Зверь с могучими рогами приходил на водопой?

Зверь с могучими  рогами приходил  на водопой?

автора

Согласно ежегодному маршрутному учету охотничьих ресурсов на территории ЕАО численность многих диких животных возросла, чего не скажешь о лосях

В предыдущем номере (за среду) наша газета опубликовала заметки (в пересказе) охотника-промысловика Кузьмы Ференцева. По его словам, дальневосточная тайга обладала в начале прошлого века колоссальным богатством. В лесах водилось множество зверей, а в реках, озерах и заливах – рыбы. С приходом в тайгу человека и в результате его деятельности она заметно оскудела. К примеру, в середине ХХ века в ЕАО не оказалось тигров — их истребили.

Достоверно обитают

— И более чем за пятьдесят лет население автономии отвыкло от этих хищников,- сказал журналистам Алексей Феоктистов, начальник управления по охране и использованию объектов животного мира правительства области. С тигров он и начал свой рассказ о деятельности управления в прошедшем году и состоянии охотничьих ресурсов автономии. Он сообщил, что в 2015 году на Дальнем Востоке, и территории области в том числе, прошел тотальный учет амурских тигров, сегодня очень редких животных и потому занесенных в Красную книгу.

— В результате было подтверждено, что у нас в области обитает шесть особей амурского тигра, с учетом двух тигрят, которых мы увидели в фотоловушке, — сказал Алексей Феоктистов.

И добавил:

— Информация о тиграх поступает в область со спутниковых джипиэс-навигаторов. Место обитания животных известно – это заказник «Журавлиный» в Октябрьском районе. Данные особи хорошо контактируют друг с другом, у них отмечают постоянные встречи. Кроме информации джипиэс-передатчиков у нас имеются снимки фотоловушек. На фото видно, что взрослые особи находятся вместе. Мы ожидаем потомство – биология есть биология, ее не обманешь. Единственный препятствующий фактор появления потомства – это возраст тигрицы, она еще молода и биологически может быть не готова к воспроизводству потомства.

Сколько у нас диких животных?

Судя по справке, что предоставил журналистам начальник управления, в области за последние семь лет (с 2010 года) увеличилось количество многих диких животных — кабанов, лисиц, рысей, соболей, изюбрей и некоторых других. Уменьшилось количество белогрудых и бурых медведей, кабарги, колонка, белки, маньчжурского зайца. Поредели стаи промысловых птиц – рябчиков, тетеревов, глухарей. Численность фазанов упала в прошлом году до 13,5 тысячи, в 2010 году этих птиц было на наших полях и лугах более 127 тысяч. А сколько было в «непуганые» времена? Комментируя динамику численности охотничьих ресурсов на территории области в 2010-2016 годах, Алексей Феоктистов отметил:

— Численность основных видов животных стабильна, редко идет их увеличение. Какого-то катастрофического падения численности животных мы не видим. Однозначно можно сказать, что количество их невостребованных видов не увеличилось. Это связано с тем, что как только вид перестает быть востребованным, включаются природные механизмы, которые препятствуют значительному увеличению численности животных, то есть запускается природный механизм их саморегулирования.

В качестве примера саморегулирования Алексей Феоктистов назвал практически одинаковое количество лисиц, как и енотов, в области за последние семь лет. Сегодня охота на этих пушных зверей случайна. Мех не пользуется спросом. Количество тех же лисиц, как и семь лет назад, в ЕАО не превышает тысячи, енотов – двух тысяч.

— Наиболее востребованные виды – копытные животные. Они особенно пострадали в 90-е годы, когда наблюдался всплеск браконьерства и снижение эффективности деятельности контролирующих органов. Тем не менее сегодня мы подходим к тем параметрам, которые у нас были до 90-х годов, — считает Алексей Феоктистов.

Однако взглянем на цифры. Согласно прошедшему в январе-феврале 2016 года учету зверей, в наших лесах насчитали более шести тысяч кабанов, 12,8 тысячи косуль, 3,2 тысячи изюбрей. Если посмотреть динамику численности охотничьих ресурсов на территории ЕАО по годам, то диких зверей, на которых охотятся и мясо которых употребляют в пищу (в основном кабанов, косуль, изюбрей), действительно прибавилось. А вот «зверь с могучими рогами», как назвал лося поэт, встречается в наших лесах, похоже, все реже и реже. В 2010-м лосей было 924 (самое большое количество за последние семь лет), а в 2016-м осталось всего 660. Сколько было этих лесных красавцев в области до «вседозволенных» 90-х — справка «умалчивает».

 Результативность деятельности управления

— 2015 год для нас был не самый легкий, управление достаточно полно ощутило сокращение финансирования,- говорит Алексей Феоктистов. – Мы являемся не только чиновниками, но и непосредственно работаем в охотничьих угодьях. Это выезды на местность, борьба с браконьерством, и поэтому уменьшение финансирования резко сужает наши возможности. Сидя в кабинете, привлечь к ответственности браконьера – задача не реальная. И все же падения результативности нашей работы в прошлом году удалось избежать. Мы активизировали работу по привлечению внебюджетных средств. Нам помогло коммерческое объединение «Амурский тигр», и год удалось «закрыть» на должном уровне.

Какие результаты мы имеем? За 2015 год выявлено 278 нарушений законодательства, привлечены к административной ответственности 289 граждан. 13 дел передано в следственные органы, из них по девяти делам отказано в возбуждении уголовных дел. По данным, представленным органами внутренних дел, осуждено пять граждан, в том числе один человек, имеющий условную судимость. Он был привлечен к реальной мере наказания – шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной трудовой колонии. Одно дело приостановлено.

В результате судебных решений шесть граждан лишены специального права осуществлять охоту. Взыскано штрафов на сумму 243 тысячи рублей, исков — на 2 155 тысяч рублей. Изъято незаконно добытых охотничьих ресурсов в количестве 48 особей – 32 косули, 12 кабанов, один олень, три фазана. Изъято орудий незаконной охоты (огнестрельного оружия) в количестве 118 стволов. Это сухие цифры, но они характеризуют нашу совместную деятельность, являются итогом оперативной и административной работы.

Анализ постановлений об отказе возбуждения уголовного дела свидетельствует о том, что основной причиной отказов, как и прежде, являются пробелы в законодательстве. В законе отсутствует характеристика понятия «крупного ущерба», что делает 258 статью Уголовного кодекса практически неработающей. Потому большинство наших материалов, которые мы направляем в органы дознания, возвращаются к нам, чтобы мы привлекали нарушителей закона к административной ответственности, хотя, по нашему мнению, в деле явно усматривается состав уголовного преступления. Нечеткость российского законодательства позволяет злостным браконьерам уходить от уголовной ответственности.

Мы эту ситуацию прекрасно понимаем и попытались на своем уровне внести изменения в федеральный закон. Подготовили проект закона о внесении изменений в статью 258 Уголовного кодекса Российской Федерации, которым устанавливалась бы конкретная сумма крупного ущерба. В случае принятия данного законопроекта исчезли бы возможности широкого толкования понятия «крупный ущерб» в правоприменительной практике. Данный проект был поддержан нашим Законодательным Собранием и направлен в Государственную думу. Пока результата нет, но мы надеемся на то, что будет принято какое-то положительное решение, — проинформировал журналистов Алексей Феоктистов.

Его спросили:

— Какой ущерб природе, по вашему мнению, крупный?

— Сто пять тысяч рублей и выше. Это по сумме — незаконная добыча одного оленя или нескольких особей более мелких животных, что и будет иметь состав уголовно наказуемого браконьерства, — ответил А. Феоктистов.

— За семь лет в области практически на треть увеличилось количество волков. Теперь появились и тигры, хищников прибавилось. Как они будут соперничать и что произойдет с копытными животными?

— Надо понимать, что шесть тигров (два из них еще не охотники), то есть четыре взрослых  тигра реального воздействия на популяцию волков и других животных оказать не могут. Там, где охотятся тигры (на своих участках), они волка «выдавливают». И серые крупные хищники просто уходят на соседнюю территорию, свободную от тигров. Из опыта известно: там, где охотится тигр, в идеале волка нет. У нас до такой ситуации еще далеко. Мы ощущаем реальное воздействие волка с началом зимы, когда наблюдается подвижка копытных животных. В это время к нам приходит часть волков с северных районов и увеличивает и без того нагрузку на местные популяции животных.

— В области по ежегодному учетному маршруту отмечено 308 волков, это же много, как с ними бороться?

— В Российской Федерации изменено законодательство — из методов сокращения количества волков исключен метод с применением химических препаратов. Изменение законодательства произошло в 90-х годах. Поэтому в условиях Сибири и Дальнего Востока (у нас схожие условия) реально регулировать численность волка достаточно сложно. Мы – не запад, где с помощью флажков оперативно и реально можно отстреливать волков. Поэтому если мы в ближайшее время не найдем способа эффективного регулирования численности волков, то ожидать увеличения количества копытных животных в лесах области, наверное, бессмысленно. Природная биологическая цепочка «хищник — жертва» четко проявляется: как только увеличивается численность копытных животных, это сразу служит фактором увеличения количества волков, и они съедают копытных. Поэтому все охотничьи хозяйства на западе, наряду с техническими мероприятиями, жестко контролируют численность волка, тем самым достигают увеличения количества копытных животных, — ответил Алексей Феоктистов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *