«Золотой» и «железный» геолог Аносов

«Золотой» и «железный» геолог Аносов

Полтора века назад на территории будущей ЕАО было открыто одно из крупнейших на Дальнем Востоке месторождений железной руды

В предстоящем 2012 году на полигонах Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината начнутся вскрышные работы, и механизаторы откроют наконец доступ к гигантским запасам железной руды.

Это будет третья попытка основать на территории ЕАО металлургический комбинат. Впервые его строительство было включено Советом Народных Комиссаров СССР еще в середине 30-х годов прошлого столетия. Мыслилось построить предприятие на двух крупных месторождениях железной руды — Кимканском и Сутарском — в Бирском (ныне Облученском) районе. Это обеспечило бы занятость более одной тысячи рабочих и специалистов только что основанной Еврейской национальной области. Под будущий комбинат в Биробиджане был даже открыт горный техникум, выпустивший первую группу специалистов, которая, правда, оказалась невостребованной. Техникум был закрыт, а строительство металлургического комбината так и не началось.

К этому вопросу Совмин вернулся полвека спустя. Дальневосточную Магнитку решено было построить в Амурской области, поставляя на нее руду из тамошнего Гаринского, а также Кимканского и Сутарского месторождений. Но и этот проект не состоялся, хотя на территории области активизировались разведочные работы, которые проводили несколько экспедиций управления «Дальгеология». Поисковики знали, конечно, кому они обязаны первичному описанию залежей железной руды на Среднем Амуре, впрочем, и открытию здесь же месторождений золота. Произошло это 150 лет назад, и первооткрывателем был славный русский ученый Николай Павлович Аносов. Наверное, нынешним геологам, специалистам горного дела, а также золотодобытчикам, нашим читателям будет небезынтересно узнать об этом блестящем ученом, положившем начало изучению природных богатств нынешней ЕАО. Описание экспедиций Н.П.Аносова по железной руде и золоту представил нашей редакции хабаровский краевед Леонид Востриков (к сожалению, ныне покойный). Вот его заметки.

На него, Николая Павловича Аносова, первоамурца, горного инженера, участника многих экспедиций, открывшего месторождения золота на Ольдое, Селемдже, Амгуни, Гилюе, удостоенного ордена Владимира «за неоспоримые заслуги в части геогностических изысканий», держатели акций Амурской компании Д.Бенардаки возлагали большие надежды. Говорили, что сын знаменитого металлурга П.П.Аносова, изобретателя «русского булата» и конструктора горных машин, превзошел отца. Аносов-младший способен в незнакомой местности по признакам, ведомым ему одному, за десятки верст распознать золотые россыпи. Так уж получилось, что «горное сердце Амура» — Малый Хинган — выпал из поля зрения геоисследований страны, если не считать маршрутных описаний береговых обнажений, сделанных в 1855 году натуралистом Р.К.Мааком и в 1860 году палеонтологом и ботаником Ф.Б.Шмидтом. Г.И.Радде, изучавший в 1857-1858 годах растительный и животный мир Хингана, вопросов геологии не касался.

Зимой 1863 года в Благовещенске состоялся совет золотопромышленников. Северную часть Хингана поручили обследовать горному инженеру И.В.Баснину, южную надлежало изучить инженер-капитану Н.П.Аносову. Цель экспедиции — поиск золота,  «остальные изыскания на усмотрение сведущих гг.инженеров, не выходя за пределы утвержденных сумм». Перед отправлением произошло непредвиденное: тяжело заболел И.В. Баснин. Вместо него начальником компаньоны назначили есаула Бояркова, смыслящего в        топографии, но от геологии весьма далекого. Аносов провел с ним несколько экскурсий, познакомил с методикой отбора образцов пород и составил инструкцию.

В мае 1864 года Боярков с шестью казаками прибыл в Пашково. С помощью проводника отряд пошел вверх по реке Хинган, перевалил через хребет и вышел в долину реки Сутары. Через каждые две-три версты изыскатели брали пробы пород из встреченных обнажений. Угрюмый лес и полное безлюдье действовали угнетающе. Боярков едва не полностью был поглощен заботами по топографии. Выйдя на реку Биру, люди соорудили два плота, один предназначался для «камней и глин». Судя по рапорту Бояркова, их набралось «пудов за двадцать». Один из перекатов стал роковым. Покамест казаки спасали провиант и другое имущество, большинство образцов оказалось на дне, уцелевшие пришлось опознавать и переписывать по воспоминаниям сборщиков. В июне Боярков миновал станицу Головино и вышел на Амур. Впоследствии Н.П.Аносову пришлось удовлетвориться разбором спасенных образцов и сбивчивыми рассказами участников злополучной экспедиции. Тем  не менее даже скудные материалы Бояркова позволили опытному Аносову уверенно заявить о том, что на северном Хингане имеются железорудные месторождения.

Исходной точкой для своего отряда Аносов избрал станицу Екатерино-Никольскую, предполагая тщательно обследовать Помпеевский хребет. Первые же дни работы в поле были отмечены примечательными открытиями. У реки Самары, примерно в  26 километрах от Екатерино-Никольской, он наткнулся на железорудное месторождение с довольно обширным простиранием. Затем он пробил два шурфа и обнаружил в каждом слой так называемой железной охры. Потом выяснилось, что жители селения Союзное используют местные цветные глины для замазки окон, а также для приготовления краски. На последующих маршрутах встретились выходы «мягкого угля» — графита. Вновь обратили на себя внимание мощные слои железной руды. Образцы, посланные Аносовым в Иркутск, содержали до 35 процентов железа. В нескольких пробах, отобранных на западной стороне перевала, он нашел соединения, содержащие ртуть. Попадались и такие минералы и руды, которые Аносов ранее никогда не встречал. Впрочем, его заботило другое. Где же золото? Не дерзнуть ли отправиться на север? Но с кем и когда? Провизия на исходе, люди устали, приближается осень.

Скрепя сердце, Аносов, впустую покружившись у истоков Биджана, вышел к верховью реки Помпеевки. И там поиски золота оказались безрезультатны. Спускаясь вниз, инженер не однажды встречал какие-то малоизвестные минералы, углеродистые соединения, серые мраморы, известняки. Педантично делал записи, отбирал пробы, хотя знал, что они не заинтересуют компаньонов-золотопромышленников. Но, как знать, может, через пятьдесят или сто лет Россия обратится к хинганским рудам? Вероятно, с этой мыслью в октябре 1864 года он послал в Петербург из станицы Екатерино-Никольской научное сообщение «Железные руды в Амурском крае». После основательной обработки всех сборов в 1865 году Н.П.Аносов в столичном «Горном журнале» напечатал статью «Ущелье Хингана и формации рудных известняков в Амурском крае». К ней приложил геологическую карту.

Спустя два десятилетия другие изыскатели на северном Хингане нашли золото. «Хинган меня надул, — писал Н.П.Аносов академику Ф.Б.Шмидту, — однако готов биться об заклад, что тамошние россыпи невелики. Не думаю, что золото доставит Хингану славу Амурской Калифорнии. Его будущее за железными рудами.

Н.П. Аносову не суждено было стать свидетелем промышленного пробуждения рудного Хингана. Он умер в 1890 году в возрасте 55 лет.


 

Фото с сайта sundry.wmsite.ru.

Наша справка

По данным управления недропользования ЕАО — Бирнедра
На территории области выявлено 35 железорудных и железомарганцевых месторождений. Учтенные ресурсы
железных руд составляют не менее одного миллиарда тонн. Среднее содержание железа в рудах равно 35 процентам, хотя в некоторых блоках этот показатель достигает 65 процентов.
На таких же рудах в соседней с ЕАО китайской провинции Хэйлунцзян работают два металлургических комбината — Аньшаньский и Ичуньский. Таким образом, Кимкано-Сутарский ГОК в перспективе станет высокорентабельным предприятием. Ежегодная добыча руды при достижении проектной мощности в 2015 году
достигнет 10 миллионов тонн.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *