, что этот еврейский писатель в тридцатые годы приезжал в Биробиджан и жил здесь некоторое время, я нашла лишь в двух биографических источниках. Причем нигде не названы конкретные даты его приезда и уезда, не сказано о том, где он работал, жил. Возможно, это была  творческая командировка – в те годы многие еврейские литераторы приезжали сюда за «темой», чтобы увидеть своими глазами, как строится национальная автономия – ЕАО. 

У Самуила Персова творческим результатом пребывания в Биробиджане стала книга «День и ночь», изданная в Москве в 1933 году. В нее вошли очерки и рассказы о биробиджанских первостроителях. Жаль, что книга больше не переиздавалась и не была переведена на русский язык. В нашей областной научной библиотеке чудом сохранился один ее экземпляр – ведь известно, что в конце 1940-х и в 1950-е  годы почти весь еврейский фонд библиотеки был уничтожен. И в первую очередь – книги опальных писателей, членов ЕАК, попавших под жернова репрессий. Самуил Персов был одним из них. 

В Литературной энциклопедии, изданной в СССР в середине 1930-х годов, Самуилу Персову посвящена одна из статей. Скупые факты биографии: в 1889 году родился в г. Почепе Черниговской губернии в семье учителя. С 1907 до 1911 года жил в Америке. Там написал свой первый рассказ. В 1918-1919 годах сотрудничает с советскими коммунистическими изданиями.

Дальше идет анализ его творчества с довольно суровой критикой. Писателю ставили в упрек «импрессионистический» психологизм, статичность, фабульное худосочие, которые, по мнению критиков, тормозили его переход  «на рельсы пролетарской литературы». «В дальнейшем он имитировал бергельсоновский метод, — сообщается в статье. – Освободиться от него Персову удалось лишь в книге «Контрактация». В поздних произведениях Персов пытается показать, как осуществляется ленинская национальная политика в еврейских местечках».

Эти более поздние произведения были переизданы в 1957 году в издательстве «Советский писатель» под названием «Избранное». И эта книга тоже чудом сохранилась в фондах еврейской литературы в одном экземпляре. Блестящий перевод произведений, вошедших в сборник, сделал Марк Шамбадал. В книгу вошли пять рассказов и повесть «Красный Рог» о еврейских местечках Белоруссии 1920-1930-х годов, очерки «Люди метро», повести «Яков Смушкевич» и «Яков Мошковский».

Книга, несмотря на заданность темы, написана живым, образным языком, характеры героев хорошо представлены в многочисленных диалогах. Автор не делит героев четкой линией на плохих и хороших, он просто показывает их такими, какие они есть. Многим из них приходится делать нелегкий выбор, расставаться с привычным образом жизни. Портные, извозчики, кустари становились колхозниками, а кому-то пришлось ехать строить новую жизнь вдали от родины. Вот идет агитация за переселение, представитель ОЗЕТа убеждает людей, что надо ехать. Один из агитируемых тяжело вздыхает:

– Придется, видно, тащиться в Биробиджан. За десять тысяч верст.

– Послушайте меня, не ездите в Биробиджан!

– Почему?

– Ну с какой стати человек, который некогда был владельцем гостиницы, давал деньги в рост, станет трястись в такую даль?

На это представитель ОЗЕТа отвечает:

– Время нас всех переиначило. Я знаю, что Биробиджан нуждается в хозяйственниках, пожалуй, не меньше, чем в рабочей силе. А Мазарский, да будет вам известно, крепкий хозяйственник!

Заканчивается повесть проводами переселенцев. «На вокзале – большое оживление. Сегодня уезжают две бригады: одна – в Биробиджан, другая – в Донбасс. Оба поезда отвезут их в разные концы, в разные дали, но к одной и той же цели – строить, созидать, восстанавливать…»

Возможно, что в одном из таких поездов поехал на Дальний Восток и автор повести.

О романе «Тог ун нахт» («День и ночь») критики напишут, что в нем Персов «описал жизнь переселенцев Биробиджана, развивая романтический миф о том, что в советской действительности евреи сохранят свои национальные особенности и не растворятся в нееврейском окружении».

Самуил Персов, как и многие еврейские писатели, искренне поверил в правоту советского строя и эту правоту вкладывал в уста героев своих книг. Вот приехавший строить Московский метрополитен американский инженер Морган искренне восхищается, с каким задором работают здесь люди, коллективно решая многие дела. Этот очерк припомнят Персову при аресте, обвинив его в шпионаже в пользу Америки. Тем более что там он прожил пять лет, хоть и работал всего лишь гладильщиком в прачечной. Обвиняя же писателя в «буржуазном национализме», ему припомнят активное участие в создании еврейской секции при Московском объединении пролетарских писателей. Обвинением станет и опубликованный 9 мая 1946 года в газете «Эйникайт» список 101 еврея – Героя Советского Союза. 

Самуил Персов вместе с журналистами органа ЕАК, газеты «Эйникайт»,  – Маррой Железновой и Наумом Левиным – были арестованы в 1949 году. Обвинения им предъявили абсурдные до чудовищности. Чтобы выбить показания, применяли жестокие пытки, как во времена инквизиции. В обвинительном заключении по делу ЕАК приводится одно из выбитых палачами признаний писателя: «Осужденный американский шпион Персов, непосредственно занимавшийся сбором секретных сведений о промышленности Советского Союза, на следствии заявил: «В начале 1946 г. я собрал материалы и составил очерк о Московском автозаводе им. Сталина. Характеризуя мощности отдельных цехов и завода, я отметил, что инструментальный цех по своим размерам не уступит любому заводу средней мощности». 

В общем, писатель выдал тайну промышленного потенциала страны. Разве не абсурд? Его героями были авиаконструктор Лавочкин, летчик Яков Смушкевич, метростроитель Лейзер Бейн, герой войны Яков Мошковский, партизаны с еврейскими фамилиями. О последних он написал книгу, ее набрали, сверстали, отпечатали. Но, узнав об аресте автора, весь тираж пустили под нож. А ведь до войны, когда он был в фаворе у власти, книги писателя выходили с завидной регулярностью. 1922 год – «Черепки», 1927 – «Тахлес» («Настоящее дело), 1928 –«Корнбройт» («Ржаной хлеб»), 1931 – «Контрактация», 1933 – «День и ночь», 1936 – «Люди метро», 1939 – «Богатство», 1940 – «Твое имя – народ». И теперь он – враг советской власти.

Замученный пытками, писатель сломался. «Он даже готов был обвинить себя в том, что солнце всходит и заходит»,  – писали его биографы. 

Самуила Персова осудили по обвинению «в связях с националистическим подпольем в СССР и проведением шпионско-подрывной деятельности». 22 ноября 1950 года приговорили к расстрелу, а 23 ноября приговор привели в исполнение. В деле осужденного Персова сохранилась запись: место захоронения – Донское кладбище, могила № 3.

Через пять лет, 28 декабря 1955 года, писатель, как и другие члены ЕАК,  будет реабилитирован.

В 1957 году в свет выйдет его книга «Избранное», еще через два года – «Очерки о героях». После этого ни одно произведение Персова больше не будет напечатано, а вспоминать о нем станут все реже и реже. Вот и эти сведения о непростой судьбе талантливого еврейского писателя пришлось собирать буквально по крупицам. Но белых пятен в его биографии остается еще очень много.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала заведующую сектором национальной литературы областной научной библиотеки Аллу Акименко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *