Жизнь в черно-белых тонах

Жизнь в черно-белых тонах

из открытых источников

Ровно 50 лет назад, 15 октября 1964 года, был смещен со своего поста Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. В 2014 году с его именем связана еще одна круглая дата – 120 лет со дня рождения бывшего руководителя огромной советской державы

Памятник Хрущеву на Новодевичьем кладбище в Москве смотрится странно, если не сказать жутковато. Одна половина его выполнена из белого мрамора, другая – из черного. Посетители мемориала, не знающие хорошо историю с правлением Никиты Сергеевича, рассматривают памятник с недоумением, не понимая смысла творения скульптора Эрнста Неизвестного. Между тем знаменитый художник, лично знавший Хрущева и изгнанный им же в эмиграцию, точно выразил сущность этого политического деятеля.

Черная половина этой «сущности» пришлась на период правления Иосифа Сталина, верным соратником которого был и Хрущев, принимавший активное участие в политических репрессиях 30-40-х годов. В то же время именно Хрущеву принадлежит смелость разоблачения культа личности Сталина и наступление так называемой «оттепели», когда на смену единоличной власти в стране пришло коллективное руководство государством. Одновременно с этим наступила кратковременная эпоха свободомыслия, выразившаяся, прежде всего, в литературе, искусстве, а также в тогдашних средствах массовой информации.

Кукурузу сеяли, сеяли…

Но это было после ХХ съезда партии, который прошел в феврале 1956 года. К этой дате Хрущев уже три года был Первым секретарем ЦК КПСС, причем созданная Сталиным система государственного управления оставалась незыблемой. Новый руководитель государства занимался сугубо экономическими вопросами, выдвинув на первый план идею коренного преобразования сельского хозяйства. Началось освоение миллионов гектаров целинных земель, преобразование большинства колхозов в совхозы и масштабное оснащение сельскохозяйственного производства новой техникой. А во главу угла была выдвинута идея повсеместных посадок кукурузы, что, по его замыслу, должно было решить проблему создания прочной кормовой базы для животноводства с резким увеличением поголовья скота. Для решения этих задач требовались кадры механизаторов, и Хрущев обратился к молодежи страны с призывом овладевать профессиями трактористов, комбайнеров. Практически при всех машинно-тракторных станциях осенью 1953 года были открыты полугодичные курсы трактористов. На такие курсы в г.Лесозаводске в Приморье записался и я, без сожаления оставив работу жестянщика на железнодорожной станции Ружино.

Уже летом следующего года мы впервые посеяли в своем хозяйстве первые 50 гектаров кукурузы квадратно-гнездовым способом. Этот способ Никита Сергеевич позаимствовал у американского фермера Эдварда Гарста, когда гостил у него во время официальной поездки в США. И кукурузу стали сеять и там, где по климатическим и почвенным условиям она никогда ранее не выращивалась и не могла даже толком подрасти, не давала ни зеленой массы, ни зерна. В кукурузную «идею» были вложены гигантские государственные средства, не давшие ожидаемого эффекта. Правда, в тех регионах, где для этой культуры хорошо подходили почвенные и климатические условия, на самом деле была укреплена кормовая база и начало расти поголовье крупного рогатого скота. К таким регионам относится и наша область. Благодаря такому сочному корму удалось увеличить поголовье крупного рогатого скота до 70 тысяч голов.

Если в общественном животноводстве сдвиги были налицо, то в частном секторе хрущевские инициативы принесли колоссальный вред. В одной из своих речей он заявил, что рабочие и сельские труженики не должны обременять себя заботами в личном хозяйстве, а культурно отдыхать после трудового дня в театрах, клубах, библиотеках и вообще духовно обогащаться. Обернулась его инициатива тем, что миллионы дойных коров, которые являлись кормилицами многих семей, были ликвидированы. Такая же беспощадная война была объявлена домашним хрюшкам. А чтобы оставшиеся без домашней скотины колхозники не разбегались из своих деревень, им вплоть до 1957-го года просто не выдавались паспорта.

«Как я сказал – так и будет!»

Поступки Никиты Хрущева, кстати, занявшего также пост Председателя Совета Министров СССР, были подчас непредсказуемы и нелогичны. Пример тому – ликвидация районных газет страны. Осенью 1960-го года в газете «Советская Россия», являвшейся органом ЦК КПСС, появилась небольшая статья за подписью инженера одного из промышленных предприятий Центральной России. Автор раскритиковал местную газету за безыдейность, отклонение от генеральной партийной линии, слабую связь с трудящимися. Корреспонденция была явно заказная. Тут же последовала реакция в виде постановления ЦК о ликвидации районной печати. Конечно, не все газеты этого ранга были, что называется, на уровне, однако они стояли ближе всех к своему читателю, о чем говорили их немалые тиражи. Ликвидация «районок» обернулась массовым увольнением журналистских кадров и полиграфистов местных типографий. Из четырех районных газет ЕАО в мае-апреле три были закрыты, и лишь облученская «Искра Хингана» продержалась до июля. Когда октябрьский Пленум ЦК КПСС 1964-го года сместил Хрущева, в числе первых ЦК принял постановление о возрождении районной печати.

А чем объяснить, например, расправу Никиты Сергеевича с художественной выставкой авангардистов в Москве? Приглашенный на нее глава государства пришел буквально в ярость, а сами произведения на другой день были снесены бульдозером. Под горячую руку Первого секретаря попались в те же дни поэты Евгений Евтушенко и Андрей Вознесенский.

В то же время страна зачитывалась литературными произведениями, которые были немыслимы при сталинском режиме. Огромными тиражами были напечатаны «Один день Ивана Денисовича» Солженицына, «Белые одежды» Дудинцева, «Дети Арбата» Рыбакова, «Владимирские проселки» Солоухина, «Жизнь и судьба» Гроссмана, мемуары Эренбурга…

Он культ себе воздвиг…

Ну а что было поставлено Хрущеву в вину на октябрьском пленуме? Доклад на нём сделал главный идеолог партии Михаил Суслов. Он сказал, что Хрущев допускал крупные ошибки в работе, в руководстве партией и правительства, принимал необдуманные, торопливые решения. В последние 2-3 года он сосредоточил в своих руках всю полноту власти и стал ею злоупотреблять. Все достижения и успехи в экономике, науке, космических программах относил к личным заслугам, перестал считаться с членами Президиума ЦК, третировал их, оскорблял, постоянно поучал, игнорировал их замечания. Как сказал Суслов, в печати все больше и больше писали о заслугах Хрущева. Так, например, за 1963-й год в центральных газетах 120 раз помещался его портрет, а за 9 месяцев 1964 – 140 раз! Хрущев, как сказал Суслов, возомнил себя специалистом во всех областях: в сельском хозяйстве, дипломатии, науке, искусстве …

Когда Суслов сказал, что дело шло к культу Хрущева, из зала выкрикнули: «Он давно культ!» Далее докладчик сказал, что, судя по репликам, пленум одобряет решение Президиума и поэтому нет необходимости открывать прения. Решение было принято единогласно в следующей формулировке: «Н.С.Хрущев освобождается от своих постов в связи с преклонным возрастом и состоянием здоровья».

Правда, в плохое здоровье Первого секретаря мало кто верил – Хрущев был бодр и энергичен и уж совсем не похож на больного человека. Через два или три дня доклад Суслова на пленуме поступил, как говорили раньше, на места. В Облучье, где тогда я работал организатором районного радио, было созвано совещание партийно-хозяйственного актива района. Первый секретарь райкома Приходько зачитал московский документ и попросил участников совещания не разворачивать дискуссии и провести в коллективах разъяснительную работу с объяснением истинных причин отставки Никиты Сергеевича. Еще он обратился к аудитории с просьбой снять сегодня же все портреты Хрущева, которые тогда в обязательном порядке висели в учреждениях и в каждом начальственном кабинете. Такой портрет в тяжелой дубовой раме украшал и кабинет начальника районного управления связи Перебоева. Он попросил меня помочь ему занести портрет Хрущева на чердачное помещение, где уже находился бюст Сталина и его же парадный портрет.

«Тут еще многим места хватит», — пошутил тогда Андрей Борисович.

Никита Сергеевич Хрущев еще после отставки семь лет пребывал в качестве пенсионера и ушел из жизни в 1971 году в возрасте 77-ми лет, оставив о себе такую черно-белую память.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *