Жизнью честной и праведной славил время своё

Жизнью честной и праведной  славил время своё

Таким был известный когда-то в Облученском районе  Лев Дмитриевич Солотов. Его и сейчас помнят многие. Он — основатель и первый директор школы-интерната №7 г.Облучье, председатель исполкома Облученского районного Совета народных депутатов с 1979 по 1986 годы. По сей день те, кто его знал, вспоминают о нем с большой грустью и теплотой, потому что таких людей в нынешнее время больше не встретишь.

Лев Солотов родился в 1931 году в селе Репьёвка-Космынка Ульяновской области в большой дружной семье, которая насчитывала восемь детей. Отец – военнослужащий, и когда Льву было семь лет, они переехали на Дальний Восток в Амурскую область. Первую специальность юноша получил в Хабаровской школе военных техников железнодорожного транспорта, несколько лет работал монтером, электромехаником в Иланской дистанции связи.

Спустя некоторое время Лев поступил в Иркутский государственный университет имени А.А.Жданова. Он – отличник, один из лучших студентов историко-филологического факультета. Там же, в стенах университета, произошла встреча с будущей супругой — однокурсницей Нелли, которая станет с той поры его верной спутницей на протяжении всей жизни. Вернувшись на Дальний Восток, Солотов несколько лет работал на станции Литовко Хабаровского края учителем истории, завучем в средней школе, возглавлял школу-интернат – оба учреждения были подведомственны Дальневосточной железной дороге.

С первого звонка

В 1962 году Лев Дмитриевич с семьей переезжает в город железнодорожников Облучье. Он получает должность директора строящейся школы-интерната №7 и два года контролирует ее возведение. Здесь же подбирается дружный педагогический коллектив, многие из которого будут трудиться бок о бок с Солотовым много лет. С самого первого дня, когда школа распахнула двери для учеников, среди них Борис Николаевич Пыриков, Лидия Николаевна Пырикова, Екатерина Александровна Беус и другие. Жена Льва Дмитриевича, Нелли Дмитриевна, работает учителем истории и воспитателем. Жили Солотовы в доме при интернате, который и сейчас называют «учительским».

Новая школа принесла руководителю и всему педколлективу немало забот. Строили ее по типовому проекту, однако не учли климатических особенностей места. В суровую зиму температура воздуха в этой части города опускалась до минус сорока, и в школе на верхних этажах было семь-девять градусов тепла. Нередко батареи лопались от холода. Директор не уходил домой, пока сам лично не поднимется на чердак и не спустит воздух из труб системы отопления – допустить ЧП было бы преступлением. Пока не поменяли разводку системы отопления, помучиться пришлось изрядно.

Несмотря на то что молодому руководителю было немного за тридцать, и учащиеся, и многие коллеги его побаивались. Всегда серьезный, он заставил уважать себя с первых дней своей самоотверженностью, честностью, искренним радением за свое дело. Все время они вместе с супругой Нелли Дмитриевной отдавали работе, порой без полноценного отдыха и сна, подчас в ущерб семье. От «подъема до отбоя» оба в школе, а порой и дольше — педсоветы нередко заканчивались почти за полночь. Бывшие коллеги вспоминают историю о том, как однажды вышли из кабинета после окончания педсовета и обнаружили там сыновей семьи Солотовых. Старший, Андрей, сидел на корточках, облокотившись о стену, а младший – четырехлетний Алёша – спал рядом, на полу.

Работа в школе-интернате была нелегкой, ведь на педколлектив возлагалась задача не только обучить детей, но и достойно воспитать будущее поколение. И они прикладывали к этому все свои силы. «Отзывчивость и дружба, доброта и взаимопомощь, выручка и взаимопонимание – вот что помогало в работе», — рассказывает одна из первых учителей учреждения Екатерина Александровна Беус. В интернате в те времена проживало триста шестьдесят воспитанников – с маленьких станций Дальневосточной железной дороги, из сел Радде, Башурово, Пашково и других населенных пунктов Облученского района. Дети сложные, за многими нужен особый присмотр. Однажды был случай: в интернат кто-то принес боевые патроны — целую коробку. Нашли их перед отбоем после линейки. Виновный отыскался в тот же час – Льву Дмитриевичу соврать было невозможно. Он никогда не повышал голоса, поскольку в этом не было необходимости. Выяснилось, что пронырливый мальчишка стащил коробку с патронами со склада ближайшей воинской части: пробрался на территорию незамеченным, нашел дыру в стене, взял то, что по силам было унести, и был таков.

Бывшие коллеги помнят Льва Дмитриевича честнейшим и очень скромным человеком. Говорят, что даже пробу в столовой ни разу не снял, стакана чая бесплатно не выпил. Подолгу ходил в одной и той же одежде, гардероб его был скуден. Как-то кастелянша интерната предложила ему взять себе хотя бы пару носков – их выделяли на воспитанников в большом количестве. Но Лев Дмитриевич категорично отказался, заметив, что, если возьмет хоть пару, назавтра найдется тот, кто скажет, что он взял десять.

В педагогическом коллективе существовала традиция встречать вместе Новый год, завел ее директор школы. Собирались за одним длинным столом, беседовали, рассказывали истории из работы и жизни. До сих пор соратники по педагогическому труду помнят, как Лев Дмитриевич и Борис Николаевич в один голос запевали песню «По диким степям Забайкалья», а остальные дружно ее подхватывали. Сплачивал педагогов и совместный труд — каждую неделю устраивали генеральную уборку в школе: «скребли» полы, стены так, что все потом блестело.

Немало внимания директор школы уделял развитию спорта – сам руководил баскетбольной секцией, вовлек туда всех отъявленных хулиганов. Да так увлеклись ребята, что слава команды школы-интерната гремела по всей Дальневосточной железной дороге – равных этой команде не было. В школе хорошо был развит и лыжный спорт.

Руководил интернатом Лев Солотов тринадцать лет. Ныне память о нем хранится в школьном музее – рисованный портрет в профиль и несколько скупых строк биографии в журнале. Но настоящая память о Льве Дмитриевиче — в сердцах коллег и бывших учеников.

Раньше думай о Родине

В июне 1975 года Льва Дмитриевича избирают депутатом и заместителем председателя исполкома Облученского районного Совета депутатов трудящихся. Сейчас его современники говорят, что покидать любимое место работы, школу, Солотов не хотел, но тогда спорить с парткомом, который решал, что богатый опыт и неуемная энергия директора нужнее на политическом поприще, было нельзя. А Лев Дмитриевич — человек, который всегда превыше своих интересов ставил интересы общества. Ведь как говорили в те времена: «Раньше думай о Родине, а потом о себе». И он этим словам следовал беспрекословно.

Спустя четыре года Солотов возглавляет исполнительный комитет Облученского районного Совета народных депутатов. Сухая характеристика из его личного дела гласит: «Товарищ Солотов все свои знания и энергию направляет на претворение в жизнь решений XXV съезда КПСС по коммунистическому воспитанию подрастающего поколения, улучшению торгового, медицинского обслуживания населения района, укреплению материально-технической базы школ, медицинских учреждений…». В жизни же его знают как человека, которого сложно было найти в кабинете – он жил интересами Облученского района. Льва редко видели одетым в деловой костюм, чаще — с расстегнутым воротом рубашки и в резиновых сапогах, когда он собирался в одно из отдаленных сёл решать возникшие проблемы.

Бывшие коллеги по райисполкому характеризуют Солотова исключительно с положительной стороны. Плохого, говорят, о нем и сказать нечего. Был настоящим хозяином: почти каждый день бывал в колхозах, на предприятиях, вникал в их деятельность. Скрупулезный и очень ответственный, он не упускал из вида ни одной мелочи. Потому и жизнь в районе при нем текла размеренно и спокойно. Зато кипела спортивная жизнь — в те годы знаменитой была футбольная команда Облученского района (облученцы выигрывали Кубок области по футболу), активно развивался горнолыжный спорт, чемпионов по достоинству поощряли за свои заслуги. Как вспоминает бывший в те годы председателем спорткомитета района Борис Диденко, Лев Дмитриевич помогал решать любые вопросы, касающиеся спорта.

Отмечают и то, что бывший председатель райисполкома отличался демократичностью. Попасть к нему на прием было легко – он принимал всех желающих и помогал им решать любые проблемы. Дистанции с подчиненными не было, простой работы никогда не чурался, потому на колхозных работах и совместных субботниках трудился в первых рядах.

В 1986 году Солотова перевели в Биробиджан, работал он в Роспотребсоюзе, а после сокращения организации – в правительстве области. Судьба его в дальнейшем сложилась непросто: к старости Лев Дмитриевич полностью потерял зрение, похоронил обоих сыновей. В июле этого года, не дожив до восьмидесяти пяти, он ушел из жизни. До самых последних дней поддержкой и опорой ему во всем была любимая и верная жена Нелли.

Ульяна Мунгалова

Он бескорыстно передавал свой опыт коллегам по работе, был для нас образцом работоспособности, требовательного отношения к себе

и подчиненным. Всю жизнь, весь свой талант он отдал служебным интересам общества и народа, интересам Еврейской автономной области. Светлая память
о Льве Дмитриевиче Солотове навсегда останется в наших сердцах.


Манаева Г.А., директор школы-интерната № 27 г.Облучье, бывшие коллеги: Беус Е.А., Пыриковы Б.Н. и Л.Н., Диденко Б.Н., Головко В.А., Добробабины Т.И. и А.Н., Колесникова Р.З.

Комментарий “Жизнью честной и праведной славил время своё”

  1. Тяжело узнавать о судьбе своих знакомых и друзей.
    Светлая Вам память Лев Дмитриевич, Андрей Львович, Алексей Львович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + двенадцать =