«Золото» Нины Филипкиной

«Золото» Нины Филипкиной

из архива редакции

Она много и хорошо писала о людях, оставивших свой заметный след в истории области. И сама стала частью этой истории

Раз, два, три, четыре, пять… Пока Нина Николаевна вычитывает мой труд, я в уме отсчитываю время. Вот моя наставница взяла ручку, что-то черкнула, снова начала читать и опять черкнула. Нахмурилась.

— Ну что, — наконец, подняла она голову, — с заданием ты вроде бы справилась, молодец. А вот душу в свой труд не вложила. Давай-ка попробуем его одушевить.

Таким был первый урок журналистики, который дала мне в начале 80-х годов Нина Николаевна Филипкина, руководившая в то время отделом культуры в газете «Биробиджанская звезда».

Спустя годы мы станем с ней коллегами по работе в «Биробиджанер штерн». Нина Николаевна и тут оставалась верна себе — писала добрые, одушевленные очерки о хороших людях, вступалась за обиженных, а получив тревожное письмо, ехала на перекладных в район, забыв о своем возрасте и больных ногах. Рядом с ней стыдно было быть равнодушным и писать плохо. «Что-то ты здесь не доработала», — скажет она укоризненно, но по-доброму, чтоб не обидеть. Зато на похвалу не скупилась — первой зайдет в кабинет или позвонит, чтобы сказать доброе слово. Одно ее «молодец» расправляло крылья у авторов публикаций.

Нина Филипкина родилась в Николаевске-на-Амуре, молодость ее прошла в Хабаровске — там училась, работала военным переводчиком, учителем английского языка. Словом, была далека от журналистики. Талант ее раскрылся здесь, в Биробиджане, куда перевели работать мужа. Однажды учительница английского решила написать о школьных делах, принесла в газету несколько заметок. Увидев в них «искру божью», редактор «Биробиджанки» предложил ей должность литсотрудника — так тогда называли газетных корреспондентов.

Вскоре Нина Филипкина по-настоящему увлечется еврейской темой, станет переводить с идиша произведения Исаака Бронфмана, Любы Вассерман и других литераторов, подружится с ними. Напишет не один материал о сохранении еврейской культуры. А под занавес выдаст цикл очерков «Золотые перья Биробиджана» — о писателях и поэтах, оставивших свой след в истории города и области. 

Она и сама осталась частью этой истории. 24 августа Нине Николаевне Филипкиной исполнилось бы 86 лет. Она ушла из жизни в январе 2012 года, оставшись в нашей памяти человеком золотого сердца и золотым пером областной журналистики.

дон кихот по имени Володя

Впервые о Владимире Шульмане мне рассказала Люба Вассерман, имя которой так или иначе связано с судьбой каждого литератора нашей области, а позже многолетнее знакомство сблизило меня с Евгенией Фаликовной, вдовой поэта, которая показала мне письма и телеграммы, фотографии и документы, оставшиеся от его недолгой, но яркой жизни.

Сокурсники по Московскому коммунистическому университету звали его между собой Дон Кихотом. Наверное, за оригинальные и благородные поступки. Взял, например, и неожиданно для всех уехал из столицы в неведомый Биробиджан, хотя парня с нетерпением ждали родичи в Белоруссии. А потом в дальневосточных газетах стали печататься стихи и очерки Володи, поражающие читателей четкостью мысли, свежими поэтическими образами. Не оставил без внимания эти работы и маститый еврейский писатель Давид Бергельсон, предсказав юноше незаурядное творческое будущее.  Однажды как штатный сотрудник облученской газеты «Стальной путь» Владимир познакомился в Бираканском мраморном карьере с Любой Вассерман, известной уже в области и крае поэтессой. Люба удивилась, когда начинающий журналист уверенно сказал: «Наш камень еще заблестит в московском метро». Теперь-то мы знаем, что так оно и вышло.

Вот что написал в те далекие дни о юном коллеге Борис Миллер: «Худощавый парень выше среднего роста, с вдумчивым взглядом черных глаз, устремленных сквозь очки на собеседника, — таким мне запомнился Владимир».

Как истинный Дон Кихот, Володя, конечно же, нашел свою Дульсинею — судьбу. Женя училась в педтехникуме — так называлось до войны будущее Биробиджанское педагогическое училище. Девушке не было и восемнадцати, а Володя едва распрощался со вторым десятилетием. Он уехал из Облучья, устроился на работу в «Биробиджанер штерн» и женился. Шульману дали небольшую квартирку в деревянном доме напротив вокзала. В свободное время Владимир постоянно навещал Любовь Шамовну, представляя на ее суд свои литературные работы. Женя, не ведая о возрасте Любы, обижалась, когда молодой муж, едва придя с работы, объявлял: «Сбегаю к Любе, она меня ждет». А что до стихов, то Жене и самой они очень нравились. Хотя бы вот это:

Облака бегут по сопкам, 
С неба сонный снег валит… 
В центре тихого поселка 
Домик маленький стоит.
Тускло светит лампа в доме 
И в печи дрова трещат. 
Подперев щеку ладонью, 
Паренек глядит в тетрадь.
Над Бирою зла пороша, 
Но добры людей дела — 
В этом домике хорошем 
Школа первая была…

Жаль, не сохранился на улице Советской этот своеобразный памятник первостроителям города.

Да, не зря Володю Шульмана звали Дон Кихотом. Только воевать ему пришлось не с мифическими мельницами, а с реальным и жестоким врагом — фашизмом.

В мае сорок первого пылал багульник на сопке, но Жене, уже матери двоих сыновей (Аркаше — два годика, Фиме — второй месяц), некому было дарить букеты. Володя служил в армии, а едва отцвел ландыш, началась война.

— В начале июля он уезжал на фронт, — рассказывала мне Евгения Фаликовна. — Когда эшелон остановился в Биробиджане, заскочил домой — минутное дело от вокзала. Взял из кроватки Фиму, поцеловал. Несколько раз сказал мне: «Жди, Женя, жди…». Потом хлопнула дверь… Вот и все…

Так из юной жены в неповторимую весну жизни стала Женя Шульман молодой солдаткой с двумя малышами на руках. И, как все солдатки тех лет, жила ожиданиями. Казалось, из другого мира приходили к ней необычные письма-треугольники со штампом полевой почты — осколки трепетного сердца воина, наполненные гневом, болью, тоской и надеждой:

«29 мая 1943 года. События летят, как вода в Бире. У меня новый адрес, а работа все та же: мы бьем фашистов. Милая моя жена, скоро мы освободим Украину. Гарантия тому — шквал огня, летящий на голову врагу. И это только начало».

Я не решаюсь предать гласности слова любви, обращенные к жене и детям, — пусть они останутся в сердцах тех, кому были адресованы. Но одно четверостишие… Оно словно сгусток чувств, обуревавших солдата вдали от дома:

Я вернусь влюбленный, 
как Есенин, 
И увижу: сквозь туман и дождь 
Ты ко мне по улице осенней 
Как весна и музыка идешь…

В редакцию «БШ» Володя отправлял фронтовые очерки. Один из них был посвящен подвигу биробиджанца Вольфа Римского — бывшего столяра артели «Деталь», который в боях за Сталинград, израсходовав все снаряды бронебойного орудия, бросился с гранатами под вражеский танк. В публикациях В. Шульмана перед мысленным взором читателей как живые вставали герои-артиллеристы из расчета Андрея Щербакова, бойцы интернационального взвода гвардии лейтенанта Джимбалидзе, друзья-бронебойщики — таджик Саид Джанлиев и наш земляк Яша Кац, отбившие у фашистов машину с боеприпасами и после тяжелых ранений продолжавшие бой.

Биробиджанцы ждали от Володи все новых и новых материалов, а в это время фронтовая газета писала: «Смелость и солдатскую смекалку проявляет группа автоматчиков во главе с гвардии лейтенантом Владимиром Шульманом». Сам же он о себе сообщал скупо: «Дорогие друзья, полтора года хожу дорогами войны. Дрался в Ростове, Сталинграде, два раза ранен. Посылаю фронтовые записки. Гонорар, как всегда, жене».

Он погиб на 25-м году жизни. Женя долго не верила похоронке, но однажды очевидец детально описал ей обстоятельства рокового боя, назвав точное место захоронения офицера — село Елизарово Солянинского района Днепропетровской области, прислал снимок: на обелиске среди других фамилий высечено имя журналиста из Биробиджана…

…В их совместной жизни была только весна. А в разлуке, оказавшейся вечной, каждый шел своим нелегким путем, и юность отступала под натиском войны, невзгод и работы. Женя достойно воспитала сыновей. Аркадий — врач, Ефим — инженер. Она ушла из жизни с сознанием исполненного долга.

Нина Филипкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *