Звезда Генаха Казакевича

Звезда Генаха Казакевича

Еще в довоенные годы в Биробиджане появилась улица Казакевича. Сегодня большинство горожан твердо уверено, что она носит имя  бывшего биробиджанца, известного писателя Эммануила Казакевича, автора военной повести «Звезда», пережившей уже две экранизации.

И лишь немногие знают, что на самом деле эта улица была названа так в честь отца Эммануила – Генаха Казакевича – одного из первых редакторов газеты «Биробиджанер штерн». Имя редактора «Штерна» было, кстати, первоначально присвоено кинотеатру, построенному в Биробиджане в 1937 году.

Генах Казакевич – еврейский журналист, публицист, критик — был основателем и главным редактором первых советских еврейских периодических изданий: газет «Комунистише фон» («Коммунистическое знамя», 1919) и «Комунистише вэг» («Коммунистический путь», 1921), литературного журнала «Ди ройтэ вэлт» («Красный мир», 1924), ежедневной газеты «Дэр штэрн» («Звезда», Харьков, 1925) и других.

В 1932 году Генах Казакевич переехал в Биробиджан. Здесь он принимал активное участие в создании нескольких районных еврейско-русских газет, и был выбран на должность главного редактора областной газеты «Биробиджанер штерн», выходившей полностью на еврейском языке.

Строительство Биробиджана привлекало внимание журналистов и литераторов со всей страны. В начале тридцатых годов здесь впервые побывал ленинградский писатель Семен Бытовой. Одним из самых ярких впечатлений от той поездки стало для него знакомство с редактором «БШ» Генахом Казакевичем. Много лет спустя в еврейском журнале «Советиш Геймланд» («Советская Родина») были опубликованы воспоминания Семена Бытового об этом уникальном человеке, оставившем заметный след в истории Еврейской автономной области.

— Он был из тех людей, общение с которыми доставляет огромную радость, — писал Семен Михайлович. — Профессиональный газетчик, литературный критик, человек с острым умом и глубокими знаниями, он в то же время был скромным и очень добродушным. Впервые мы встретились с ним в мае 1933 года.

Генах Казакевич прожил короткую жизнь – он умер в 1935-м, когда ему было всего 52 года. Дружбе двух литераторов не суждено было продлиться долго, но общение с Казакевичем произвело на Семена Бытового большое впечатление. Вот что он рассказывал о встречах с одним из первых редакторов «Штерна»:

«Собираясь с моим литературным коллегой Павлом Кобзаревским в творческую командировку на Дальний Восток, мы остановились на несколько дней в Москве. Денег на такое далекое путешествие у нас не хватало. Думая над тем, где их раздобыть, мы неожиданно встретили на улице известного еврейского поэта Шмуэля Галкина. Мы оба родились в одном городе – в Рогачеве, и Галкин знал меня очень хорошо. Когда я рассказал ему о нашей поездке и материальных трудностях, он посоветовал нам обратиться в Центральное переселенческое управление, которое занималось переселением евреев в Биробиджан.

— Так или иначе, — сказал Галкин, — Биробиджана вам не миновать. Этот край исключительно интересен, там происходят важные вещи. Скажите в переселенческом управлении, что вы напишете ряд очерков. Уверен, что вам помогут и с билетами, и с деньгами на дорогу…

Получилось так, как сказал Галкин.

Нам выдали литеру на два бесплатных билета, необходимую сумму денег, и в тот же вечер мы отправились в дальний путь.

На станцию Тихонькая мы прибыли четырнадцатого мая. Сразу же отправились в редакцию «Штерна», которую долго искать не пришлось — город тогда только зарождался и состоял из десятка деревянных домов. День был пасмурный. От прошедших ранее дождей дорогу сильно размыло, грязи было – не обойти, но пешеходы передвигались по узенькому, в три досточки, тротуару. Идти по нему нужно было очень осторожно, так как стоило посильней наступить на доски, как из-под них тут же плескала вода.

Придя в редакцию, мы обратились к молодому мужчине в очках (потом я узнал, что это был Наум Фридман), который сидел за столом, углубившись в чтение материалов.

Он даже не взглянул на наши командировочные удостоверения, встал, зашел в соседний кабинет, вернулся оттуда с улыбкой:

— Главный редактор приглашает вас.

За широким столом у окна сидел крепкого телосложения мужчина в очках в простой железной оправе. Надев их на лоб, он прищурился, внимательно посмотрел на нас, протянул руку вначале мне, потом Кобзаревскому.

— Казакевич! – сказал он. – Генах Львович!

Мы тоже представились, и между нами завязался непринужденный разговор.

Узнав о наших приключениях в Москве, о том, как Шмуэль Галкин помог нам добрым советом, Казакевич, откинувшись на спинку стула, громко рассмеялся:

— Молодцы, не растерялись. Получается, что вы – писатели-переселенцы!

— Пусть так, — буркнул Кобзаревский. Но мне стало неприятно, и я заметил, что краснею: к тому времени я был автором четырех книг стихов и прозы.

Казакевич продолжал:

— Ну, а если вы переселенцы, то должны остаться у нас надолго…

Вторая встреча с редактором «Биробиджанер штерн» произошла через год, когда я уже прочно осел в Хабаровске и работал в газете «Тихоокеанский комсомолец». Специального задания от редакции побывать в Биробиджане я не получал. Просто захотелось поехать – сел в первый же поезд и, несмотря на ночь, отправился в Биробиджан.

Как было заведено у корреспондентов краевых газет, прежде чем устроиться в гостинице, я отправился в редакцию — знал, что кого-нибудь обязательно там застану. И не ошибся. Как раз в это время редактор подписывал газетные полосы к печати.

— А, это ты, полуночник! – воскликнул Казакевич, как только я перешагнул порог его кабинета. – Наверное, что-то срочное, если приехал ночью?

— Ничего срочного.

— Тогда посиди немного. Подпишу страницы, и пойдем ко мне, попьем чаю и ляжем спать.

Домой к Казакевичу мы пришли часа в три ночи и чаевничали еще полтора часа. За разговором я узнал, что сын Генаха Львовича, Эммануил, находится в Валдгейме, занимается там устройством только что прибывших людей. Казакевич рассказал, что его сын организовал молодежную бригаду, которая корчует тайгу.

— Словом, мой сын — активист, — сказал Казакевич, но тут же посетовал: — Вот только газету он начал забывать. Не можем дождаться обещанных очерков. А еще он поэт. Думаю, тебе будет интересно с ним познакомиться.

После короткой паузы Казакевич предложил:

— Давай завтра утром съездим в Валдгейм на пару часов. Уверен, что после этого ты напишешь если не стихотворение, то хотя бы заметку для «Тихоокеанского комсомольца». Ну а сейчас пора спать.

Он достал из шкафа подушку, простынь, расстелил ее на софе.

— Устраивайся, спокойной ночи!

Должен сказать, что у Казакевича был большой авторитет не только в Биробиджане. Он пользовался уважением у дальневосточных журналистов, его связывала многолетняя дружба с редактором «Тихоокеанской звезды» Шацким, с известным писателем и видным военным деятелем Эрдбергом.

Близким другом Казакевича был Александр Фадеев. На первом организационном собрании дальневосточных литераторов по предложению Фадеева Казакевич был избран в правление нашей писательской организации.

По приглашению Казакевича Фадеев побывал в Биробиджане, совершил поездку по области. Вдвоем они побывали в переселенческих колхозах, в селе Благословенном на берегу Амура, в других населенных пунктах. По признанию Фадеева, эта поездка произвела на него огромное впечатление, он много рассказывал о ней своим родным и друзьям в Москве…»

А писатель Семен Бытовой тепло рассказывал о дружбе с отцом и сыном Казакевичами, с которым, кстати, их связывало и творческое сотрудничество – в 1933 году стихотворение Эммануила Казакевича в русском переводе Семена Бытового было опубликовано в газете «Тихоокеанский комсомолец».

Через много лет Эммануил Казакевич напишет свою первую повесть на русском языке «Звезда», которая принесет автору широкую известность. До последнего дня жизни всем сердцем будет переживать за свою «Звезду» — газету «Биробиджанер штерн» ее редактор Генах Казакевич. Он гордился тем, что выпустил сотый номер «Штерна», мечтал о юбилейном тысячном номере, но слишком рано ушел из жизни.

BitovoiСемен Михайлович Бытовой – поэт, прозаик, журналист, участник Великой Отечественной войны. Родился 2 марта 1909 г. в Жлобине (Белоруссия). В 1925 г. окончил среднюю школу и уехал в Ленинград. Там одновременно работал и занимался в студии молодых писателей при журнале «Резец», на страницах которого появились первые стихи начинающего поэта. В 1929-1930 гг. работал ответственным секретарем редакции журнала «Звезда». К этому времени относится издание его первых книг стихов и очерков. С 1933 г. Бытовой жил на Дальнем Востоке. Будучи корреспондентом газет «Тихоокеанский комсомолец», затем «Тихоокеанская звезда», он побывал в разных уголках необъятного края. В газетах появлялись его материалы о строителях Комсомольска-на-Амуре, нанайских рыбаках и охотниках, о еврейских переселенцах и воинах Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. Новые впечатления легли в основу вышедших в предвоенные годы книг: «Граница», «Дальний Восток» и др.

В годы Великой Отечественной войны С. Бытовой был военным корреспондентом на Ленинградском фронте. После войны, поселившись в Ленинграде, часто бывал на Дальнем Востоке, писал книги, в которых дальневосточная тематика занимала прочное место.

В 1972 г. вышла его повесть «От снега до снега». В ней заметное место занимают воспоминания об А. Фадееве, Э. Казакевиче, П. Комарове. Продолжением этих воспоминаний стала повесть «Обратные адреса» (1976). Последняя книга Семена Бытового, вышедшая уже после его смерти в 1986 году в Ленинграде, — повесть «Долгие грозы». Это произведение, написанное в жанре путевых заметок, стало завершением трилогии, начатой книгами «От снега до снега» и «Обратные адреса».

С.М. Бытовой награжден орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени. Умер в феврале 1985 г.

«Энциклопедия Дальнего Востока»

KazakevichЭммануил Генрихович Казакевич – поэт, писатель, журналист. Родился 24 февраля 1913 года в Кременчуге Полтавской губернии. В 1930 году окончил Харьковский машиностроительный техникум и в следующем году переехал с родителями в Биробиджан. Здесь он был бригадиром, инженером, начальником участка и, наконец, начальником строительства городского Дворца культуры, затем председателем еврейского колхоза «Валдгейм» (1932), организатором еврейского молодежного театра. Некоторое время был директором Биробиджанского государственного еврейского театра (БирГОСЕТ, 1933-1934), а также председателем областного радиовещания на идише. В 1935-1938 годах Эммануил Казакевич работал в редакции газеты «Биробиджанер штерн» и был заведующим литературной частью Биробиджанского ГОСЕТа.

Публиковать стихи на идише начал в 1932 году в газете «Биробиджанер штерн». В том же году вышел первый сборник стихотворений Эммануила Казакевича «Бирэбиджанбой» («Биробиджанстрой»), за которым последовал сборник «Гройсэ вэлт» («Большой мир», 1939) и поэма «Шолэм ун Хавэ» («Шолом и Ева», 1941), а также публицистические книги «Биробиджан» (совместно с Давидом Бергельсоном, 1939) и «Дэр вэг кейн бирэбиджан» (Дорога в Биробиджан, 1940).

В середине 1930-х годов Э. Казакевич заведовал литературной частью газеты «Биробиджанер штерн». Занимался переводами театральных постановок для Биробиджанского государственного еврейского театра (БирГОСЕТ), в частности в его переводе была поставлена пьеса Карла Гуцкова «Уриэль Акоста». Автор пьесы на идише «Молоко и мёд», поставленной в БирГОСЕТе в начале 1940 года.

С 1938 года Эммануил Казакевич жил в Москве. В 1941-1945 годах служил в действующей армии: сначала — в писательской роте народного ополчения, затем прошел путь от рядового разведчика до начальника разведки дивизии и капитана – помощника начальника разведки армии.

Перу Эммануила Казакевича принадлежат многие произведения, но широкую известность ему принесла повесть «Звезда» (1947; Государственная премия, 1948), основанная на личном фронтовом опыте. В авторском переводе на идиш повесть «Звезда» была опубликована в варшавской газете «Фолксштимэ» («Глас народа»). Эммануил Казакевич переводил на идиш стихотворения А. С. Пушкина, М. Ю Лермонтова, В. В. Маяковского. В переводе Э. Казакевича на русский язык несколькими переизданиями вышла сказочная повесть К. Коллоди «Приключения Пиноккио» (первое издание — 1959).

Умер Эммануил Казакевич в Москве 22 сентября 1962 г. В 1990 году были опубликованы его дневники, записные книжки и письма («Слушая время»).

«ВикипедиЯ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *