Золотых дел мастер

Золотых дел мастер - Геннадий Покатиловский

Олега Черномаза

Геннадий Покатиловский

Свою редкую профессию биробиджанец Геннадий Покатиловский считает одной из творческих и востребованных

Сын переселенцев

Ювелирную мастерскую у входа на центральный рынок Биробиджана знают многие и обращаются сюда часто. Кому-то нужен эксклюзивный подарок ко дню рождения, кто-то приходит отремонтировать ювелирное изделие. И всегда владелец мастерской Геннадий Покатиловский готов дать совет опытного мастера. Он считает, что хозяин должен лично отвечать за качество всех своих изделий.

Эту черту характера — ответственность — Геннадий унаследовал от отца. Лев Покатиловский, приехавший еще в конце двадцатых годов прошлого века осваивать земли будущей ЕАО, работал трактористом в районном центре Сталинске. Когда же очередное наводнение смыло поселок, районный центр переехал в село Амурзет. Переселился туда и Лев Покатиловский. В это время в Амурзетской еврейской школе работала молодая, красивая учительница химии и биологии Полина. Перед войной она окончила еврейский факультет Одесского педагогического института и вместе с другими такими же молодыми учителями была направлена в ЕАО развивать национальную культуру. Таких, как она — энергичных и талантливых людей, в то время приезжало в нашу область немало. Многие из них до сих пор остаются в памяти наших земляков как добросовестные работники и умелые организаторы. Такими были, к примеру, молодая преподавательница русского языка той же Амурзетской школы и подруга Полины Сара Менис, однокурсник Полины, будущий главный редактор газеты «Биробиджанер штерн» Наум Корчминский, много сделавший для развития языка идиш в автономии и воспитавший целую плеяду талантливых журналистов. Да и гораздо позже, в пятидесятые и шестидесятые годы, в Биробиджан приезжало немало блестящих педагогов, которые давали своим ученикам отличные знания. Было время, когда преподаватели из академгородков Новосибирска и Томска специально приезжали в Биробиджан принимать у выпускников вступительные экзамены. 

Однажды Льва Покатиловского с группой таких же передовиков, как он сам, направили в Москву агитировать еврейскую молодежь на переезд в строящуюся ЕАО. Там с молодыми еврейскими кадрами пожелал встретиться «всесоюзный староста» Михаил Калинин. Эту встречу в Кремле Лев запомнил на всю жизнь и потом часто рассказывал о ней своему сыну.

Когда Лев и Полина поженились, главу семьи назначили директором машинно-тракторной станции в село Биджан. Там и родился Геннадий. Через несколько лет Покатиловские переселились сначала в Ленинское, а затем в Биробиджан, — и с тех пор этот город стал для Геннадия самым любимым.

О городе и о себе

— В прошлом Биробиджан напоминал небольшой южный городок, очень зеленый, с неспешной местечковой жизнью, — вспоминает Геннадий. — Дома в основном были деревянные, хозяйки готовили еду на примусах и керогазах, поэтому в коридорах стоял стойкий запах керосина. Семьи так тесно переплетались, что я помню, как все мои русские друзья свободно общались на идише. Своеобразной «изюминкой» города был старый еврей-диктор на железнодорожном вокзале. Русским языком он практически не владел, поэтому объявлял о прибытии и убытии поездов с сильным еврейским акцентом. А чего стоил календарь из живых цветов на старой площади! Каждое утро на нем выкладывали новое число. Еврейский колорит настолько впитался в наш город, что, несмотря на то, что в девяностые годы многие биробиджанцы уехали в Израиль, он все равно остался витать в здешнем воздухе. Что же касается непростых девяностых, я уверен — если бы те экономические 44реформы начались не так резко, не остановились бы заводы и фабрики, а люди не остались без работы, то многие бы и не уехали. Я часто вижу бывших биробиджанцев, приезжающих из Израиля и других стран. Общаясь с ними, замечаю, что они все равно скучают по своему родному городу. 

Сегодня в наш уютный город на постоянное жительство приезжают люди из северных районов. Интересно, что и эти бывшие северяне тоже постепенно перенимают своеобразный еврейский дух, наши биробиджанские традиции.

— Биробиджан сегодня меняется, становится лучше, — продолжает Геннадий. — Хорошо, что постепенно убирают деревянные дома, хотя с болью наблюдал, как сносили первую школу. Она была своего рода достопримечательностью города. Конечно, у детей теперь есть новое современное здание, но хотелось бы, чтобы исторические места на улице Ленина не застраивали обычными многоэтажками. От этого наш город теряет свою самобытность. 

На улице Ленина находится еврейский центр «Фрейд». Геннадий Покатиловский часто бывает тут, заходит в синагогу. Всегда оказывает посильную помощь в проведении праздников и других мероприятий. Говорит, что это прежде всего дань памяти его основателю — Льву Тойтману, который был хорошо знаком с родителями Геннадия. 

— Думаю, что община «Фрейд» состоялась во многом благодаря его работоспособности и деловым качествам, — уверен Геннадий.

Сам же он подружился с Львом Тойтманом, когда они вместе работали на Биробиджанской чулочно-трикотажной фабрике. В 1967 году молодой Геннадий пришел устраиваться на только что открывшееся предприятие. Вскоре он стал уже помощником мастера чулочно-вязального цеха. В цехе работало более пятисот человек, но директор фабрики Эдуард Векэссер всегда выделял молодого и грамотного парня и непременно здоровался с ним за руку. А вскоре Геннадия избрали секретарем партийного бюро цеха, куда входило около пятидесяти коммунистов. В те же годы парень окончил техникум легкой промышленности, а затем во Владивостоке — институт бытового обслуживания по специальности «инженер-технолог легкой промышленности».

А вскоре чуть не стал … журналистом. Как-то раз его попросили зайти в редакцию газеты «Биробиджанер штерн». В кабинете главного редактора к его приходу уже сидело несколько парней. Наум Корчминский объяснил цель встречи: «Сотрудники газеты — люди в возрасте, необходимо омолодить кадры. Предлагаю вам подумать о работе в газете. Желающих направим на учебу в Высшую партийную школу Хабаровска». В ВПШ тогда открыли курсы журналистов для изучения идиша. Это была редкая возможность, потому что этот язык изучали тогда только в создаваемых специальных группах при МГУ для посольств и иностранной разведки.

Геннадий хоть и знал идиш хорошо, но таланта журналиста в себе никогда не замечал, о чем и сказал главному редактору. Он хорошо разбирался в любой технике, мог отремонтировать любое оборудование, но к литературной деятельности был не склонен.

В 1984 году его пригласили работать в областную психиатрическую больницу директором лечебно-трудовых мастерских. Закройный, два швейных и картонажный цеха составляли одно большое производство, так что его умения и навыки в знании швейного оборудования оказались востребованы. Здесь шили медицинские халаты, хирургические костюмы, постельные комплекты, а еще делали тару для кондитерской фабрики и даже собирали стабилизаторы для завода силовых трансформаторов. Предприятие находилось на полном хозрасчете, вся прибыль шла на развитие производства. Имелась и своя строительная бригада, которая ремонтировала помещения. 

В Биробиджане Геннадий создал и свою семью. В 1969 году из Томска на преддипломную практику в горводоканал приехала двадцатилетняя Вера Косова. Молодые люди познакомились, понравились друг другу и решили пожениться. К сожалению, Вера Покатиловская до обидного рано ушла из жизни. Однако в памяти Геннадия остались счастливые годы семейной жизни. Достойными выросли дети — сын и дочь. Добрым словом вспоминает своего бывшего руководителя и коллектив горводоканала. 

Штучная профессия

Неожиданно для себя Геннадий сменил однажды отвертки и ключи на миниатюрные инструменты ювелира. К этой профессии он пришел в восьмидесятые годы, когда работал директором Биробиджанского завода сложной бытовой техники. На улице Ленина находился тогда заводской цех по переработке металлоизделий. Фактически это была единственная ювелирная мастерская в нашей области, которая занималась изготовлением и ремонтом ювелирных изделий. Геннадий часто посещал ее по работе и со временем заинтересовался спецификой ювелирного дела. В результате в начале девяностых на базе этой мастерской было решено создать в области ювелирное производство. Вскоре появилось государственное предприятие «Сапфир». Однако найти высококлассных мастеров-ювелиров оказалось непросто, ведь Дальний Восток удален от ювелирных центров России. Ближайшим предприятием был завод «Уральский самоцвет» в Екатеринбурге, но и там не хватало специалистов. 

Пришлось лететь в Москву. После встречи с академиком Александром Квасовым, который был тогда ректором Строгановского художественного училища, Геннадию удалось устроить на факультет художественной обработки металла двух человек и уже через полгода в Биробиджане появились первые высококлассные специалисты. Когда же на предприятие «Сапфир» стало поступать американское оборудование, биробиджанские ювелиры ездили на учебу даже в Америку. Всего 635здесь тогда работало около тридцати человек. Позже «Сапфир» вошел в каталог лучших ювелирных предприятий Советского Союза. Изделия, изготовленные в Биробиджане, можно было встретить в магазинах Камчатки, Сахалина, Хабаровского и Приморского краев. Благодаря возросшему выпуску ювелирных изделий в Хабаровске была создана Дальневосточная пробирная инспекция, что очень помогло в работе.

Сегодня о своей профессии Геннадий Покатиловский может рассказывать часами. О ней он знает все или почти все. В том, что ювелир — профессия особая и каждый здесь, как правило, штучный специалист, Геннадий убедился давно. 

— В отличие от крупных предприятий, где каждый работает на своей операции, наши мастера являются универсалами. Сегодня у меня их четверо, они отлично знают весь технологический процесс изготовления изделия — от плавки металла до закрепления камней. Особенно ценно в нашей квалификации выполнение вручную мелкого рисунка — филиграни, — объясняет мастер золотых дел. 

Так получилось, что и сына своего, Максима, Геннадий привлек к этой штучной профессии. Основные знания по обработке металла тот получил тоже в Строгановском училище в Москве. Его специализация — драгоценные камни. И хотя теперь он уже стал хорошим мастером, Максим регулярно повышает квалификацию.

— Это правильно, — считает отец, — нужно изучать современные технологии и успешно их использовать. — Например, сегодня в изготовлении изделий мы применяем голландскую технологию — литье под избыточным давлением. Она не требует больших объемов золота, к тому же, отливая несколько изделий, можно их комбинировать как угодно. 

Геннадий Покатиловский — человек, который по-настоящему любит и знает свою работу. Для него ювелирное дело не просто ремесло, а настоящее искусство. 

— Золото для нас — красивый материал для творчества. Здесь мы чувствуем себя художниками. Очень приятно, что наши изделия долгие годы приносят людям радость. В этом, наверное, и есть смысл нашей профессии, — говорит он.

Сам Геннадий считает себя счастливым человеком. Все его дети и внуки живут вместе с ним в Биробиджане. Этот город и для них остается родным и единственным. Они продолжают его жизнь, традиции и культуру. И пусть будет побольше в нем таких искусных мастеров и замечательных людей, как Геннадий Покатиловский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *