Знали, что трудности не навечно

Знали, что трудности не навечно - 1944 год. Девушки села  Даниловка, прошедшие обучение по подготовке стрелков-снайперов. Мария Козаченко в центре

1944 год. Девушки села Даниловка, прошедшие обучение по подготовке стрелков-снайперов. Мария Козаченко в центре

Продолжаем серию публикаций об истории нашей области с использованием звуковых материалов из фонотеки областного радио, сделанных в разные годы. Сегодня — запись, датированная 1974 годом.  С первостроителем  Абрамом Бахманом беседовала заведующая областным партийным архивом Мария Козаченко

Мария Семеновна родилась в селе Даниловка Смидовичского района в семье переселенцев из Украины. Во время войны поступила в школу снайперов в Хабаровске, рвалась на фронт. Но в 19 лет ей пришлось стать председателем Даниловского сельского Совета. На этой должности она проработала всю войну и несколько послевоенных лет. Вступила в партию. Была секретарем парткома МТС, работала в райкоме партии на разных должностях. 

Незадолго до ухода на пенсию Мария Семеновна возглавила партийно-советский архив. Она на память знала многие факты, даты из истории области. Первой составила календарь наиболее важных событий в истории ЕАО.

Два года назад Мария Семеновна ушла из жизни. 

Итак, рассказывает заведующая партийным архивом Мария Козаченко:

— Центральный исполком Союза ССР 28 марта 1928 года принял  постановление «О  закреплении свободных земель для нужд заселения трудящимися евреями  в приамурской полосе Дальневосточного края». Через два месяца,  в мае 1928 года, 642 переселенца из Хащеватого и Минска,  Баку, Саратова, из других  мест прибыли на глухой полустанок Тихонькая. Большинство переселенцев с сельским хозяйством не были знакомы. Нелегко было людям, никогда раньше не ходившим за плугом, совладать с неподатливой, а где-то и непаханой дальневосточной землей. На помощь новоселам пришли жители Екатерино-Никольского, Александровки, Русской Поляны. Они выделяли инструкторов, которые обучали переселенцев земледельческому труду. 

За первый год было освоено  2100 гектаров целинных земель. В 1930 году появились крупные переселенческие колхозы в Амурзете, Бирофельде, Валдгейме, были  созданы Покровский и Биробиджанский совхозы. 

20 августа 1930 года Президиум ВЦИК принял постановление об образовании в составе Дальневосточного края Биро-Биджанского района. В районном центре, селении Тихонькая, насчитывалось три тысячи жителей. В 1931 году она была переименована в рабочий поселок Биробиджан. Свое название поселок получил от названий двух рек — Биры и Биджана.

На первых порах нелегко приходилось первостроителям, но трудности дружно преодолевались. Вот документ — протокол собрания переселенцев села Амурзет от 7  октября 1928 года. В принятой резолюции записано: «Сейчас мы переживаем самое тяжелое время устройства, но трудности нас не пугают». 

Один из участников этого собрания — Абрам Борисович Бахман, приехавший с  первой группой переселенцев. Он сейчас находится в студии.

— Абрам Борисович, кого вы помните из тех, кто вместе  с вами принял участие в этом собрании?

— В собрании первых переселенцев принимали участие Тула Шавульский, Янкель Зубл, Михаил Фельдман,  Кушнир, комсомолка Соня Голованинская и другие.  Трудности были, но  все знали, что они не навечно.  Мы всегда мечтали, что придет время, наши ребята сядут за машины, будут пахать и сеять, обрабатывать землю. Многие из тех, кто приехал в первые годы, здесь, на месте учились и стали ценными работниками сельского хозяйства в нашей области. Можно назвать Хоню Шапиро,  который был рядовым колхозником, а стал директором МТС. Михаил Футорян закончил  техникум в Биробиджанском районе, сейчас пенсионер, живет в Биробиджане. Исаак Шварцман был директором МТС, работал директором колхоза имени Кирова в Биробиджанском районе.  Драпкин из Белоруссии стал одним из лучших трактористов  в Амурзетской МТС.

Я многие годы трудился в Биробиджанском районе, в колхозе «Заветы Ильича». Был бригадиром животноводческой фермы, председателем колхоза. Сейчас — персональный пенсионер.

Многоуважаемый шкаф

Предшественницей Биробиджанской мебельной фабрики была  артель имени Димитрова

Артель входила в состав областного промышленного союза. Председателем его правления был Израиль Гинзбург. По словам Софьи Таекиной, работавшей в этой артели в пятидесятые годы, это был  человек высокой культуры, с необыкновенным уважением относившийся к каждому рабочему. Артель  находилась на улице Шолом-Алейхема в районе ТЭЦ. В пятидесятые годы это был  обычный барак, в нем  было несколько отделений — машинное, сушильное, столярное, отделочное. Что интересно, женщины и молоденькие девушки работали не только шлифовщицами  и лакировщицами, но и станочницами, обслуживали рейсмус,  фрезерный, токарный, сверлильный и другие станки. 

— Работа была тяжелая, но мне нравилась, — вспоминает Софья Таекина, начинавшая свою трудовую биографию станочницей.

Столярами в артели, как и полагается, были мужчины, их было человек двадцать.  А общее число работающих не превышало шестидесяти человек. Изделия, которые тогда здесь выпускали, ценились довольно высоко — они были изготовлены из цельного дерева,10 а не из разного рода плит, как сейчас. Кстати, произведенная из цельного дерева мебель и сегодня стоит недешево. Какие изделия выпускала артель? Это были двустворчатые шкафы с зеркалами, одностворчатые шкафы — так называемые румынки, раздвижные круглые столы, табуретки,  кушетки, буфеты для кухни. Двустворчатые шкафы были сверху украшены резьбой.

По словам бывших мебельщиков, идеальным материалом для выпуска корпусных изделий считались кедр и липа.  Кроме деревянных деталей, при производстве использовали фанеру — материал, без сомнения, более прочный, красивый, качественный, чем оргалит, который сейчас идет, к примеру, на задние стенки шкафов, кухонных гарнитуров. Фанера была биробиджанского производства, пиломатериалы  тоже  выпускались на местном лесозаводе.

Если сравнивать характер работы в артели и на нынешней мебельной фабрике, качество готовых изделий, их внешний вид, то отличаются они как небо от земли. В артели мебель производили преимущественно вручную, над ней в основном трудились столяры, а станочники выполняли черновую работу. В завершение шкафы, буфеты полировали специальными лаками. В штате артели был резчик по дереву, он вырезал рисунок на шкафах.

Несмотря на внешнюю неказистость, биробиджанская мебель, выпущенная артелью имени Димитрова, пользовалась спросом и была долговечной.

По словам Михаила Кесельбренера, который пришел в коллектив в 1952 году и проработал на фабрике без малого 60 лет, мастеровых людей в артели  было немало. Несколько человек пришло на производство из артели гнутой мебели, когда та закрылась. Своими наставниками Кесельбренер называет столяров Льва Кадинского, братьев Виктора и Ефима  Кунянских, Николая Китайцева.

Фото автора и из архива «БШ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *