Звук затих…

Звук затих…

Дальневосточная литература осталась без поэта Виктории Руссковой

Печальное известие пришло в тихое субботнее утро: «Она умерла во сне, никого не потревожив». Так она старалась жить всегда. У неё бывало немало в жизни проблем, у начальников к ней бывало немало претензий, но никто никогда не мог предъявить претензий к её великолепному, ясному русскому языку и не имел оснований сказать о том, что Виктория винит кого-то в своих неудачах, сложностях…

Подниматься и идти было вполне в её характере. Она не считала это проявлением особой твёрдости характера. Скорее, досадовала на себя за то, что очередной раз оступилась, была неосмотрительна. И не возвращалась туда, где прежде была счастлива, не теша себя иллюзиями. Жизнь в большом, динамичном городе настроила её принимать жизнь как есть и жить дальше. 

Ей не раз приходилось что-то доказывать. Даже то, что она — поэт. В юности почему-то многие считали, что к стихам Виктории Руссковой прилагает руку её отец, известный хабаровский писатель Владимир Руссков. Как журналист она работала и на радио, и в газетах; то простым корреспондентом, то редактором; и в дальневосточной столице, и в небольшом Биробиджане. Переезд в ЕАО она вообще воспринимала как новый этап своей жизни. С её приходом в редакцию «Биробиджанской звезды»  в газете установился небольшой, но весьма плодотворный и творческий период — своеобразная «викторианская эпоха». В это время под одной крышей оказались целых пять носителей «победного» имени, и Виктория Русскова была среди них «звёздочкой» не тусклой…

Немного странно (сейчас в том можно искать пророчества), что её отъезд из Хабаровска сопровождался всякими слухами, в том числе такого рода, которые Марк Твен в отношении себя называл «сильно преувеличенными». Виктория над ними тогда немало позабавилась… 

Она относительно недолго прожила и работала как поэт в Биробиджане, но имела свой узнаваемый голос, свою интонацию, успела попасть в местный литературный альманах и даже Антологию поэзии ЕАО. Была завсегдатаем местных литературных посиделок. В прошлом году провела свой творческий вечер в областной научной библиотеке, мечтала об издании новой книги стихов и готовилась написать предисловие к книге своего коллеги-стихотворца… Как вспоминают близко знавшие её, буквально накануне до роковой ночи Виктория Русскова была полна оптимизма и новых надежд: рассчиталась с долгами, нашла новую работу… 

Почему так произошло — не здесь и не сейчас искать ответа. Обидно, что  при последней встрече мы мало поговорили. Обидно, что никогда уже не услышать звук её новых стихов. Обидно, что не скажет она уже одобрительного о нас. Значит, слово сегодня за нами…

Коллектив «Биробиджанской звезды», литературная общественность Биробиджана

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *